ИСКАТЬ:
Главная  >  Политика   >  Территориальное устройство России


Современная Россия и призрак сепаратизма

11 октября 2007, 508

С момента денонсации 8 декабря 1991 г. Союзного Договора и распада СССР прошло 14 лет. Прогноз развала РФ оказался ошибочным. Но проблема сепаратизма остается по-прежнему актуальной.


Россия унаследовала от Советского Союза федеративное устройство, однако, в отличие от СССР, автономные республики в составе России по своему экономическому потенциалу и людским ресурсам уступали республикам союза. («Причины распада СССР»)Это позволяло российскому центру проводить более независимую от мнения лидеров автономий политику. Однако в ходе борьбы с Президентом СССР Президент России Б. Ельцин выдвинул ряд популистских лозунгов и пошел на ряд существенных уступок национальным элитам автономий. Данные шаги грозили обернуться распадом России. В результате августовских событий 1991 г. в Москве не состоялось подписание Союзного договора, намеченное на 20-21 августа. Республиканские лидеры рассчитывали заключить учредительный Федеративный договор, однако осенью 1991 г. российский центр предложил республикам соглашение о разграничении полномочий вместо договора, которое было отвергнуто в верховных советах большинства республик.
Все же подписанный 31 марта 1992 г. Федеративный договор, вопреки своему названию, не стал учредительным. Однако договор нормативно закрепил ассиметричность Российской Федерации, подразделив все ее субъекты на три неравноправные группы. Данный договор, являвшийся по-сути, присягой Б. Ельцину по стороны лидеров регионов, не был подписан представителями трех республик - Татарстана, Чечни и Ингушетии, выделившейся из ЧИ ССР и не имевшей до начала 1993 г. органов государственной власти.
Республики Татарстан, Башкортостан, Саха (Якутия) получили ряд экономических привилегий налоговых льгот, перейдя на одноканальную систему перечисления налогов в федеральный бюджет. Частично выйдя из правового пространства России, эти субъекты Федерации не пошли на открытый вооруженный конфликт с Кремлем.
Властям Татарстана в октябре 1991 г. удалось подавить попытку антироссийского, антиконституционного переворота в республике. Однако избранный на безальтернативных выборах 12 июня 1991 г. Президент Татарстана Минтимер Шаймиев инициировал проведение 21 марта 1992 г. республиканского референдума по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан. Конституционный Суд России 13 марта 1992 г. признал постановление Верховного Совета Татарстана о проведении данного референдума противоречащим Конституции РФ. Тем не менее, референдум на территории республики, в отличии от выборов в Государственную Думу и Совет Федерации РФ, был проведен.
Принятая 6 ноября 1992 г. в соответствии с его результатами Конституция Татарстана оказалась противоречащей Конституции РФ по целому ряду принципиальных вопросов. Татарстанская Конституция установила фактически конфедеративные отношения между республикой и федеральным центром. Республика провозглашалась «суверенным государством, субъектом международного права, ассоциированное с Российской Федерацией на основе договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения».
Конституционный конфликт 1991-93 гг. центра с республикой завершился 15 февраля 1994 г. подписанием договора о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий. Несмотря на нечеткое разграничение компетенции и противоречащие Конституции РФ положения, этот, по сути, «мирный» договор имел важное политическое значение для развития федеративных отношений в стране. В договоре говорилось, что «Республика Татарстан как государство объединена с Российской Федерацией Конституцией РФ, Конституцией РТ и Договором». Таким образом, был сделан первый шаг по возвращению Татарстана в политико-правовое и социально-экономическое пространство России.
Важно отметить, что становлению персоналистского режима в Татарстане, в немалой степени, способствовала политика федеральной исполнительной власти, заинтересованной в получении «нужных» Кремлю результатов федеральных избирательных кампаний.
М. Шаймиев как представитель самого многочисленного мусульманского этноса России стал неформальным лоббистом интересов республик в Совете Федерации, в ходе чеченского кризиса выступал посредником во взаимоотношениях центра и мятежной Чечни. Однако, очевидно, что такой политический статус Президент Татарстана мог занимать только при слабом и недееспособном федеральном центре.
Президент России В. Путин уже в самом начале своего правления инициировал ряд законопроектов, направленных на усиление федерального центра и укрепление единства Российской Федерации. Политические шаги нового Президента натолкнулись на сопротивление некоторых глав субъектов Российской Федерации, увидевших опасность унитаризации России. В 2000-2001 гг. федеральный центр продемонстрировал способности к подавлению очагов сепаратизма на Северном Кавказе, в том числе военной силой. Также были инициированы реформы по пересмотру основ бюджетного федерализма, в результате которых республики-доноры стали, наряду с остальными субъектами Федерации, дисциплинированными плательщиками в федеральный бюджет.
Конституции и законы республик были, в основном, приведены в соответствие с федеральным законодательством, была законодательно введена ответственность на нарушение российских законов региональными властями. Для этих целей был учрежден институт полномочных представителей Президента РФ и федеральных инспекторов, которые впервые были назначены во все субъекты Федерации. Подвергся ревизии договорный процесс, в результате чего прекратили свое действие все договоры о разграничении полномочий, кроме договоров с республиками Татарстан и Башкортостан. Договор с республикой Саха (Якутия) был приведен в соответствие с федеральным законом.
Распад бывшего СССР и стремительное падение уровня жизни миллионов бывших советских граждан наряду с формированием в этих «независимых» государствах этнократических, полуфеодальных режимов, шариатские суды в 1996-99 гг. в «Ичкерии» способствовали ослаблению оппозиционно настроенных Кремлю национальных элит республик.
Произошло слияние двух частей «партии власти»: поддержанный президентами нескольких республик с преобладающим мусульманским населением блок ОВР объединился с более унитаристским «Единством». Наконец, в результате изменения принципа формирования Совета Федерации региональные лидеры лишились прямого участия в федеральной политике.
Несмотря на успешное проведение данных реформ, одна из нерешенных проблем связана со сменяемостью глав исполнительной власти республик. Согласно федеральному закону об общих принципах организации органов государственной власти в субъектах Федерации, каждый региональный лидер может находиться у власти не более двух сроков подряд. Однако в 2001 г. Конституционный Суд РФ позволил им баллотироваться на третий и даже четвертый срок, установив отсчет первого срока не с момента фактического избрания, а с даты принятия федерального закона от 6 октября 1999 г.
Однако, несмотря на данное послабление, не все региональные лидеры смогли переизбраться на новый срок. Имевшие значительный электоральный ресурс президенты Ингушетии и Саха (Якутии) не были допущены до выборов решением федеральных судов. Главы республики Коми, президенты Адыгеи и Марий Эл проиграли выборы более сильным соперникам. Президента Татарстана и Башкортостана, где в 2001-2003 гг. прошли первые конкурентные президентские выборы, удалось одержать победу над своими конкурентами.
Новый порядок избрания глав исполнительной власти субъектов Российской Федерации, установленный в 2004 г., является, на наш взгляд, действенным политико-правовым механизмом, препятствующим региональному сепаратизму. Данный шаг фактически является признанием неэффективности сложившейся в 1991-2003 гг. республиках этноориентированной модели представительной демократии. Избирательные кампании в полиэтнических республиках показали, что конкурентная борьба в условиях неразвитости институтов гражданского общества, ангажированности судебных органов и избирательных комиссий, зависимости СМИ от региональных чиновников и олигархов дискредитируют идеи демократической передачи власти и ведут к межнациональным конфликтам.
В течение 90-х гг. федеральные суды, ЦИК РФ, Государственная Дума РФ принимали решения и постановления, направленные на демократизацию избирательного процесса, создание равных условий для всех кандидатов. Однако эти шаги были нерезультативны и, зачастую, игнорировались республиканскими властями.
Современная Российская Федерация, согласно конституционно-правовым нормам является значительно более централизованным и единым государством, чем СССР 1985-91 гг. В то же время, Российская Федерация стоит перед целым рядом новых вызовов, не имевших место в Советском Союзе.
По-прежнему нерешенными остаются экономические проблемы регионов, отсутствуют общегосударственная идеология. Преобладавший в 90-е гг. сепаратизм республик все более замещается ростом дезинтеграционных процессов в целом ряде краев и областей России.
Неэффективная тарифная политика может привести к фактическому отделению стратегически важных регионов Сибири, Дальнего Востока и Калининградской области, на которые нарастает внешнее давление сопредельных государств. В сложившейся ситуации коренное население покидает данные регионы или все больше политически ориентируется на возможное вхождение данных территорий в состав соседних государств. По-прежнему не утихает вооруженный конфликт на Северном Кавказе, в основе которого лежат не столько экономические, сколько социально-психологические причины.
После отказа от коммунистической идеологии в республиках в составе России произошла идейно-политическая мобилизация титульных этносов, характеризующаяся обращением к традиционным культуре, религиозным ценностям и историческому прошлому. Кризис системы светского образования приводит к все большему распространению протестной идеологии ваххабизма среди молодежи, что вызывает отток русского населения из республик Северного Кавказа.
Таким образом, несмотря на успешные шаги по совершенствованию политико-государственной системы России в 2000-2005 гг., федеральной власти не удалось нивелировать негативное воздействие ряда факторов, уже приведших к распаду СССР. Слабым утешением в данной ситуации может стать стремление некоторых союзных республик бывшего Советского Союза и так называемых непризнанных республик войти в состав Российской Федерации.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004