ИСКАТЬ:
Главная  >  Политика   >  Территориальное устройство России   >  Территории Российской Империи


Перевороты в СНГ и геополитические перспективы России в регионе

11 октября 2007, 315

В последние два года по периметру России произошло несколько государственных переворотов со сменой политической элиты, отношение к которым в РФ и значение которых для страны далеко не однозначно.

В начале нового тысячелетия, Россия переживает один из кульминационных моментов нового курса развития, который, выражаясь образно, может расставить многие точки над «i». Во-первых, решен принципиальный вопрос о вступлении РФ во Всемирную торговую организацию. Есть вероятность того, что уже в 2006 году страна получит членство в ВТО, а согласовательные процедуры носят характер завершающих этапов «дорожной карты». Это подразумевает многократное усиление воздействия мировой конкурентной среды на российскую экономику после вступления.
Вторым ключевым моментом, способным определить дальнейшие перспективы страны на пути ее возвращения в обойму мировых лидеров является способность государства и общества адекватно отреагировать на новейшие геополитические вызовы. Речь идет о череде относительно мирных смен политической элиты по периметру страны в 2004-05 гг. Отношение общества к данной проблеме неоднозначно. С недавнего времени принято считать, что в стране на почве описываемых событий сложился своеобразный интеллектуально-политический «мейнстрим»: в обществе появились многочисленные сторонники революционного пути развития, условно называемые «либералами» или «младолибералами», и не менее активные в создании высокоинтеллектуального дискурса сторонники суверенного развития страны и сильного государства, так же условно называемые «консерваторами». Для достижения поставленных целей (интеграция России в мировое сообщество в качестве одного из лидеров) необходимо наличие в обществе определенных ресурсов для преодоления возникших вызовов с таким расчетом, чтобы страна не оказалась на пути «ограниченного развития», который активно внедряется во многих странах мира с целью консервации существующей «центрально-периферийной» модели развития глобального общества.
Рассмотрим произошедшее в 2004-05 гг. события в свете вышеизложенных фактов. В последние два года по периметру России произошло несколько государственных переворотов со сменой политической элиты, отношение к которым в РФ и значение которых для страны далеко не однозначно. Примерно в 2002 году многие западные, в первую очередь американские, эксперты, выразили обеспокоенность усилением позиций России на территории бывшего Советского Союза наряду с появлением в политической риторике правящей элиты геополитических, «постимперских» лейтмотивов. Говорилось также о недопущении развития подобного сценария и потребности в ограничении влияния России. Результатов не пришлось ждать долго – основной удар новой волны демократизации, уже четвертой по счету, пришелся на прилегающие к границам России государства (плюс Ливан, Таиланд и Индонезия). Уникальные каждое по себе, эти события складываются в определенную схему и имеют повторяющиеся элементы, которые нетрудно заметить.
Вопрос значения событий в СНГ 2004-05 гг. для международного положения России неоднозначен. С одной стороны, выгодные моменты есть. На Украине, например, налицо примитивизация политического дискурса («кто не с нами, тот против нас» и тому подобное), что приводит к негибкости политической элиты и «шатаниям», которые резко ограничивают возможность реальной конкуренции этой страны с Россией на постсоветском пространстве в плане определения векторов развития. Фактически, страна теряет свою роль в истории, как это в свое время произошло с Мексикой после установления там «реальной демократии».
С другой стороны, процессы ненасильственного сопротивления вводятся в повседневную практику, благодаря чему устанавливается эффективное управление действиями политических элит. Возможность повторения революционного сценария смены власти накладывает значительные ограничения на маневренность политических элит подобных государств. В случае, если интересы основных организаций-идеологических консультантов новых демократических режимов будут противоречить геополитическим интересам России (а такое неудивительно), по ее периметру формируется пояс стран, идеологически заряженных на конфликт и противодействие (основной курс элиты кодируется в идеологию и мифологию и, как правило, эффективно насаждается среди местного населения при помощи СМИ). В случае, если «переворачиватся» необходимое число стран по периметру России, реализуется схема классической «удавки Анаконды» Спайкмана, когда страна «буферизуется» по периметру зонами активного сопротивления. В случае если революция евроатлантической направленности произойдет в Белоруссии, фактически единственным вариантом поставок энергоносителей в ЕС с низкими рисками становится трубопровод по дну Балтики.
Есть и другие негативные стороны в рассматриваемом явлении. Речь идет о легитимизации действующей власти. Суть вышеупомянутых переворотов в плане общественного сознания состоит в а) делегитимизации действующей политической элиты и б) легитимизации активных форм сопротивления и будущей новой власти. Делается это при помощи многоуровневых PR-технологий в течение длительного времени. На Украине можно было наблюдать в действии классическую схему делегитимизации/легитимизации, когда за 4 года удалось «раскачать» Кучму, сначала при помощи Кучмагейтов, затем при помощи кумулятивных информационных атак (поход бунтующих студентов на Киев, слаженные выступления оппозиции) и, наконец, кульминации в виде переворота. После этого в стране началась активная делегитимизации режима Путина в России. Видимо, ощущая невозможность Путингейтов в самой России (с «демократизационными» бюджетами, которые выделяются правительством США, они просто потонут в мощном цивилизационном «шуме» государства), идеологи демократических переворотов активно делегитимизируют образ действующей российской власти в зонах ее влияния, таким образом, нейтрализуя попытки отечественных структур создать позитивный имидж России за рубежом. Полная делегитимизация российской политической элиты в приграничных странах приведет к невозможности «серой» дипломатии (которая, если проводится умело, дает в современном мире весьма неплохие результаты) и идеологического маневра. Ситуация, когда вокруг страны создается «шум растревоженного улья», может привести к появлению образа России как изгоя в самой стране. Направлением выброса этой негативной энергии населения в этом случае будет политическая элита.
Как показывает опыт стран Латинской Америки и Восточной Европы, революционная демократизация общества зачастую приводит к появлению определенного «потолка» развития страны, задаваемого безоговорочно принимаемой либерально-демократической моделью развития страны. Таким образом, перед Россией стоит парадокс цивилизационного развития – достижения страной соответствия определенным нормам развития, необходимым для интеграции в мировое сообщество (без которого неосуществимы планы занятия страной лидирующих позиций в оном) на основе принципов либерально-глобалистической модели развития, и в то же время сохранение независимости в действиях, которая снимает «конечность» развития страны. Сейчас активно говорится о том, что для достижения этой цели необходима постиндустриализация страны с ускоренным прохождением стадии индустриализации [2]. То есть, конечной целью является не размещение на территории страны производств транснациональных корпораций, а развитие сверхсовременного сектора экономики, основанного в первую очередь на эксплуатации творческого и инновационного потенциала личности.
Не менее важной задачей является выработка идеологии, которая может конкурировать с демократической парадигмой без отката в сторону пройденных этапов истории человечества (имеются в виду коммунизм и империализм). Одним из основных элементов новой идеологии должен стать элемент успешности, в первую очередь экономической. Мощное экономическое развитие России в течение хотя бы десяти следующих лет продемонстрирует необязательность следования жестким требованиям, выдвигаемым глобальными демократизационными институтами. Россия наравне с Китаем станет восприниматься в качестве носителя цивилизационной альтернативы для тех, кого не устраивает навязываемая США однополярная модель мира, что станет наилучшим возможным вариантом «паблисити» российского видения мира. Следовательно, от экономического развития государства и его утверждения как страны «Большого Рывка» (такое название получили в недавних экономических трудах Китай, Индия, Россия и Бразилия благодаря очень высокому потенциалу экономического роста) зависят и ее геополитические перспективы.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004