ИСКАТЬ:
Главная  >  Культура


Легенда русского танца

11 октября 2007, 621

21 января 2006 года выдающемуся российскому хореографу, исследователю танцев, режиссеру Игорю Александровичу Моисееву исполняется 100 лет.

Балет Моисеева – превосходное зрелище. В каждом хореографическом произведении (будь-то «Русская сюита», белорусская «Бульба», «Сицилианская тарантелла», венгерский «Чардаш», балет «Ночь на Лысой горе», всего в репертуаре ансамбля танцы более 40 народностей) – особые характер, манера, язык, неповторимый национальный дух. В поисках танцевального фольклора хореограф объездил много стран. Многие танцы сочинные им давно считаются народными. Так было с белорусской «Бульбой», «Сицилианской тарантеллой», киргизским танецем «Юрта», «Молдаванеской»).
Идеальный танцовщик Игоря Моисеева «прежде всего человек, который сам пришел в искусство: никто его сюда не гнал, никто его сюда не посылал – он сам… Значит, тяготение к искусству – уже есть очень большой вклад в то, чтоб быть актером. Следующий шаг – когда желающий идет навстречу всем задачам, преодолевает все трудности и предан делу». Нынешним моисеевцам под силу все стили и жанры танца. «В полноги» здесь ничего не делают. Балетмейстер фиксирует любую неточность, без устали простреливая репетиционное пространство острым словом: «Танцуете, как по ухабам», «Заполняйте все пространство движением», «Без эмоций ничего не танцуется», «Устанете – продолжайте, появится второе дыхание», «Вертеться надо от полноты чувств, напора»… На репетициях всегда особая атмосфера: никаких окриков, раздражения, все корректно, организованно. Между тем педагоги уверены: без жесткости и суровой требовательности в творческих коллективах ничего не добьешься. «Только одна маленькая деталь: без жесткой требовательности к себе, уточняет Игорь Александрович. – В первую очередь!»
Создавая в 1937-м ансамбль, а позже – профессиональную школу-студию, он не предполагал, что придется в одиночку продвигаться в этом направлении хореографии и фактически так и остаться единственным режиссером-постановщиком и бессменным руководителем единственного в мире Театра народного танца. Могло не получиться. Иногда возникали сомнения, но все они были естественны. Как-то, отвечая на вопрос о преемнике, Игорь Александрович заметил: «Разве Пушкин думал о замене? И разве может быть другой Пушкин? Не может быть. Как не может быть другого Игоря Моисеева. Тот, кто придет после меня, будет другим. Главное, что он должен унаследовать от меня, – огромная любовь к профессии и коллективу. Вот тогда, уверен, и созданное сохранит, и свое, несомненно талантливое, привнесет». Как привнесли свой опыт, посвятили себя Театру классического балета, основанному в 1966 году (это-то при руководстве ансамблем и студией) Игорем Моисеевым, Наталья Касаткина и Владимир Василев.
Преемнику, который решится руководить Театром народного танца, придется чрезвычайно нелегко. Хотелось бы надеется на то, что им будет специалист незаурядный, смелый, обладающий необычным творческим потенциалом. Пока такого человека не нашли. Однако есть богатейшая история танца Моисеева, единственная профессиональная школа-студия Моисеева, есть великолепные артисты Моисеева, есть последователи.
Из жизни Игоря Моисеева легче составить путеводитель, чем биографию. Знаменитый хореограф и его ансамбль опередили все известные творческие коллективы планеты по количеству лет, отданных искусству, количеству и широте диапазона танцевальных произведений, числу гастролей, а значит, и по количеству аплодисментов.
Если бы все складывалось подстать значимости коллектива. Многое на этом пути слагалось вопреки консерватизму мнений, недоверию, придиркам недоброжелателей, экономическим неурядицам. Помогали привычка работать «с глубоким убеждением, что это кому-то нужно», и «любовь к профессии за то, что получает благодаря ей удовлетворение от общения с искусством, которое несет людям радость и находит живой отклик в их сердцах». На протяжении всей творческой деятельности он следовал формуле: «Для того чтобы быть счастливым, нужно быть нужным. Когда мы нужны, мы должны быть счастливы».
В период становления ансамбля одни из его танцоров приходили едва ли не с деревенской околицы, другие – с балетных подмостков. Предстояло преобразовать лихую народную выходку и сухость академизма в единую танцевальную манеру, теперь – знаменитый моисеевский стиль.
Первая программа снискала такую популярность, что даже в Кремле заметили новый коллектив и стали приглашать его на правительственные концерты для узкого круга. Не кто иной, как Сталин, первым назвал труппу «Ансамбль Моисеева» и дал указание выделить хорошее помещение для репетиций. Так появился Концертный зал имени П.И. Чайковского.
В 1943 году начала историю профессиональная школа-студия как учебная группа при ансамбле, в задачу которой входила подготовка исполнительского состава. С тех пор для учеников самым важным явлением в школе, самым поучительным и самым ярким предметом, реальным воплощением принципа самосовершенствования являлся Моисеев. Он сам по сей день ведает набором детей в школу ансамбля. Залогом жизнеспособности коллектива стала смена поколений танцоров – продолжателей творческих традиций, заложенных первыми исполнителями под руководством Игоря Александровича, убежденного в том, что «нет школы – нет и традиций, нет и преемственности».
Шли годы, менялись правительства, награды, не всегда к лучшему изменялась жизнь, но непревзойденным оставался уровень ансамбля, который быстро получил признание и не знал забвения и провалов.
На самом деле не все складывалось легко. Постановки рассматривались через лупу коммунистической идеологии чиновниками всех уровней, бывали даже случаи, когда танцы исключали из репертуара. Из-за постоянных гастролей реализация новых композиций растягивалась на десятилетия. К сожалению, таких причин, препятствующих воплощению творческих замыслов, много. Но самые ощутимые потери начались в 90-е годы.
Тогда новое руководство страны решило перестроить государственное отношение к культуре. Коллективу в сто с лишним душ отказали в содержании. Зарубежных поездок стало гораздо меньше, да и таких импресарио, зарубежные импресарио очень часто делают ставки на худшее, чтоб только дешевле платить. Моисеевцы, по меткому выражению своего хозяина, как всегда, «возят золото, а питаются колючками, и труд их имеет более чем скромную, недостойную оплату».
Много хороших танцовщиков перестали быть танцовщиками в погоне за заработком, в особенности те, у кого есть семья, дети. Им очень трудно было выжить. Необходим энтузиазм для того, чтобы просуществовать. А на энтузиазм не все способны. Поэтому, ансамбль превратился в кузницу кадров для эстрадных коллективов, как отечественных, так и зарубежных, где доходы несравненно выше. Например, популярный в мире ирландский «Ривер Данс» почти на 80 % укомплектован моисеевцами. «Увы, в наши дни преобладает чрезмерная меркантильность в отношении к делу, а все созидающее не терпит меркантильности. Представьте себе, если бы Ньютон, прежде чем открыть свой закон, начал бы прикидывать, сколько он за это «оторвет»… Мысль должна порождать мысль, а не деньги».
Игорь Александрович Моисеев удостоен званий народного артиста Бурятской, Молдавской, Киргизской ССР, РСФСР, СССР, в 2005 году – звания «Человек-Эпоха» премии «Российский национальный Олимп». Он многократный лауреат Государственной премии, Герой социалистического труда, кавалер орденов Ленина, Трудового Красного знамени, почетный член Французской академии музыки и танца, член президиума Российской академии искусств, член коллегии Государственного академического Большого театра, доктор наук Международной академии наук Сан-Марино, первый обладатель премии «Легенда века», обладатель российской независимой премии «Триумф», одной из трех премий международного фонда «За развитие культурных связей между Россией и США» (две других – у В. Клайберна и М. Ростроповича). В «наградном хранилище» балетмейстера – «Янтарный крест» за выдающиеся заслуги в области восстановления и сохранения культуры России, одна из самых престижных наград ЮНЕСКО – медаль Моцарта, высшие награды Болгарии, США, Испании, Венгрии, Монголии, Ливана, Франции, Польши, Чехословакии…
Нет пока планеты-звезды имени И.А. Моисеева. Однако у него в распоряжении сто звезд!. Обычно в любой труппе работают кордебалет и небольшая группа лучших солистов. В Театре народного танца Игоря Моисеева – и в этом его непревзойденное преимущество перед другими труппами мира – все лучшие. И этому у него есть краткое и поражающее лаконичностью объяснение: «Я всегда делал то, что могу, и буду делать до тех пор, пока смогу». Так было и так будет.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004