ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество   >  Средства массовой информации


СМИ как реальная власть

11 октября 2007, 450

Произошло событие, которое мало кто ожидал. «Звезда эстрады» Филипп Киркоров эту самую эстраду покидает. По его собственному признанию, он устал, причем сказался и знаменитый конфликт с журналисткой Р. Ароян. Но, как представляется, конфликт сыграл решающую роль. Он стал триумфом российской журналистики, которая является мощнейшей социально-политической силой

Весь мир, и Россия, в том числе, вступает в эпоху информационного общества, иначе еще именуемого постиндустриальным. Информация теперь становится ведущей силой в политике и экономике. А, следовательно, существенно повышается роль тех, кто умеет этой информацией пользоваться. В первую очередь, речь идет о журналистах, ведь журналистика является главным каналом, по которому информация доходит до потребителя.
Уже одно это дает в руки журналистам реальную власть. Они могут эффективно управлять сознанием, представляя потребителю тот образ, который ими же и создан. Обратите внимание на показательную фразу, столь любимую многими журналистами: «Мы делаем новости». «Делаем» – то есть журналист может не только находить, но и производить информацию. И подталкивать людей к той модели поведения, которая ему выгодна.
Сегодня возникает новый информационный порядок, который некоторые наблюдатели называют «медиакратией». В этом плане весьма любопытно исследование классика отечественного консерватизма И. Р. Шафаревича «Шестая монархия».
И весьма возможно, что именно журналистам будет принадлежать власть и командные высоты в обществе. Уже сегодня происходит сращивание политики и журналистики. На их стыке возникает политтехнология. Политтехнологи не обладают пока полнотой власти, но они властвуют опосредованно, делая политиков зависимыми от своих образов.
Показательно, что власть в России крайне «нервно» реагирует на попытки крупного бизнеса подмять под себя электронные СМИ. Острые конфликты Кремля с Гусинским и Березовским были, в немалой степени, обусловлены информационной политикой указанных олигархов. Стремясь к власти, они стремились подчинить себе журналистику, и власть оценила опасность их намерений по достоинству. Значит, журналистика сама представляет собой власть. И в будущем эта власть может стать первенствующей.
Пресловутый «шоу-бизнес», как особая субкультура, находится на более низком уровне. Если журналист работает с информацией, то шоумен имеет дело с эмоциями. Конечно, и там, и здесь разговор идет о производстве образов. Причем эмоциональный образ певца или клоуна несет в себе информацию, в то время как информация обозревателя или корреспондента окрашена эмоционально.
Но информация стоит выше эмоций, поэтому журналистика неизбежно доминирует. При этом она вступает в определенный конфликт с шоу-культурой, как, впрочем, и с другими субкультурами. В принципе, это довольно мягкий, во многом игровой конфликт. Шоумены нужно внимание (пусть и скандальное) прессы, а пресса не может обойти своим вниманием такой огромный сегмент общества.
Однако бывают моменты, когда конфликт обостряется. Это происходит тогда, когда кто-либо из игроков переходит установленные границы. Киркоров как раз и перешел их. Очевидно и сам не осознавая этого, он подверг сомнению доминирование журналистики в сфере производства образов. Киркоров оскорблял не журналистку, а саму журналистику.
И против него была поднята настоящая информационная буря. Причем оказался привлечен Интернет, в Сети которого журналисты организовали оф-лайновое голосование против Киркорова. Голосование – то есть получается, что «шестая монархия» создала некое подобие плебисцита – государственной процедуры.
Столкнувшись со столь мощным напором, проиграв дело об оскорблении в суде, певец счел за благо покинуть сцену. Даже если Киркоров и поменяет свое решение, то все равно уже одно его обещание уйти следует считать капитуляцией.
Какой вывод из всей этой истории? Сфера информационных технологий «показывает зубы». Далее может наступить очередь кого-нибудь из выдающихся политиков и государственных деятелей. Современность становится все более зыбкой и эфемерной. Образ все более удаляется от того, что он выражает. И посредники между выдумкой и реальностью грозят взять власть над последней. Поэтому надо быть реалистом – в хорошем смысле этого слова. Информтехнологов нельзя пускать до власти. Без них, конечно, не обойдешься, но пусть находятся на втором уровне. Так оно спокойнее.



Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004