Главная  >  Общество   >  Общественная мысль   >  Консерваторы   >  История консерватизма


Славянофилы

11 октября 2007, 143

Славянофильство – одно из течений русской общественной мысли середины 19 в., отстаивавшее идею национальной самобытности и особого исторического пути развития России.

Славянофильство – одно из течений русской общественной мысли середины 19 в., отстаивавшее идею национальной самобытности и особого исторического пути развития России. Термин Славянофилы введен их оппонентами западниками. Сами славянофилы воспринимали его как обидную кличку. «Называть нас следовало не славянофилами, а в противоположность западникам, скорее, туземниками или самобытниками; но и эти клички не полно бы нас характеризовали», - отмечал А. И. Кошелев (К о ш е л с в А. И. Записки, М.: 1091. С. 92). Члены кружка Хомякова предпочитали именовать себя «московским направлением» или «московской партией», однако термин славянофилы закрепился в исторической науке.

В отечественной исторической науке понятие славянофилы в разное время использовалось для определения явлений, имевших разные хронологические и идейные рамки. В кон. 19 — нач. 20 вв. этим термином определялся самый широкий спектр славянских симпатий. При этом славянофилами именовались не только Хомяков и его единомышленники, но и консервативные мыслители от М, Н.Каткова до Л. А. Тихомирова. Подобного понимания термина «славянофилы» придерживались как сами консерваторы кон. 19 —нач. 20 вв., так и их критики из либерального лагеря (Соловьев В. С. Национальный вопрос в России, СПб-, 1888; К и р е е в А. А. Славянофильство и национализм. Ответ г. Соловьеву. СПб., 1890). «В глазах нашей либеральной интеллигенции, от Белинского и до наших дней, — отмечал М, О. Гершензон, — славянофильство характеризуется приверженностью к православию и узким консерватизмом политическим». (Гершснзон М. О. Исторические записки (о русском обществе). М., 1910. С. 139). Наиболее широкое определение славянофильству давал Г. В. Плеханов, которой рассматривал его как одну из тенденций идейной жизни России, существовавшую в 17в. (Плеханов Г, В. История русской общественной мысли // Плеханов Г. В. Собр. соч. М.; Д., 1926. Т, 23). Точку зрения Плеханова впоследствии поддержали некоторые исследователи (Кожинов В. В. О главном в наследии славянофилов. ВЛ. 1969- № 10). Однако большая часть отечественных историков склонна рассматривать славянофильства как конкретно-историческое явление сер. 19 в. При этом границы данного явления также определяются по-разному. До нач. 1980-х гг. бытовала широкая трактовка понятия славянофильства, так, С. С. Дмитриев характеризовал почвенничество как одну из его разновидностей (СИЭ. М, 1966. Т. 9- С. 723). В современной исторической науке солидной аргументацией отличается точка зрения, в соответствии с которой славянофильства определяется как идейное течение, основанное А. С.Хомяковым, И. В.Киреевским и их ближайшими единомышленниками. Согласно этой позиции, славянофильства как целостное направление обществ, мысли просуществовало с 1839 по 1875. Выделяются 4 этапа его развития: 1-й — 1839—48 — период становления С.; 2-й — 1848—55 — период утверждения славянофильство как одного из ведущих течений русской общественной мысли; 3-й — 1855—61 — период «действенного славянофильства», активной реформаторской деятельности славянофилов; 4-й — 1861—75 — период распада славянофильского кружка и разложения самого славянофильства (Цимбаев Н. И. Славянофильство: Из истории русской общественно-политической мысли XIX века. М., 1986).

Помимо Хомякова и Ивана Киреевского в московский кружок славянофилов входили: П. Б. Киреевский, К. С.Аксаков, И. С.Аксаков, Ю. Ф. Самарин, Кошелев, Д. А. Валуев, В. А. Панов, Ф. В. Чижов, А. Н. Попов, И. Д. Беляев и др.

Большинство исследователей датирует появление славянофилов зимой 1839. Поводом к его возникновению послужило обнародование Хомяковым его рукописной статьи «О старом и новом», ставшей своего рода манифестом славянофильства. Иван Киреевский отозвался на это выступление статьей «В ответ А. С. Хомякову». Идеи, высказанные Хомяковым и Иваном Киреевским, получили определенный отклик и вскоре в Москве образовался кружок их единомышленников. К нач. 1850-х гг. славянофильство сложилось в целостную и стройную конструкцию, включавшую в себя элементы гносеологии, историософии, богословия, социальной философии, тогда же славянофилы выдвинули программу будущих преобразований России, включавшую в качестве ключевых пунктов отмену крепостного права, расширение гражданских свобод, укрепление православных начал в жизни страны.

Славянофилы считали, что Древняя Русь обладала гораздо более высоким потенциалом социального и духовного развития, нежели любое другое государство Западной Европы. По их убеждению, государство на Руси возникло не путем завоевания одних народов другими, а посредством добровольного призвания власти. Поэтому, с точки зрения славянофилов, в России не было предпосылок социальной и классовой борьбы, разрушавшей общественную жизнь Западной Европы. Государственное устройство России было основано не на юридических нормах, а на требованиях христианской нравственности. Население предпочитало общинные формы жизни, основанные на терпимости и взаимной поддержке. Дальнейшее развитии принципов, на которых строилось древнерусское общество, могло бы, по мысли славянофилов, привести к созданию принципиально нового типа государственного устройства — христианского, православного общества, основанного на началах справедливости и социальной гармонии. На практике этому помешали реформы Петра I, внесшие в русскую жизнь чуждые ей европейские элементы. В результате реформ нач. 18 в. русское дворянство оказалось оторванным от национальных корней. Оно стало смотреть на Россию глазами европейцев, утратив во многом способность понимать историю своей страны и происходившие в ней социальные и духовные изменения.

Нормальное развитие России, с точки зрения славянофилов, было возможно лишь в случае возвращения ее к исконным, самобытным началам. При этом речь не шла о восстановлении допетровских порядков, в чем неоднократно упрекали славянофилов их оппоненты западники. «Сделай одолжение, — писал Хомяков Кошелеву в своем письме «О сел. Общине», — отстрани всякую мысль о том, будто воз-вращение к старине сделалось нашею мечтою. Одно дело: советовать, чтобы корней не обрубать от дерева и чтобы залечить неосторожно сделанные надрубы, и другое дело: советовать оставить только корни и, так сказать, снова вколотить дерево в землю» (Хомяков А. С. О старом и новом. М., 1988. С. 162). Социальным идеалом славянофильства было «воцерковленное общество», т.е. воплощение в общественной жизни принципов, исповедуемых Русской православной церковью. Маленькой и несовершенной моделью подобного общества они считали крестьянскую общину. Практически все представители «московского направления» активно отстаивали ее право на существование. С точки зрения Хомякова и его единомышленников, активная пропаганда православных ценностей среди образованных слоев общества вкупе с всемерным усилением роли общины в социальной жизни России должны привести со временем к возвращению ее на путь самобытного исторического и духовного развития.

Для славянофильства характерно стремление преодолеть «безжизненный космополитизм» и «умственную апатию» российского общества. Хомяков считал необходимым воздействовать на него просвещением и воспитанием; К. С. Аксаков пытался привлечь к «русской идее» личным примером — носил мурмолку, сапоги, русскую одежду. Самарин, находясь на разных постах в государственном аппарате, старался проводить в жизнь славянофильское «правдолюбие», сообразуясь с возможностями и потребностями момента. Славянофильский кружок оказывал значительное и благотворное влияние на русское общество 1840—60-х гг. По инициативе и при участии славянофилов изданы «Сибирский сборник» (Т. 1. М,, 1845), «Московский сборник» (Т. 1, М., 1852), журналы «Москвитянин» и «Русская беседа» (1856—60), газеты «Молва» (1857), «Парус» (1859), «Москва» (1867—68), «День» и др. Члены кружка неоднократно выступали инициаторами публичных дискуссий по актуальным научным и общественно-политическим вопросам, приняли активное участие в подготовке и проведении Крестьянской реформы 1861.

Правительственные круги Российской империи относились к славянофилам с подозрением, обвиняли их в неблагонадежности. «Славянофилы смешивают приверженность свою к русской старине с такими началами, которые не могут существовать в монархическом государстве и явно недоброжелательствуют нынешнему порядку вещей», — отмечалось в одном из донесений 3-го отделения Собств. Е. И. В. канцелярии (ГАРФ. Ф.109. Оп. 24. Д. 471). Сам император Николай I в разговоре с арестованным Самариным заявил: «Ты пустил в народ опасную идею, толкуя что русские цари со времени Петра Великого действовали только по внушению и под влиянием немцев. Если эта мысль пойдет в народ, она произведет ужасные действия» (Н и к и т е н к о А. В. Дневник. Л., 1955. Т. 1. С. 329). Противодействие властей существенно затрудняло деятельность славянофильского кружка. Издания славянофилов постоянно подвергались преследованиям цензуры.

Не меньшую критику вызывало славянофильства и в либерально-эападнических кругах 1840—50-х гг. Характерен отзыв Т. Н. Грановского в письме К. Д. Кавелину от 2.10.1855: «Эти люди противны мне как гробы. Ни одной светлой мысли, ни одного благородного взгляда. Оппозиция их бесплодна, потому что основана на одном отрицании всего, что сделано у нас в полтора столетия новейшей истории». (Т. Н. Грановский и его переписка. М., 1897. Т. 2. С. 456). Не менее характерна запись, сделанная А, И.Герценом в дневнике от 6.12.1842: «вместе с ненавистью и пренебрежением к Западу, — ненависть и пренебрежение к свободе мысли, к праву, ко всем гарантиям, ко всей цивилизации. Таким образом, славянофилы само собой становятся со стороны правительства...» (Герцен А,И. Собр. соч.: В 30 т. М., 1954. Т. 2. С 240). Недоверие правительства, с одной, и либеральных кругов, с другой стороны, ставило славянофилов в особое положение в общественной жизни России сер. 19 в.

Оценки славянофильства в литературе чрезвычайно противоречивы. Представители консервативной мысли кон. 19 — нач. 20 вв. считали его краеугольным камнем русской национального самосознания, а российские либералы в большинстве негативно оценивали славянофильство из-за его монархизма и приверженности православию. Характерна точка зрения А. Н. Пыпина, который характеризовал славянофильство как стремление «возвеличить московский быт до-петровского времени и возвести его на степень нового принципа цивилизации» (Пыпин А. Н. Характеристики литературных мнений от 20-х до 50-х годов, М., 1906. С. 254—55). Часть исследователей славянофильства из либерального лагеря давала более сдержанные оценки этому течению общественной мысли: Кавелин решительно отрицал обвинения славянофильства в ретроградстве и утверждал, что «идеалы и славянофилов и западников, при всем различии, были одинаково чисты, возвышенны и безукоризненны» (Кавелин. К.Д. Собр. соч. СПб., 1899. Т, 3. С, 11б1). Противоречивую оценку давали славянофилам социалисты. Герцен и Н. Г. Чернышевский критиковали это течение, но признавали истинность многих его положений. В то же время М.А.Антонович (Антонович М.А. Московское словенство. Современник. 1862. № 1) и Д. И. Писарев крайне негативно отзывались об учении Хомякова и его единомышленников.

Сов. историография 1920—30-х гг. оценивала славянофильство исключительно негативно. Первым попытался взглянуть объективно на это течение С. С. Дмитриев, которрый аргументировано показал прогрессивность многих положений доктрины славянофилов. (Д м и т р и е в С. С. Славянофилы и славянофильство // Историк-марксист, 1941. № I).

В последнее десятилетие анализ учения Хомякова и его единомышленников стал более многоплановым, охватывая не только его социально-политические, но и религиозно-философскую составляющую. В целом в современной историографии доминирует положительная оценка славянофилов, исследователи подчеркивают позитивную роль, которую оно сыграло в развитии русской общественной мысли 19 в.

Общественная мысль России XVIII- начала XX века. Энциклопедия. Отв. ред. д. и. н., проф. В. В. Журавлев.

И. А. Воронин
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты