ИСКАТЬ:
введите ключевое слово
Главная  >  Экономика   >  Экономика России   >  Промышленность   >  История русской промышленности


Советско-германское техническое сотрудничество перед Великой Отечественной войной

11 октября 2007, 545

К 1939 году советское руководство начало понимать, что экономика страны испытывала острый недостаток в передовых технологиях и высокопроизводительном оборудовании. "...

На фоне износа основных фондов российской промышленности, энергетики, транспорта и сельского хозяйства, возникает необходимость форсированного укрепления экономики, потребность в смене поколений техники и технологии в большинстве отраслей народного хозяйства. В настоящее время возрастает значимость развития отношений такими странами, как Германия, которая обладает значительными инновационными средствами. В связи с этим, все более растущий интерес вызывает история российско-германского сотрудничества.

К 1939 году советское руководство начало понимать, что экономика страны испытывала острый недостаток в передовых технологиях и высокопроизводительном оборудовании. "...Тяжелые токарные станки, лоботокарные, продольно-строгальные, крупные зуборезные станки и расточные необходимых размеров вовсе не изготавливаются. Кругло-шлифовальные, карусельные и вальцетокарные станки изготовляются единицами. Рассчитывать на более или менее удовлетворительное отечественное снабжение этими станками тяжелой промышленности на ближайшие 2-3 года не приходится".1 Далее прямо говорилось, что "...потребность в этих видах станков может быть удовлетворена в 1939 и отчасти в 1940 году в основном за счет импорта... ибо организация и освоение производства названных выше станков в лучшем случае потребует не менее двух лет".2

В 1938 году, после "мюнхенского сговора", СССР оказался под угрозой полной политической изоляции и прямой германской агрессии. Советское правительство, придя к выводу о несоответствии экономических возможностей нашей страны потребностям современной войны, пошло на улучшение отношений с нацистским руководством. Этому способствовал номинальный отказ обоих государств от экспорта своих идеологий и прекращение пропагандистской борьбы.3 В основу улучшения советско-германских торгово-экономических отношений легли принципы терпимости во внешней политике и прагматизма в экономике. В результате стало возможно заключение известных договоров и конфиденциальных соглашений августа-сентября 1939 года.

Советский Союз намеревался использовать намечавшееся сближение с Германией, прежде всего, для удовлетворения потребностей своей экономики в высокотехнологичном оборудовании.4

В мае 1939 года германское правительство согласилось на выполнение заводом "Шкода" советских заказов (в том числе и военного назначения)5, из германской прессы исчезла антисоветская пропаганда, таким образом сложилась благоприятная обстановка для советско-германских торгово-экономических переговоров.

В Германию была отправлена специальная комиссия во главе с И.Ф. Тевосяном6 для выяснения экспортных мощностей германской промышленности и отбора качественной продукции. С 25 октября по 15 ноября 1939 года 48 высококвалифицированных специалистов комиссии побывали на крупнейших германских предприятиях: заводах, судоверфях, полигонах. Они ознакомились с производством, технологиями, оборудованием, управленческими отношениями.7

Технологии и организация производства, увиденные комиссией И.Ф. Тевосяна в Германии, удостоились высокой оценки советских инженеров. К примеру, по мнению Н.Н. Поликарпова8, высказанному им на заседании Технического совета народного комиссариата авиационной промышленности (НКАП) 27 декабря 1939 г.9, "...германское самолетостроение шагнуло весьма далеко и вышло на первое место мировой авиационной промышленности"10. Советским конструктором достаточно подробно рассматривались причины таких успехов. Анализ опыта войны в Испании позволил Германии создать определенную военную доктрину и наметить долговременную систему вооружения своих воздушных сил.11 В выступлении Н.Н. Поликарпова утверждалось, что такая определенность доктрины, разработанной на длительное время, давала возможность фирмам и конструкторам очень серьезно заниматься исследовательскими работами.12 Кроме того, было отмечено, что в авиационную промышленность Германии вкладывались огромные суммы, что привело к развитию, как производства, так и научно-экспериментальной базы.13 Особо отмечалась и система взаимодействия структур военного ведомства и производителей и разработчиков машин.14

В целом, среди причин, позволивших немецким авиаконструкторам за несколько лет добиться превосходных результатов, советскими авиаконструкторами назывались высокие инвестиции в отрасль, система управления производством, общая высокая культура производства, хорошая организация труда, отличная научно-экспериментальная база конструкторских бюро, важная роль авиационных научных центров в Геттингене и Рохлине в развитии авиационной техники.15

Большую озабоченность у советских руководителей вызвали сведения о темпах выпуска самолетов в Германии. По оценке помощника начальника НИИ ВВС И.Ф.Петрова, немецкие заводы вместе с предприятиями оккупированных Германией Чехословакии и Польши могли при необходимости выпускать 70 - 80 самолетов в день.16 Между тем, советские авиационные заводы производили 26 боевых самолетов в день. По воспоминаниям А.И. Шахурина17, "..поездки в Германию, пополнившие наше представление о немецкой авиации и авиапромышленности, привели нас к важным выводам. ...если взять все заводы, ... в Германии и ... в оккупированных ею странах или зависимых от нее, то можно считать, что гитлеровцы имеют значительно более мощную авиапромышленность, чем наша".18

Советскими специалистами закупались новейшие образцы немецкой техники. До 22 июня 1941 года немцами было поставлено 30 новейших самолетов - целый авиационный полк. Эти самолеты представляли собой типичные машины, стоящие на вооружении у "люфтваффе" и, вместе с другим "специальным оборудованием", тщательно изучалось советскими инженерами.19

Война в Европе практически разрушила мировой хозяйственный рынок, что отрицательно сказалось на внешней торговле СССР.20 Для него фактически отпали рынки Англии и Франции, а также Бельгии и Голландии, которые были включены в экономическую сферу Германии.21 Германия расширила свою сырьевую базу и получила возможность развить свою экономику за счет промышленных предприятий захваченных стран.

По мнению специалистов Конъюнктурного института НКВТ, "третий рейх" вполне мог обойтись в 1940-1941 сельскохозяйственном году без импорта пшеницы, ржи и хлопка.22 Германская экономика стала меньше испытывать потребности в советских поставках цветных металлов, железной руды, металлического лома и т.д. В то же время она стала полным монополистом в Европе по производству целого ряда товаров, что вело к повышению цен на немецкую продукцию и негативно сказывалось на торговых отношениях с СССР.23

В записке Конъюнктурного института НКВТ СССР А.И. Микояну от 27.12.1940 года отмечалось свертывание мирового экспорта станков. В это время только Швеция и Швейцария были единственными европейскими экспортными рынками станков, на которых возможности реального размещения заказов из заграницы ни в коей мере не обуславливались сколько-нибудь серьезными внеэкономическими факторами.24

На протяжении 1939-1941 годов передача немецких технологий СССР носила интенсивный характер и происходила путем передачи вещественных элементов, документации, обучения, командирования персонала и т.п. Советский Союз вел активное изучение немецких "высоких технологий" и широко использовал их для развития своей экономики и обороноспособности. Наиболее ярко это просматривается в области самолетостроения. Так, исследование достижений немецкой авиапромышленности показало, что самолеты "люфтваффе" заметно превосходят советские по эксплуатационным качествам. В отчете НИИ ВВС25 отмечалась такая характерная особенность всех немецких самолетов, как максимальное облегчение их эксплуатации в полевых условиях и удобства выполнения боевых заданий. С этой целью в конструкции самолета предусматривался ряд автоматов, облегчающих работу летчика. Второй неотъемлемой особенностью немецких самолетов было широкое внедрение стандартных образцов вооружения, спецоборудования, агрегатов винтомоторной группы, деталей самолета и материалов. Эти мероприятия приводили к значительному упрощению проектирования опытных самолетов, их эксплуатации, снабжения запчастями и обучения летно-технического состава ВВС. Все немецкие самолеты резко отличались от советских своими большими запасами устойчивости. Это также значительно повышало безопасность полета, живучесть самолета и упрощало технику его пилотирования и освоения строевыми летчиками низкой квалификации.26

На основе исследований немецкой авиатехники, проведенных в НИИ ВВС и других научно-исследовательских организациях, в 1940 г. были предприняты шаги по внедрению некоторых немецких технических решений в советскую авиапромышленность.27

Испытание немецкой авиационной техники и изучение опыта ее применения в войне не только заставило внести конструктивные изменения, но и повлияло на судьбу некоторых советских самолетов. Так, самолет "100" (Пе-2), создававшийся как истребитель-перехватчик, в мае 1940 г. было решено переделать в пикирующий фронтовой бомбардировщик.28

Весной 1940 г. был создан Летно-исследовательский институт, оснащенный новейшим оборудованием, в том числе и немецким. Были приняты меры по усилению научной и экспериментальной базы в конструкторских бюро.29

С точки зрения изучения достижений авиационной промышленности СССР в 1939-1941гг., интересен отчет о посещении заводов НКАП СССР германской комиссией за время с 29 марта по 16 апреля 1941 года.30 Комиссии, состоящей из специалистов в области самолетостроения, моторостроения, вооружения самолетов, приборостроения и летного дела были показаны ЦАГИ и заводы, производящие истребители МИГ, пикирующие бомбардировщики Пе-2, авиамоторы АМ35, М25, М105, подшипники, алюминиевые листы. По признанию членов комиссии, "...Мы не ожидали того, что увидели. По имевшимся в Германии сведениям, ожидали увидеть значительно худшее, против того, что увидели...технологический процесс налажен хорошо. Рабочие работают очень интенсивно".31 Большое впечатление на немцев, в частности, произвели самолеты МИГ и Пе-2, организация производства, качество литья, большая аэродинамическая труба ЦАГИ, размеры подшипникового завода и пр. По высказыванию члена комиссии инженер-полковника Швенке, "...СССР технически прогрессирует и имеет сырье".32

По воспоминаниям наркома авиационной промышленности А.И. Шахурина, деятельность НКВТ помогла "...оснастить уникальным оборудованием, которое в нашей стране не производилось, наши заводы, что сыграло свою роль в налаживании массового производства новой авиационной техники"33.

Подобное стремление использовать германские высокие технологии было характерно и для других областей советской промышленности. Немецкие разработки применялись в области производства вооружений и боеприпасов, машиностроении и оптики, химии и металлургии.

Советскими специалистами заказывались десятки и даже сотни самых современных станков.34 По материалам советских архивов,35 а также по данным, предоставленным немецкими компаниями, имевшими торгово-экономические сношения с Советским Союзом в 1939-1941 гг.36, автором был проведен комплексный анализ технических характеристик германского оборудования, поставляемого в СССР. Это позволило сделать вывод, что оборудование, поставляемое Германией в Советский Союз, как правило, отличалось высокой производительностью при максимальном упрощении обслуживания. СССР получал необходимые ему специализированные станки, автоматические, многорезцовые, с инструментом из твердых сплавов, с рациональными приспособлениями и т.д.

Применение многорезцовых и многошпиндельных станков резко увеличивало производительность предприятий, т.к. одновременная работа нескольких инструментов позволяет при одной установке изделия выполнять параллельно различные операции, вместо последовательного выполнения их на различных станках.37

Токарная обработка крупных валов, тяжелых орудийных стволов и т.п. обычно требовала длительного времени при необходимости высокой квалификации токаря. Многорезцовые станки в несколько раз сокращали рабочее время на подобных операциях.38

В сверловочных операциях крупную экономию рабочего времени давали многошпиндельные станки, просверливающие одновременно несколько отверстий различного диаметра и в разных направлениях.39

По данным немецкой статистики, в 1940-1941 годах Германия поставила СССР 6 430 металлорежущих станков на 85,4 миллиона германских марок40, а в 1939 году общее число импортированных Советским Союзом из всех стран станков составило 3458 штук.41 Если учитывать, что в 1940 году СССР произвел 58,4 тыс. штук металлорежущих станков42, а также, что подавляющее большинство видов поставленных станков в СССР не производилось43, то значение поставок из Германии будет совершенно ясно.44

Использование режущего инструмента из твердых сплавов, патентами на которые обладали в основном германские фирмы, также способствовало повышению производительности станков. Твердые сплавы не только допускают большое увеличение скорости резания металлов, но и требуют менее частой переточки инструмента, уменьшая тем самым простои станка и повышая точность обработки. Благодаря этим сплавам стала возможной обработка резанием таких материалов, как марганцевая сталь, закаленный чугун, стекло, фарфор и др. Твердые сплавы позволяли увеличить скорость резания по сравнению с быстрорежущей сталью по чугуну - в 3-4 раза, по цветным металлам - в десятки раз.45 До 1940 года в СССР Комбинатом твердых сплавов Главредмета производились вольфрамовые и титановольфрамовые сплавы для обработки чугуна и стали. Эти сплавы значительно уступали немецким сплавам видиа (widia). При металлообработке приходилось работать при скоростях резания примерно в два раза меньших, чем со сплавом видиа. Это не давало возможности полностью использовать мощность парка станков и добиться его полной производительности.46

Значение спецсплавов для развития экономики хорошо представляли себе и германская, и советская стороны. Так, решение о продаже Советскому Союзу крупповских патентов на изготовление видиа и титанита47 принималось непосредственно германским правительством, о чем было сообщено лично И.В. Сталину.48

Закупаемые в Германии высокотехнологичные изделия подвергались жесткой экспертизе советскими специалистами. Например, уникальная продукция концерна Карла Цейса - большие дальномеры и перископы, перед приемкой проходила обязательное тестирование на "дождь", "жару" и "холод", всего по 14 пунктам.49 Кроме того, советские инженеры совмещали обязанности приемщиков изготовленной по советским заказам продукции с практическим изучением технологических процессов на немецких заводах.50

Иностранные отделы и сектора промышленных и оборонных наркоматов тщательно отслеживали использование на предприятиях прибывшего импортного оборудования. Руководством наркоматов накладывались строгие взыскания за задержку монтажа импортного оборудования. На технику же, которая не могла быть использована в ближайшее время, составлялись подробные спецификации с указанием предполагаемого срока монтажа для возможной передачи другим организациям.51 За короткий промежуток времени с 1 июня по 1 октября 1941 года в только наркомате черной металлургии было сдано в эксплуатацию 117 высокопроизводительных импортных станков немецкого производства.52

"Высокие технологии", предоставляемые Германией Советскому Союзу в предвоенный период, являлись по своей сути специфическим товаром. Из "третьего рейха" СССР получил разработанные на основе передовых достижений науки и техники совокупности средств, процессов, операций, методов, с помощью которых входящие в производство элементы преобразуются в выходящие - современнейшие машины, механизмы и инструменты, навыки и знания. На условиях лицензионных соглашений (а иногда и без таковых) наша страна получила возможность использования изобретений и соответствующей технической документации. Советский Союз получил своевременную техническую помощь и инжиниринговые услуги. Ему поставлялись машины и различное промышленное оборудование. Управленческий состав советской экономики смог познакомиться с менеджментом и особенностями хозяйства Германии. Благодаря этому фактору СССР экономил огромные, не подлежащие подсчету средства, на разработку аналогов этих высоких технологий собственными силами. Эти средства представляли собой: время, необходимое для решения поставленных задач, которые уже были решены в Германии; материальные ресурсы, затрачиваемые на содержание научно-технических комплексов, решающих поставленные задачи; интеллектуальный, научно-технический потенциал, людские ресурсы, отвлекаемые на решение проблем, уже решенных в Германии. В результате применения высоких технологий, импортированных из Германии, резко увеличивалась производительность персонала, увеличивался удельный вес продукции на единицу рабочей площади цеха и, следовательно, освобождалось значительное количество людских и временных ресурсов. Например, в советской авиационной промышленности (за счет расширения, интенсификации производства и применения высоких технологий) производительность возросла с 20 устаревших по тактико-техническим характеристикам машин в сутки в 1939-40 годах до 60 боевых самолетов новых конструкций в сутки в июле 1941 года.53 Использование германских научно-технических разработок, а также производственно-технологических процессов в качестве производительного капитала позволило СССР выпускать продукцию, обладавшую повышенной конкурентоспособностью и уникальными тактико-техническими характеристиками, экономя значительные средства за счет меньших издержек производства на единицу готовой продукции.

В это время удалось значительно увеличить количество и мощность промышленных предприятий, провести реорганизацию управления экономикой, расширить производство, увеличить объем стратегических запасов, укрепить вооруженные силы.54

Таким образом, можно утверждать, что поставки, осуществленные Германией в СССР в 1939-1941 гг. носили не только информационный и инвестиционный, но и инновационный характер, в значительной мере обеспечивая смену поколений техники и технологии в ряде отраслей промышленности Советского Союза.

Экономическое сотрудничество СССР и Германии даже в "предвоенный период" позитивно влияло на развитие промышленности, науки и обороны Советского Союза. Современные отношения России и Германии предоставляют широкие возможности для его продолжения на новом уровне. Начавшийся процесс укрепления экономики нашей страны открывает хорошие перспективы как для совместной деятельности в области науки и техники, так и для привлечения в качестве инвестиций германских научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок, а, кроме того, - капиталов. Использование высоких технологий и управленческого опыта Германии для ускоренного развития советской экономики в начале 1940-х годов является ярким свидетельством необходимости регулярного обновления материально-технической базы современного российского хозяйства. А также - расширения ведения и финансирования фундаментальных и практических научных исследований, а также опытно-конструкторских разработок.

Российский государственный архив экономики (далее: РГАЭ), ф. 7297, оп. 78, д. 122, л. 17.
РГАЭ, ф. 7297, оп. 78, д. 122, л. 18.
См. АВП РФ, ф.059, оп.1, п.294, д.2036, л.162-165
Архив Президента РФ (далее: АП РФ, ф. 45, оп.1, д. 665, л. 137.
Благодаря этому, СССР смог получить не только уникальное оборудование и вооружение, но и познакомиться с новейшими технологиями производства вооружений и боеприпасов. - В.Ж. См., к примеру, отчеты инженеров Фальковича и Беркина. /РГАЭ, ф. 7516, оп. 2, д. 142 и 145.
И.Д. Тевосян в то время - нарком черной металлургии. - В.Ж.
См. Боголюбов С.А. //И.Ф. Тевосян в воспоминаниях ветеранов судостроительной промышленности. /Сост. Афанасьев С.И./ С.-Пб., 1991, стр. 18-19; а также Яковлев А.С. Цель жизни: Записки авиаконструктора. 5 изд. М., 1987, стр. 145-150.
Известный советский авиаконструктор. - В.Ж.
См.: РГАЭ, ф. 8044, оп.1, д. 6917, л. 3-45.
РГАЭ, ф. 8044, оп.1, д. 6917, л. 3.
См. РГАЭ, ф. 8044, оп.1, д. 6917, л. 7.
РГАЭ, ф. 8044, оп.1, д. 6917, л. 8.
Подробнее см.: РГАЭ, ф. 8044, оп.1, д. 6917, л. 3-45.
РГАЭ, ф. 8044, оп.1, д. 6917, л. 6.
Подробнее см.: РГАЭ, ф. 8044, оп.1, д. 6917, л. 3-53.
Петров И.Ф. Авиация и вся жизнь. М., 1992, стр. 50.
В то время А.И. Шахурин - нарком авиационной промышленности. - В.Ж.
Шахурин А.И. Крылья победы. М., 1983, стр. 77.
РГВА, ф. 33987, оп. 3, д. 1243, л. 54-90, 188-189.
См. Материалы о состоянии внешней торговли зарубежных стран и торгово-экономических отношениях с этими странами. /РГАЭ, ф. 413, оп. 13, д. 2773, л. 1-246.
См. Материалы о торгово-экономических отношениях с Англией и Германией в январе-октябре 1940 г. /РГАЭ, ф. 413, оп. 13, д. 2778, л. 1-95.
См. РГАЭ, ф. 413, оп. 13, д. 2783, л. 11-97.
РГАЭ, ф. 413, оп. 13, д. 2784, л.10.
См. РГАЭ, ф. 413, оп. 13, д. 2784, л.12-13.
См.: РГВА, ф. 24708, оп. 9, д. 588, л. 5-8
См.: РГВА, ф. 24708, оп. 9, д. 588, л. 6-8.
См.: РГВА, ф. 4, оп. 14, д. 2634, л. 12-25.
См.: Соболев Д.А. Немецкий след в истории советской авиации. М., 1996, стр.51-53.
См.: Соболев Д.А. Немецкий след в истории советской авиации. М., 1996, стр.53.
См.: РГАЭ, ф. 8044, оп. 1., д. 666, л. 71-87.
РГАЭ, ф. 8044, оп. 1., д. 666, л. 77.
РГАЭ, ф. 8044, оп. 1., д. 666, л. 85.
Шахурин А.И. Крылья победы. М., 1983.
РГАЭ, ф. 7516, оп. 2, д. 139, л. 136.
См., к примеру: РГАЭ, ф. 8875, оп. 45, д. 90-97; РГАЭ, ф. 8115, оп. 5, д. 84; РГАЭ, ф. 8225, оп.1, д. 5234-5236 и 5247-5249; а также РГАЭ, ф. 7516, оп. 2, д. 139.
Автор вел переписку с официальными лицами следующих компаний: Robert Bosch GmbH (обладатель марки "Юнкерс"), OOO Siemens Moskau (московское представительство), ThyssenKrupp AG, Rheinmetall AG, BMW AG; MAN AG.
См.: Machinery. 1943, July, N4, цит. по: Вишнев С. Промышленность капиталистических стран во второй мировой войне. М.-Л., 1947, стр. 152.
См.: Army Ordnance. 1943, September-October, p. 457, цит. по: Вишнев С. Промышленность капиталистических стран во второй мировой войне. М.-Л., 1947, стр. 152.
См.: Metals and Alloys. 1942, January, p. 70-71, цит. по: Вишнев С. Промышленность капиталистических стран во второй мировой войне. М.-Л., 1947, стр. 152.
Schwendemann H. Die virtschaftliche Zusammenarbeit zwischen den Deutscen Reich und der Sowjetunion von 1938 bis 1941.- Berlin, 1993, s. 381.
Внешняя торговля СССР. Статистический справочник. М., 1941, стр.368.
Значительно уступавших по качеству и инновационной значимости германским. - В.Ж.
См.: РГАЭ, ф. 7297, оп. 78, д. 122, л. 17.
См. Народное хозяйство СССР за 70 лет. М., 1987, стр. 5-6.
См.: Вишнев С. Промышленность капиталистических стран во второй мировой войне. М.-Л., 1947, стр. 153-154.
См. РГАЭ, ф. 7516, оп. 2, д. 140, л. 12.
По заявлению фирмы Krupp, состав сплавов видиа и титанита аналогичен. Фирма Deutsche Edelstahlwerke, выпускавшая сплав титанит, изготовляла видиа под другим названием. - В.Ж. См. РГАЭ, ф. 7516, оп. 2, д. 140, л. 65.
См. ДВП т. XXIII, кн.1, стр. 58, факт жесткого государственного контроля над крупповскими технологиями подтвержден в личной переписке диссертанта с официальным представителем Historisches Archiv Krupp. Письмо Dr. Kohne-Lindenlaub В.А. Журавлю от 9 октября 2000 г.
BACZ, Bestands-Nr.: 9074.// Из материалов, предоставленных Carl Zeiss Jena Gmbh Archiv.
См.: Технический отчет о заграничной командировке в Германии инженера Серова М.И. /РГАЭ, ф. 8875, оп. 45, д. 80а, л. 1-15.
См. РГАЭ, ф. 8875, оп. 45, д. 99, л. 46.
Подсчитано автором по РГАЭ, ф. 8875, оп. 45, д. 92, л. 14-15.
Шахурин А.И. Крылья победы. М., 1983, стр. 91.
См. РККА накануне войны. Новые документы//Советские архивы. 1991 N4, стр. 54-61

http://history.machaon.ru/all/number_18/analiti4/zhuravel/index.html



Смотрите также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004