ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество   >  Социальные группы


Социальная защищенность и государственная безопасность

11 октября 2007, 534

Российская власть взяла курс на укрепление государства. При этом она поставила на первое место укрепление административных, управленческих механизмов. Предполагается, что целостность и безопасность государства немыслимы без сильной исполнительной вертикали, которую венчает авторитарный центр. Это, безусловно, правильно. Но сильное государство немыслимо и без эффективных механизмов социальной защиты

     Властям необходимо быстро, в кратчайшие сроки, покончить с либерализмом. И не только в политике, но и в социально-экономической сфере. Немыслимо продолжать прежний, монетаристский курс министров-либералов (Грефа и т. д.). Сегодня, после Бесланской трагедии, особенно ясно видишь – куда завела страну политика демократических реформ.
     Особенно опасны сегодня либеральные замыслы по реформе ЖКХ и отмене социальных льгот. Они грозят разорением огромного количества людей. А разорение может, наконец, вырасти в социальный протест. Наш народ долго терпел, проявляя чудеса выдержки и живо памятуя о том, чем завершаются все эти протесты. Но, господа, любому терпению приходит конец! А, самое главное, протест может быть инициирован усилиями подрывных, либеральных сил.
     Надо сказать, что серьезные социальные волнения не могут вспыхнуть стихийно. Нужна некая политическая сила, способная поднять и организовать большие массы народа. Так, волнения 1905 года были спровоцированы революционным движением, которое работало в одной упряжке со знаменитым Гапоном.
     Примерно по той же схеме разворачивалось забастовочное движение шахтеров в период перестройки. Тогда шахтеры попали под опеку разнообразных демократических тенденций.
     В период 90-х годов в стране не было ни одной влиятельной политической силы, которая хотела бы развернуть маховик социального протеста в своих целях. Правительству протесты не были нужны по вполне понятной причине – какое же правительство захочет, чтобы против него бунтовали? КПРФ боялась поднимать «массы трудящихся» в силу своего врожденного бюрократического конформизма. А либералы не видели смысла протестовать – власти последовательно поддерживали олигархов, заботливо подкладывая им на тарелку самые сочные и пышные кусочки от общероссийского пирога.
     Но вот сейчас обстановка изменилась коренным образом. Президент Путин стал нешуточно теснить олигархов, являющихся спонсорами либерального движения. При этом он заявил о начале административной реформы, которая призвана подчинить губернаторов Центру, а, следовательно, вывести их из под влияния олигархических кланов. К тому же курс на централизацию вызвал бурное недовольство некоторых кругов на Западе, который всегда был некоей «Меккой» для наших либералов.
     Вот теперь либералам есть полный резон поднимать массы «на борьбу».
     Делать они это, будут, конечно опираясь на «правильное» левое движение. То есть на НБП, троцкистов, леваков в КПРФ (таких, как Илья Пономарев и Ко). В свое время кадеты уже подзадоривали эсеровских террористов, почему бы ни повторить все на новом уровне? Причем в левое движение могут быть вброшены наиболее мобильные и радикальные либералы. Такие, как молодежные яблочники, чей лидер И. Яшин давно уже окучивает левых «протестантов», щеголяя в майке с Че Геваррой.
     Наконец, к операции «Социальный протест» постараются подключить и саму КПРФ. Пора же ей, в самом деле, заняться борьбой за интересы трудящихся. Лидер КПРФ Зюганов явно не желает ввязываться в серьезную драку, но слишком уж сильно его партия посотрудничала с олигархами. Теперь могут заставить и «отрабатывать».
      Последствия «социального взрыва» будут ужасающими. Мы еще в 1905 или в 1917 годах могли позволить себе разные бунты и революции. И то кровью умылись, как говорится, по полной. Теперь же, в условиях техногенной цивилизации любой социальный взрыв может завершиться взрывом ядерным. И не одним.
     В любом случае, вероятность социального мятежа будет тем вероятней, чем больше правительство станет хвататься за свои либеральные проекты. А не пора ли понять, что именно от уровня материальной жизни граждан напрямую зависит судьба государственной безопасности?
     Сомнительно, чтобы наверху всерьез хотели бы разорения народа. Просто действуют старые монетаристские штампы. Дескать, надо наладить рыночный механизм, который и обогатит большинство. Вот пусть оно и наслаждается теми благами, которые дают высокие зарплаты.
     Спору нет, высокие зарплаты никому не помешают. Более того, они помогут поднять экономику. Чем больше денег у людей, тем выше покупательная способность. А чем выше покупательная способность, тем больший дается стимул для производства товаров.
     Но зарплата должна расти не по чайной ложке в день. И даже не по столовой ложке. Надо повышать ее намного и сразу. Тогда экономика получит действительно могучий импульс для развития. Но сделать это «намного» и «сразу» может только государство – в своем секторе. Никакой рынок здесь не сработает как надо. Рынок – это гибкий, но очень хаотический механизм, а нам нужен спланированный мощный рывок к благосостоянию и эффективности.
     Но где взять денежки? Есть много источников доходов. Можно и бюрократию подсократить – причем реально подсократить. Но можно и олигархов попросить поделиться. Не заставить, а именно попросить. Настоятельно, так, чтобы им трудно было отказаться. В свое время Рузвельт так попросил воротил американского бизнеса и они, подумав, согласились.
     Но не зарплатой единой жив русский человек. Для него очень важное значение имеют льготы. Во многом эта значимость имеет психологический характер. Многим важны не только деньги, но и сама возможность что-то получить бесплатно. Такая уж особенность нашего, извините за выражение, менталитета.
     Одним словом, государству нужно усилить свою социальную функцию, которая довольно четко прописана в конституции. Пока еще положение дел не так тревожно, как это стремятся показать левые агитаторы. Наблюдается даже некоторая положительная тенденция. Так, численность бедного населения (т. е. населения с доходами ниже прожиточного уровня) снизилась в 2000-2004 годах с 53,5 миллионов человек до 30,7 миллионов. Безработица только в нынешнем году сократилась с 6,28 миллионов до 5,17 миллионов человек. В известном плане это вынуждены признать и сами оппозиционеры. Сразу после выборов в «Завтра» было и такое объяснение проигрыша КПРФ: «Но за высоким результатом «Единой России» существует и определенная реальность. В стране за последние 4-5 лет сформировался реальный средний класс, в крупных городах он составляет до 25-30%. Это люди, которые считают, что жить в нынешних условиях можно, оценивают свой уровень жизни как удовлетворительный, видят определенные перспективы для себя. Именно они и являются оплотом нынешнего режима. Этот слой самый активный, он реально обеспечивает экономическую жизнь страны. Поэтому называть данный режим «антинародным», как мы привыкли в 90-е годы, уже нельзя. Любая политическая сила, рассчитывающая на успех, должна предложить этому среднему классу что-нибудь реальное. Прежняя концепция народно-патриотического блока сталкивается с совершенно новой границей между народом и властью, пролегающей именно по «среднему классу». И падение рейтинга КПРФ — результат не только внешнего давления, но и серьезного внутреннего кризиса. К сожалению, действуя по старой парадигме 90-х годов, когда КПРФ реально была ядром сохранения национальной идентичности против космополитичных «реформаторов», серьезных успехов уже не добиться».
     Действительно, некоторое улучшение, сопровождающееся созданием среднего класса, налицо. Но оно может смениться ухудшением – в том случае, если правительство все же реализует опаснейшие задумки своего «экономического блока», погрязшего в либерализме.
     
     
     
     
     

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004