ИСКАТЬ:
Главная  >  Политика   >  Российская власть


Дайте мне точку опоры...

11 октября 2007, 374

Задумав провести масштабную политическую реформу, включающую в себя централизацию государства и введение традиционного для России единоправия, президент Владимир Путин неожиданно для себя столкнулся с проблемой. Оказывается, несмотря на высокий рейтинг, который есть у президента, активной социальной опоры, у него нет. Создать класс новых служивых государственных мужей - самый острый вопрос момента.
Задумав провести масштабную политическую реформу, включающую в себя централизацию государства и введение традиционного для России единоправия, президент Владимир Путин неожиданно для себя столкнулся с проблемой. Оказывается, несмотря на высокий рейтинг, который есть у президента, активной социальной опоры, у него нет.
     То есть по важнейшим вопросам жизни государства, раз, например, в два-три года, В. Путин может обращаться к народу и, скорее всего, получит от него карт-бланш. Но на повседневную жизнь, в черновой незаметной работе президенту В. Путину опереться не на кого.
     У В. Путина есть класс профессиональных бюрократов, которые сидят в номенклатурной обойме, отращивают животы, другие части своего нездорового организма, и никогда ни при каких обстоятельствах не хотят «гореть» на работе. Бюрократы – ленивые и неинициативные существа. Поэтому модернизация, задуманная В. Путиным, будет идти через пень-колоду, а удвоение ВВП, поставленное как одна из основных задач, вообще представляется делом мало выполнимым.
     Элита имеет дурное свойство вырождаться. Это подметил еще в позапрошлом веке известный итальянский социолог Вильфредо Парето, описавший цикличность развития группировок управленцев. Элита сначала хороша, она пассионарна, она ведет общество и эффективно решает насущные вопросы. Позже пассионарность уходит, власть перестает быть служением, а становится привилегией, эффективность падает. В. Парето, человек сформировавшийся на гнилом Западе, считал, что после этого сама по себе формируется контрэлита, которая свергает старую, занимает ее место и снова начинает эффективно управлять.
     Однако, хотя закон цикличности действует и в России, ждать, когда контрэлита сформируется сама – долго. Да и естественная смена группировок непременно будет сопровождаться катаклизмами, кровью и, возможно, развалом страны. Новая элита, образовавшаяся естественным путем, вполне может оказаться дурного качества, - хапуги, аморальные типы и т.п. - такие пассионарии нам не нужны.
     В России новые правящие классы формируются искусственным путем по воле первого лица государства.
     С трудностями, с которыми столкнулся сегодня В. Путин, уже сталкивались многие правители в Земле Русской до него. Иван Грозный выродившееся боярство выжигал каленым железом, раздавая высвободившиеся места служилым людям. При Петре этот процесс был завершен, и страна совершила технологический скачок вперед.
     Дворянство, новый пассионарный слой, опора государя обеспечило расцвет государства и культуры в XVIII-XIX веках, после чего постепенно стало вырождаться. «Милый мой вишневый сад!» только и могли плакать дворяне потом. Революция 1917 года смела неэффективных выродившихся управленцев. Сталин периодически чистил элиту, при нем застоя кадров не было. Коммунисты-управленцы показали нам чудеса индустриализации, когда страна в десять лет пробежала путь, который другие страны проходят за пятьдесят. Мы выиграли войну и полетели в космос. Потом управленцы снова выродись, превратившись в брежневских в бюрократов. Они не смогли стать опорой строю, потеряли страну. Но не себя.
     Буржуазная революция 1991 года обновление элиты не произвела. Людей, поднявшихся в новой жизни с нуля, сегодня в правящем слое катастрофически мало, в основном у власти остались брежневские комсомольцы. Пить водку, мыться в банях, ездить с мигалкой – их настрой, ни о каком жертвенном служении государству речи не идет.
     В. Путин, если он хочет реально обеспечить коренную модернизацию жизни страны, в первую очередь должен поменять «элиту». В кавычках это слово стоит здесь потому, что сегодняшние толстомясые медведи из «Единой России», губернаторы, бюрократы и чиновники-коррупционеры всех мастей элитой не являются. Они – уродливая карикатура на элиту, выродившаяся инертная масса.
     От тяжелых на подъем бюрократов была всего одна польза – они саботировали и провалили вредные либеральные реформы Гайдара-Чубайса-Грефа. Но они также провалят модернизацию общества на принципах державности, которую необходимо сегодня провести.
     Наши политические противники имеют питомники, в которых они растят свои новые кадры. Существует подмосковный «Международный Университет» Гавриила Попова, «Российский Государственный Гуманитарный университет» Афанасьева-Невзлина… Владимир Путин, когда громил ЮКОС, немного попортил крови либеральным университетам, школам и детским приютам, но не добил их до конца.
     Свою же социальную опору, «новых дворян», В. Путин пока не формирует.
     В четверг 23 сентября в «Независимой газете» интервьюер спрашивает М. Леонтьева, журналиста приближенного к Кремлю: «…Уже второй срок правит Владимир Путин. Что же он не сформировал за это время элиту?»
     Очевидно, надеялся на итальянское авось социолога Парето, - мол, сама сформируется на периферии.
      Сама там может сформироваться только нигилистическая национал-большевистская группировка пассионариев-разрушителей.
     Чтобы создать социальный слой служивых людей, государственников, которые будут эффективно управлять казенными заводами, творчески вести государственную пропаганду, честно служить в органах, не брать взятки от террористов на блок-постах и в аэропортах – необходимо вести целенаправленную работу. Нужно открывать специализированные учебные заведения, где с младых ногтей будут учить будущих управленцев не только приемам эффективной работы, но и прививать им морально-нравственные нормы. Нужно искать успешных предпринимателей в сфере малого и среднего бизнеса, просто активных людей и делать им предложения перейти на государственную службу. Понятно, что предложения должны быть достойными, не 5000 рублей в месяц, как сегодня платят госслужащим.
     Понятно также, что нельзя вливать в старые мехи новое вино – новые управленцы не должны контактировать со старой бюрократией, она их заразит и развратит. Необходимо сначала создать госорганы (подразделения ) с дублирующими бюрократов функциями, потом постепенно перенести тяжесть управления на новые структуры, расформировав старые. Это касается и судов, и милиции, и правительственных газет.
     До сегодняшнего момента политические события в братской Белоруссии развивались с некоторым опережением относительно российских. Батька Лукашенко первым начал бороться с либеральными журналистами, потом Владимир Путин стал воевать с НТВ. Александр Лукашенко первым закрыл либеральные колледжи на своей территории, где противник выращивал свою новую элиту. Сейчас Россия в политическом плане практически догнала Белоруссию – реформы о введении единоправия были объявлены всего с разницей в одну неделю. Формирование нового социального слоя, на который будут опираться Путин и Лукашенко – актуальная задача текущего политического периода.
     Не более 5% старых управленцев смогут перейти в новый класс и успешно работать в новых условиях – честные и ответственные люди есть в старой элите. Пример писателя графа А. Толстого, прекрасно вписавшегося в сталинские реалии, у нас перед глазами. Но большинство старых коррумпированных себялюбивых чиновников должны быть изгнаны с госслужбы и перейти на самопрокорм в частный сектор. Смена социального слоя-опоры – процесс, который может занять 20 лет. Александр Лукашенко в Белоруссии уже сделал заявку на такое долгое правление, логика исторического процесса принудит и президента В. Путина повторить этот шаг, если он хочет модернизировать жизнь в стране, ликвидировать коррупцию, неэффективность и технологического отставание России от стран Запада и Востока.
     

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004