Главная  >  Культура   >  Традиционная культура   >  Древняя Русь. Быт и культура   >  Домашняя утварь


Поливная керамика

11 октября 2007, 214

Заметной отраслью древнерусского городского гончарства было изготовление поливной посуды. Образцы ее находят обычно при раскопках городов, ее почти нет в сельских поселениях и совсем мало в составе курганных инвен-тарей. Поливная керамика древнерусского производства конца X - XI в.

Заметной отраслью древнерусского городского гончарства было изготовление поливной посуды. Образцы ее находят обычно при раскопках городов, ее почти нет в сельских поселениях и совсем мало в составе курганных инвен-тарей. Поливная керамика древнерусского производства конца X - XI в. сосредоточена преимущественно в южнорусских городах - Киеве, Чернигове, Вышгороде. Любече, т.е. в древнейших центрах древнерусского государства. Известно, что поливные облицовочные плитки использовали в убранстве Десятинной церкви в Киеве (991-996). Очевидно, среди «мастеров от грек», привлеченных Владимиром Святославичем для строительства храма, были мастера, делавшие эти плитки. Петрографические исследования показали, что плитки из Десятинной церкви и Софии Киевской изготовляли из одинаковой по составу глины, а спектральный анализ поливы убеждает в том, что она сварена по одному рецепту. Это значит, что поливные плитки X в. Десятинной церкви и XI в. из Софии Киевской - результат непрерывной работы керамических мастерских, знакомых с техникой глазурования. Действительно, строительство первых русских храмов было школой различных ремесел (Рыбаков Б.А., 1948. С. 430), и они не могли существовать без привлечения местных сил (Айналов Д.В., 1917. С. 39). Именно в таких мастерских и было налажено производство поливной керамики (Макарова Т.И,, 1963, 1967,

С. 36-40).

При раскопках М.К. Каргера в усадьбе София Киевской вместе с обычной круговой керамикой XI в. были найдены обломки поливных блюд из белой глины, похожие на византийские блюда со штампованным орнаментом, но вполне своеобразные: характерный «рельсовидный» венчик византийских блюд (IХ-ХI) заменен горизонтально отогнутым венчиком; блюда покрыты пятнами зеленой поливы - это подражание византийским образцам. Русское происхождение этих блюд не вызывает сомнений: они сделаны из местного сырья. Однако подражание византийской керамике свойственно только первым мастерам поливного дела на Руси. Основная масса белоглиняной посуды по форме аналогична обычной круговой керамике древнерусских городов: это кувшины и горшки разных форм.

Фрагменты белоглиняных поливных кувшинов были найдены в слоях XI в. в Киеве при раскопках близ Софийского собора, не территории Киево-Печерской лавры, в Любече, в Чернигове, в Вышгороде. Городске. У них было шаровидно-вытянутое тулово, отделенное от горла на-лепным валиком (Макарова Т.Н., 1967. Табл. XIII).

Поливные горшки повторяют простую посуду того времени. Обычно это небольшие горшочки с прямым или слегка отогнутым венчиком. Особенностью бело-глиняной керамики является плотная непрозрачная полива, яркозеленая, реже - желтая. Такая посуда найдена в небольшом количестве в Вышгороде, Чернигове, Городске, В с. Волосском Днепропетровской области там же. Рис. 5).

Стилистическое единство белоглиняной керамики С яркой зеленой и желтой поливой свидетельствует об изготовлении ее в узкий хронологический период. Очевидно, это XI в., что подтверждается орнаментацией в виде густой волны, проведенной многорядной гребенкой, характерной именно для ранней круговой керамики. Позже, в ХII-ХIII вв., ее вытеснил линейно-волнисты и орнамент, Белоглиняную керамику XI в, иногда покрывали надглазурной росписью. При этом имитировали процесс литья жидкого расплава из тигля на плиту - основной в производстве мозаичных стекол и смальты (Безбородое М.А., 1956. С. 177). Естественно, что роспись на обломках сосудов с надглазурной росписью из Чернигова, Воинской Гребли и Белоозера стилистически аналогична росписи плиток пола из Десятинной церкви и Софии. Анализы посуды с надглазурной росписью показали, что полива для них сварена по византийскому рецепту, но с типичным для смальт мозаичных композиций Софии Киевской содержанием олова. Малочисленны, но очень интересны фрагменты посуды из бело-серой глины с подглазурной росписью из Новгорода. На одном из них - фрагменте чаши, найденной в слое XI в., - роспись сочетается с рельефной орнаментацией и металлическим блеском поливы. Вероятно, в Новгороде поливное дело тоже складывалось одновременно со строительством Софийского собора в 1045-1050 гг. с участием мастеров из греко-русских киевских мастерских. Некоторые из чаш с толстым слоем поливы и металлическим блеском служили не бытовым, а производственным целям.

Белоглиняная поливная керамика все же сравнительно малочисленна. С ХП в. во многих городах Руси стали изготовлять поливную посуду из местных светложгущихся глин, дающих после обжига черепок серого цвета. Где такой глины не было, использовали красножгущуюся глину. Перед нанесением поливы сосуд покрывали ангобом - слоем глины более светлой, чем основная.

Ассортимент посуды в ХII в. резко увеличивался, появляются серии изделий с ярко выраженными региональными признаками. В самом Киеве к этому времени, видимо, истощились месторождения каолиновых глин, и поливную керамику начинают делать из светложгущихся глин, идущих на изготовление неполивной посуды. Киевская поливная посуда ХII-ХIII вв. повторяет ассортимент более ранней белоглиняной: это горшки, миски, кувшины (табл. 21, 8), однако открытых блюд на поддонах, подражающих ранней византийской керамике, уже нет.

Наиболее полно поливная керамика ХII-ХIII вв. представлена в Любече. Чаще всего это низкие горшки, целые и в обломках, с прямым или отогнутым округлым венчиком (табл. 21), иногда они закрывались крышками. Такие сосуды служили для хранения и подачи на стол еды. Формы их повторяются в неполивной керамике. Более разнообразны миски. Некоторые из них -подражание деревянным и металлическим чашам (табл. 21, 16, 17). Своеобразным видоизменением мисок были латки - открытые сосуды с тремя ножками - выступами на дне и полой ручкой. Они использовались для подогревания пищи, в них могли подавать на стол горячие блюда.

Самую многочисленную посуду для питья составляют кубки, чашки, бокалы. Кубки снабжены орнаментальным рифлением стенок, как бы повторяющих ободки боченков, в которых могли хранить медовые напитки и квас (табл. 21, 15). Один из любеческих бокалов с довольно тонкими стенками повторяет форму стеклянных бокалов (Макарова Т.И., 1967. Табл. XVI, 13).

Кувшины в Любече представлены незначительными фрагментами, принадлежали они не менее чем 20 сосудам различных размеров.

Вся любечская поливная посуда (судя по ассортименту) была столовой - стилистически это единый комплекс; сделана она из той же глины, что и простая круговая керамика Любеча. Это позволяет считать ее продукцией местной мастерской. Большая часть найденного была сосредоточена на месте княжего двора и его хозяйственных построек, что прямо указывает на заказчика.

Поливной посуды в Чернигове найдено немного. Она изготовлена из глины, дающей после обжига розовый, се ров это - белый и серый в изломе черепок. Посуду покрывали светло-желтой, реже - зеленой поливой. Черниговские горшки с ручками мало отличаются от любечских (табл. 21,9,10). Фрагменты двух других сосудов - кувшина и кубышки баночной формы (Там же. Табл. ХVIII, 3, 6) - не имеют аналогий среди поливной посуды других городов. Это позволяет предполагать, что они местного производства. О знакомстве керамистов Черниговского княжества с поливным делом косвенно свидетельствует продукция мастеров, делавших подобную керамику не только в Любече, но и в другом феодальном замке Черниговской земли ХII-ХIII вв., раскопанном у д. Слободка (Никольская Т.Н., 1981. С. 161, 162). Поливная посуда здесь сделана из тех же глин, что и обычная гончарная керамика, и отличается лишь некоторыми местными особенностями формы и технологии.

Поливная керамика Вышгорода представлена очень незначительным количеством экземпляров. Она изготовлялась из серой, белой и розовой в изломе глины, оригинальность ее составляло цветовое разнообразие поливы - светло-желтой, оранжевой, зеленой, бурой, коричневой. Это разнообразие придавали поливе цветные ангобы, которыми покрывали сосуд перед глазурованием. Из вышгородских поливных сосудов более других известен большой кувшин из светлой глины, хранящийся в РИМ (табл. 21,20). Здесь же найдены сероглиняные поливные горшки, двуручные кубышки (табл. 21,19), чаши на поддонах и поливной глиняный подсвечник, от которого сохранилась нижняя часть стояка и блюдце (Макарова Т.Н., 1967. Табл. XX).

Вышгородская коллекция поливной керамики слишком малочисленна, чтобы дать полное представление о собственно поливном деле. Но все же она говорит о его существовании: недаром, на простой гончарной посуде Вышгорода, как и на посуде Киева и Любеча, часто встречаются случайные капли поливы.

Оригинальна посуда, собранная при раскопках у хутора Половецкого на реке Роси, на территории небольшого феодального замка, построенного в IХ-Х вв. (Довженок В.И., 1955. С. 53, 54; 1959. С. 154). Поливная посуда найдена в слоях Х-ХIII вв., правда, это только сосуды для питья - кувшины, кубки, чаши. Последние особенно интересны: стенки их сферические, а дно уплощено, чем они более всего напоминают чары из металла (Макарова Т.Н., 1967. Табл. XXII, 1, 4). Работу мастера, знакомого с поливным делом, здесь, очевидно, стимулировали потребности хозяина замка, князя или боярина.

Самые южные пункты распространения поливного дела на Руси - с. Воинская Гребля на Суле (Гончаров В.К., Богусевия В.А., Юра Р.А., 1959), с. Старая Игрень и с. Кичкас в Запорожье (Брайчевская А.Т., 1962. С. 180).

Город Воинь, располагавшийся у с. Воинская Гребля, представлял собой гавань, куда заходили купеческие суда с разнообразными товарами. Основной материал авторы раскопок датируют ХI-ХII вв.

Как и в Киеве, Вышгороде и Воине поливную керамику делали из глины, дающей при обжиге почти белый, серый, розовый цвета. Разноцветные ангобы придавали прозрачной кроющей поливе разнообразные оттенки. Помимо горшков, в Воине найдены сосуды оригинальных форм: чаша, похожая по форме на деревянные или керамические чаши на поддонах; нижняя часть маленькой амфорки; кувшины своеобразной бутылевидной формы с валиками. Петрографический анализ показал, что амфорка сделана из местной глины. Сосуды, похожие одновременно на кувшин и бутыль, найдены на городище Осовик в Подесенъе (Павлова К.В., Раппопорт П.А., 1973. С. 200-216). Украшены они в отличие от воинского не валиками, а орнаментом, нанесенным многозубой гребенкой (табл. 21.31-33).

Столь оригинальные формы, встречающиеся наряду со стандартными, могут трактоваться как свидетельство наличия в тех или иных местах поливного дела. Это относится не только к областям, близким к Киеву, - места первоначального освоения стеклоделия в целом и его ответвления - поливного дела. Это относится и к городам северо-востока Руси.

Поливная керамика Смоленска повторяет бытовавшие в ХII-ХIII ве. формы гончарной посуды. Это горшки из местной красножгущейся глины буроватой в изломе, что и объясняет цвет поливы, чаще всего бурый (Сергина Т.В.. 1981. С. 234-244). Горшки часто снабжены петлеобразной ручкой (табл. 21, 25 - 26). Кроме горшков, изготовляли мисочки и плошки (табл. 21, 28-29), кувшины с каленными валиками по тулову и горловине. Особенно интересны открытые блюда на плитчатом поддоне (табл. 21,30).

Поливную посуду в Мстиславе и Друцке делали из серой глины и покрывали буро-зеленой и буро-желтой поливой. Это горшки, кувшины, миски, очень близкие по формам поливной посуде южных приднепровских городов, но обладающие определенными чертами своеобразия (табл. 21, 22). Найдены они в слоях ХII-ХIII вв.

В Пинске поливная посуда зафиксирована в слоях начала XII в. Это небольшая серия горшков и кувшинов вышла, вероятно, из местных мастерских, изготовлявших поливные плитки (Равдина Т.В., 1963. С. 110-112).

Впрочем, в ХII-ХIII вв. изготовление бытовой поливной керамики всюду уже выделилось в особую отрасль ремесла, независимую от производства архитектурной керамики. Развитие ее связано с потребностями городского или боярского феодального хозяйства. Примером последнего служит богатая коллекция поливной посуды из Новогрудка, где раскопана боярская усадьба XII в. (Гуревич Ф.Д, 1981. С. 99-109; Малевская М.В.. 1969а. С. 194-204). Помимо ранней и белоглиняной керамики, привезенной, видимо, из Киева, в Новогрудке найдено немного сероглиняной керамики и значительно больше - красногляняной, ангобврованной, явно местного происхождения. Полива новогрудской посуды - хорошего качества с большим содержанием свинца. Ассортимент ее разнообразен: это небольших размеров горшки, обычно без орнамента (табл. 21, 37), миски и чаши на кольцевых поддонах (табл. 21, 40, 41), кубки (табл. 21, 38). Своеобразны найденные в Новогрудке поливные кувшины, отличающиеся от кувшинов южно-русских городов формой горловины (табл. 21, 53, 39), орнаментацией (табл. 21, 34) или полыми трубчатыми ручками -деталь, нигде пока не встреченная (табл. 21,36).

Есть поливная посуда и в Новгороде. Ее отличает пятнистость поливы, зеленой с желтыми или коричневыми пятнами. Это в основном горшки, близкие по форме новгородской посуде ХII-ХIII вв. Самые ранние из них встречаются и слоях ХI-ХII вв., керамика все с той же пятнистой полиаой продолжала бытовать и в ХIV-ХVII вв.: это горшки, водолеи, игрушки. Не был утрачен в Новгороде и способ получения поливы с металлическим блеском; помимо писанок (Макарва Т.И., 1966. С, 141-145), здесь в ХII-ХIII вв. производили плитки с надглазурной росписью белгородского типа, от которых они отличаются синеватым или красноватым оттенком фона и металлическим блеском поливы.

Представление о поливной керамике северных областей Руси дают находки в Белоозере. Наряду с привозной керамикой из Киева здесь найдены вполне своеобразные тонкостенные сосуды с жидкой пятнистой зеленой поливой, писанки, погремушки, костяшки от счетов (Голубева Л.А.. 1973. С. 167-169. Рис. 60, 2, 3).

По находкам в Новгороде ясно, что традиции полив-нога дела после ХШ в. утрачены не были. Подтверждается это и материалами из Москвы и Подмосковья. В московских слоях домонгольского времени встречаются отдельные обломки поливной керамики из серой глины. Особенно интересны поливные чарки из погребений XIV—XVII вв. По формам они повторяют деревянные точечные чарки, лучше всего известные по новгородским находкам. Ими пользовались в быту и ставили в качестве слезниц в погребения (табл. 21, 42-45). Вероятно, производство поливной керамики в Москве было достаточно развито уже в середине XIV в. Роль киевских традиций в нем несомненна (Авдусина Т.Д., Владимирская Я.С.. Панова Т.Д.. 1984. С. 48-50).

Таблица 21. Поливная керамика Древней Руси (составлена Р.Л. Розенфельдтом и Т.М. Макаровой)

1-8 (1-4 реконструкция) – Киев; 9-10 Чернигов; 11-17 Любеч; 18 – Воинское городище (Воинь); 19-20 – Вышгород; 21 – Городск; 22 – Друцк; 23-24 – Пинск; 25-30 – Смоленск; 31-33 Городище Осовик; 34-41 – Новогрудок; 42-43 – Никольские курганы; 44 – курганы Плешково; 45 – курганы Заславля

По материалам книги "Древняя Русь. Быт и культура"

Русская Цивилизация
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты