ИСКАТЬ:
Главная  >  Война   >  Устроение вооруженных сил   >  Устроение вооруженных сил - история   >  Армия Российской Империи в начале 20 века


Проблемы комплектования армии в России в конце !9 - начале 20 века

11 октября 2007, 3136

Военные реформы в русской армии в 60—70-е гг. XIX века и в 1905—1912 гг. XX века были вызваны необходимостью преодоления отсталости военной организации империи, особенно остро проявившейся в ходе двух неудачных войн: Крымской 1853— 1856 гг. и Русско-японской 1904—1905 гг.

В последнее время средства массовой информации
все чаще обращаются к проблеме комплектования
Вооруженных сил. Решения об изменении сроков
службы по призыву и сокращении оснований для
отсрочек придали проблеме особую остроту,
и вопросы комплектования в ближайшее время,
надо надеяться, будут решены положительно.
В свете этого редакция полагает, что читателей
заинтересует, как решались проблемы
комплектования русской армии


в конце XIX — начале XX века.
Военные реформы в русской армии в 60—70-е гг. XIX века и в 1905—1912 гг. XX века были вызваны необходимостью преодоления отсталости военной организации империи, особенно остро проявившейся в ходе двух неудачных войн: Крымской 1853— 1856 гг. и Русско-японской 1904—1905 гг. В первом случае реформы, проводившиеся под руководством военного министра Д.А. Милютина, были направлены на превращение русской армии в массовую. Они затронули ее организацию, управление, вооружение, обучение и воспитание войск, подготовку офицерских кадров. При этом одной из главных сторон реформы было упразднение рекрутских наборов и введение с 1874 года всесословной воинской повинности. Основными положениями «Устава о воинской повинности» -- аналога современного закона «О воинской обязанности и военной службе» — предусматривалось сокращение срока военной службы с 20—25 лет в сухопутных войсках до 6 лёт на действительной службе и до 9 лет в запасе, на флоте соответственно до 7 и 3 лет. Это давало возможность свести до необходимого минимума численность кадровых вооруженных сил в мирное время и обеспечить накопление военнообученных резервов. Следует учесть, что свыше половины призывников имели льготы и зачислялись в случае войны в ополчение. От военной службы освобождались народы Севера, Средней Азии, Сибири, некоторые народы Кавказа, священнослужители, ряд других категорий.
В 1868 году было принято новое «Положение о полевом управлении войсками в военное время». Значительным шагом вперед стала также реформа военного образования, больше внимания потребовала к себе и практическая подготовка военных специалистов. В связи с изменениями в тактике, что обусловливалось, в первую очередь, усовершенствованием средств вооруженной борьбы, армия получила новые уставы и наставления.
Реформы Д. А. Милютина оказались довольно удачными для своего времени и их основные положения не претерпели сколько-нибудь существенного изменения до 1905 года. Война с Японией выявила многие недостатки в военной организации России, в том числе и в системе комплектования войск. Согласно новому «Уставу о воинской повинности», утвержденному в 1912 году, сроки действительной военной службы сокращались в пехоте и полевой артиллерии с 5 до 3 лет, в других родах войск с 5 до 4, на флоте с 7 до 5 лет. Были также упразднены слабые в боевом отношении резервные и крепостные войска, сформированы 7 новых пехотных дивизий и 1 стрелковая бригада. В европейской части империи вводилась территориальная система комплектования войск, создавались корпусные, дивизионные и полковые районы пополнения, что облегчало процесс мобилизации, сокращались льготы по семейному положению, зато увеличивались по образованию. Лица, находившиеся в запасе, делились на два разряда: молодые возрасты предназначались для пополнения полевых войск, старшие — тыловых.
Рассмотрим подробнее основные положения «Устава о воинской повинности» 1912 года, регламентирующие прохождение военной службы. Согласно этому документу, вооруженные силы состояли из «постоянных войск» и «государственного ополчения», предназначавшегося для усиления постоянных войск на случай войны. Постоянные сухопутные войска состояли из армии, пополняемой ежегодными призывами новобранцев; запаса армии, состоявшего из лиц, прошедших военную службу или уволенных раньше окончания общего срока службы; казачьих войск и иррегулярных войск, создаваемых из так называемых инородцев (киргизы, калмыки и др.).
Морские силы, как и сухопутные войска, состояли из действующих команд и запаса флота.
Воинская повинность была общеобязательна, ибо защита престола и Отечества являлась священной обязанностью каждого подданного, а потому служить должно было - - по идее — все мужское население независимо от сословной принадлежности и имущественного положения. Денежный выкуп от воинской повинности и замена охотником не допускались. Исключались из участия в воинской повинности и не принимались вовсе на военную службу только лица, лишенные приговорами по суду всех гражданских прав.
Следует отметить, что требования закона о воинской повинности не распространялись на отдельные категории граждан России, в том числе на войсковое казачье население, жителей Закавказья и Северного Кавказа, военная служба которых регламентировалась иными правовыми положениями.
От воинской повинности освобождались коренные жители Туркестанского края и некоторых регионов Сибири, а также иных периферийных губерний и областей. Однако уроженцы местностей, на которые распространялись требования основных положений закона о воинской повинности, имели право поступать на военную службу в качестве вольноопределяющихся и охотников.
Ряд призывников имел право на замену. Так, член семьи, который призывался на действительную службу или уже состоял на военной службе, мог быть заменен в любое время физически годным к военной службе родным или двоюродным братом, имевшим возраст не более 26 лет, и если он не подлежал призыву и не числился в запасе.
Таким образом, согласно закону о воинской повинности все мужское население империи в возрасте от 21 до 43 лет состояло на военной службе: на действительной или в запасе. Нахождение в запасе ограничивалось 39-летним возрастом, после чего военнообязанные приписывались на 4 года в ополчение. По словам генерала от инфантерии А.Ф. Редигера, бывшего в 1905—1909 гг. военным министром, подготовившего и начавшего проведение военных реформ 1905— 1912 гг., «к исполнению воинской повинности призывался ежегодно один только возраст населения, именно молодые люди, которым уже исполнилось 20 лет от роду к 1 января того года, когда производился призыв, следовательно к призыву будут являться все молодые люди, родившиеся в одном и том же году (с 1 января по 31 декабря)».
Сроки проведения набора и службы учитывали интересы как военного ведомства, так и населения, прежде всего крестьян: призыв осуществлялся по окончании осенних полевых работ с 1 октября по 1 ноября, при этом, в зависимости от местных условий, допускались отступления от этих чисел. Что касается общего срока службы, то до 1905 года для сухопутных войск он составлял 18 лет, из них 5 лет действительной военной службы и 13 — в запасе; для флота — 10 лет, из них 7 лет действительной военной службы и 3 года в запасе.
Военному министру предоставлялось право в случаях, когда политические, военные или климатические условия вызовут необходимость задержать нижние чины на действительной военной службе по выслуге ими установленного срока, приостановить «с высочайшего каждый раз на то соизволения перечисление нижних чинов с действительной военной службы в запас, не дольше, однако, как на 6 месяцев».
Особое место в российских законах о воинской повинности занимали разного рода освобождения от военной службы, отсрочки и льготы. В 1874 году отсрочки предоставлялись:
по семейному положению — для обеспечения имущественно-хозяйственного благосостояния семьи;
по образованию — с целью предоставления образования лицам, обучающимся в высших и средних учебных заведениях;
для отдельных народностей, которые или не были еще достаточно подготовлены, или по своей поведенческой культуре совершенно не годились для несения военной службы;
для отдаленных местностей — в целях освоения их русским населением;
по роду занятий для лиц, отрывать которых от их профессий или не соответствовало бы государственным интересам, или же не отвечало бы духу самих профессий;
по имущественному и хозяйственному положению.
Отметим, что предоставление отсрочек стало возможным в силу того, что число лиц мужского пола, достигших в 1874 году призывного возраста и внесенных в призывные списки, составляло 700 тыс. человек, из которых по существовавшим штатам армии и сроку службы подлежало призвать всего 150 тыс., или 21,4 проц. от всего числа призывников. Впоследствии это негативным образом отразилось на состоянии российских вооруженных сил: отсрочки и льготы все более затрудняли комплектование армии и флота. Выгодное когда-то соотношение между контингентом новобранцев и числом призывников постепенно ухудшалось. Так, в 1908 году в призывные списки были внесены 1 млн. 282 тыс. человек, а новобранцев можно было принять лишь 456 тыс. Таким образом, если в 1874 году брали в армию одного новобранца из пяти призывников, то к 1912 году из 5 призывников необходимо было брать уже двух новобранцев. Но этому препятствовали многочисленные льготы. Недобор новобранцев год от года увеличивался: в 1901 году некомплект вооруженных сил составлял 2501 человек, в 1902-м -- 2913; в 1903-м — 3350; в 1906-м -21 578; в 1907-м - - 19 557, в 1908-м — 17 926, в 1909-м -21 234 человека.
Стало совершенно ясно, что многочисленные отсрочки и льготы требуют законодательного пересмотра. В соответствии с законом 1912 года все льготы по исполнению воинской повинности были разделены на 4 категории: совершенное освобождение от военной службы; освобождение от военной службы в мирное время; отсрочка призыва; сокращенные сроки службы. Это распространялось на всех лиц призывного возраста, пользующихся льготами. Законодательно был закреплен следующий перечень льгот: по физическому состоянию; по семейному положению; по образованию; по званию и роду занятий; по имущественному положению, а также льготы для некоторых местностей и для отдельных народностей.
По физическому состоянию освобождались от службы юноши призывного возраста, имевшие недостаточный рост, телесные недостатки или различные болезненные расстройства. Эта категория лиц признавалась совершенно неспособной к военной службе (за исключением умышленных членовредителей, которых лечили и отправляли в войска).
Лица, освобожденные от действительной военной службы по физическому состоянию, но способные носить оружие, зачислялись в ратники ополчения 2-го разряда, т.е., получая освобождение от службы в мирное время, они могли быть призваны при мобилизации для прохождения службы в тыловых частях и учреждениях. Лицам, оказавшимся недостаточно годными по состоянию здоровья для военной службы или не вылечившимся от болезни, предоставлялись отсрочки до двух лет. В случае, если они через два года оказывались неспособными к несению военной службы, то их освобождали от призыва совсем или зачисляли в ополчение.
Основной принцип предоставления отсрочек от призыва по семейному положению заключался в том, чтобы не давать полного освобождения тем призывникам, которые имели (в год призыва) младших братьев, близких к достижению трудоспособного возраста, или же старших братьев, еще находившихся на действительной военной службе, но подлежавших в этот год увольнению в запас. Благодаря этому в семье всегда находился трудоспособный человек. При этом следует иметь в виду, что неспособными к труду считались: совершенно не имеющие возможности работать вследствие увечья или болезненного расстройства; сосланные; находящиеся в безвестной отлучке более трех лет; находящиеся по призыву не сверхсрочными на действительной военной службе нижними чинами. Исходя из этого закон 1912 года определял четыре разряда льгот.
Льготы по первому разряду предоставлялись для: единственного сына в семье; единственного способного к труду сына при отце, к труду не способном, или при матери вдове; единственного способного к труду брата при одном или нескольких круглых сиротах братьях или незамужних сестрах; единственного способного к труду внука при дедушке или бабушке, не имеющих способного к труду сына; внебрачного, на попечении которого находится мать, или незамужняя сестра, или не способный к труду брат; вдовца-одиночки, имеющего одного или несколько родных детей.
Юноши, пользующиеся правом на льготу первого разряда, кроме лиц иудейского вероисповедания, на службу не призывались, а зачислялись в ополчение второго разряда.
Льготы по второму разряду получал единственный способный к труду сын, при отце, способном к труду, если отцу было 50 лет, и он не имел другого сына, достигшего 16 лет, либо состоявшего на действительной военной службе и подлежавшего увольнению в следующем году.
На льготы по третьему разряду имели право: единственный способный к труду сын при отце, способном к труду, если отцу было менее 50 лет, и он не имел другого сына, достигшего 16 лет, либо состоявшего на действительной военной службе и подлежавшего увольнению в следующим году, а также призывник, непосредственно следующий по возрасту за братом, погибшим во время прохождения действительной военной службы или безвестно пропавшим на войне.
Четвертый разряд предусматривал льготы для: лица, непосредственно следующим по возрасту за братом, проходящим действительную военную службу и не подлежащем увольнению в следующим году; призывника, получившего льготы по одному из первых трех разрядов вследствие наличия другого члена семьи, достигшего 16-летнего возраста, либо проходящего действительную военную службу и подлежащего увольнению в следующем году.
Льготы 2, 3 и 4 разрядов имели лишь условное значение, так как давали право на освобождение от службы только при наличии достаточного для пополнения армии контингента призывного возраста, не имевшего льгот. Лица, имевшие льготы этих разрядов, зачислялись в ополчение первого разряда. Призывники, имевшие право на льготу или отсрочку по семейному положению, лишались этого права, если они, по заявлению отца или матери, дедушки или бабушки, не служили поддержкой семьи.
Сводные братья призывников, родившиеся от разных с ними отцов и матерей, в расчет не принимались, если они не служили поддержкой для семьи призывника.
Льготы по образованию заключались в предоставлении отсрочки от призыва или сокращении срока действительной военной службы. Отсрочкой пользовались лица призывного возраста, обучавшиеся в средних и высших учебных заведениях, причем первые имели право на отсрочку до 24 лет, а вторые —до 27—28 лет, в зависимости от срока обучения в вузе. Стипендиатам, командированным за границу, и лицам, оставляемым при высших учебных заведениях для подготовки к занятию ученых или учебных должностей, отсрочка предоставлялась до 30-летнего возраста. Однако при мобилизации все эти студенты и, говоря теперешним языком, аспиранты могли быть призваны в войска. Что касается сокращения сроков действительной военной службы, то они были законодательно закреплены еще «Уставом о воинской повинности» 1874 года как льгота молодым людям, «выделяющимся по своему образованию из общей массы». Этим преследовались две цели: первая - поощрить стремление юношества к получению образования; вторая — привлечь в армию образованных молодых людей, которые, отбыв обязательный срок службы, могли бы затем остаться офицерами. По закону 1912 года лица с высшим и средним образованием могли служить только два года, предварительно выдержав в течение этого срока экзамен на получение звания прапорщика или подпоручика, что способствовало пополнению офицеров запаса.
Особым положением в законе определялись права и обязанности лиц призывного возраста, имевших медицинское и ветеринарное образование. «Лица, имеющие степень доктора медицины или лекаря, магистра ветеринарных наук или фармацевта, ветеринара или провизора и при том пользующиеся правом на занятие в военном ведомстве соответствующих их специальности классных военных должностей, состоят на действительной военной службе 2 года. По прослужении четырех месяцев в строю в нижнем звании, эти лица назначаются, без особого испытания... на указанные классные должности сверх штата сообразно приобретенным ими правом по образованию и оканчивают установленный двухлетний срок действительной военной службы в этих должностях, после чего зачисляются в запас на шестнадцать лет».
Вольноопределяющиеся также имели определенные льготы; в казарме они проживали в отдельных помещениях, а находившиеся на собственном содержании — на частных квартирах, они носили улучшенного качества одежду, а иногда — особую форму, имели преимущества при поступлении в военные училища. При увольнении в запас вольноопределяющиеся первого разряда обязаны были сдавать экзамены на звание прапорщика запаса. Лица, успешно выдержавшие этот экзамен в период прохождения действительной военной службы, служили не два, а 1,5 года, при этом они могли отслужить эти 1,5 года сразу, или же прослужить 1 год и 3 месяца, а оставшиеся 3 месяца прослужить в войсках на следующий год уже офицерами. Вольноопределяющиеся, поступившие на военную службу в период с 15 по 31 декабря, проходили действительную военную службу непрерывно в течение 1 года и 8 месяцев.
Вольноопределяющиеся, отвечавшие требованиям, предъявляемым к офицерскому составу, имели право в случае успешной сдачи в конце первого года службы в нижнем звании экзамена на присвоение офицерского чина производиться по представлению начальства в прапорщики, и дослуживали срок действительной военной службы уже в офицерской должности. По окончании срока действительной военной службы вольноопределяющиеся, как нижние чины (рядовые), так и произведенные в прапорщики, переводились в запас и находились в запасе до окончания общего 18-летнего срока службы.
Для лиц, не имевших соответствующего образовательного ценза, но пожелавших пройти военную службу до наступления призывного возраста, определялся порядок их призыва в качестве охотников. Главное требование: хорошее здоровье и возраст не менее 18 лет. Охотниками не принимались осужденные, находившиеся под следствием и под гласным надзором полиции.
Кроме перечисленных выше, существовали также льготы по званию и роду занятий. Так, от воинской повинности освобождались: священнослужители всех христианских вероисповеданий, а также православные псаломщики, окончившие курс в духовных академиях, семинариях или в духовных училищах; настоятели и наставники старообрядческих и христианских общин, утвержденные в своих должностях правительственными структурами; некоторые лица магометанского духовенства: академики, адъюнкты, профессора и некоторые другие лица из ученого и учебного персонала высших учебных заведений, пансионеры Императорской академии художеств, отправляемые за казенный счет за границу для усовершенствования образования, и лица, окончившие художественно-промышленные училища и отправленные для усовершенствования по своей специальности за границу.
Следует обратить внимание на тот факт, что по закону 1874 года большинство из лиц, перечисленных выше, освобождались от службы только в мирное время, зачисляясь при призыве в запас на 18 лет. В случае мобилизации они прибывали в войска совершенно неподготовленными, поэтому законом 1912 года они были освобождены от прохождения действительной военной службы вообще. Несмотря на то, что этим самым нарушался принцип всеобщности обязательной воинской повинности, это нарушение, по утверждению руководства военного ведомства, допускалось в интересах государства, тем более что количество лиц, освобождаемых по данной причине от службы, было незначительным: в 1909 году около 0,04 проц.
Если лица, освобожденные от военной службы по роду занятий, а также православные псаломщики оставляли занимаемые ими должности до достижения 30-летнего возраста, то они призывались для прохождения действительной военной службы на общем основании.
Кроме того, предусматривались и такие льготы, как сокращение сроков действительной военной службы до 2 лет. Это распространялось на лиц, занимающих в учебных заведениях должности, не дающие им право освобождения от исполнения воинской повинности; на преподавателей различных учебных заведений, содержащихся за счет казны городов, обществ, ведомств, сословий или частных лиц и существующих на одинаковых правах с государственными (исключая воскресные школы} учебными заведениями; на директоров воспитательно-исправительных заведений и учителей, преподающих определенные уставом этих заведений предметы.
В виде временной меры, до 1 декабря 1917 года, законодательно было допущено сокращение срока действительной военной службы до одного года для упомянутых выше категорий граждан, окончивших курс в высших учебных заведениях (или в учебных заведениях по подготовке учителей) и занимавших должности по учебной части в учебных заведениях с курсом обучения не ниже двухклассных начальных училищ.
Также освобождались от службы в мирное время с зачислением в запас флота на 10 лет подлежавшие призыву на военную службу лоцманы и лоцманские ученики, имевшие эти звания по закону и действительно исполнявшие связанные с этим званием должности.
По имущественному и хозяйственному положению предоставлялась отсрочка от призыва на действительную военную службу не более чем на 2 года лицам, управляющим лично собственным недвижимым имуществом или принадлежащим им торговым, фабричным или промышленным заведением (за исключением заведений, производящих мелкую продажу крепких напитков).
На основании особых положений отсрочки и льготы предоставлялись также переселенцам в отдельных местностях
В заключение необходимо сказать, что совершенствование системы общеобязательной воинской повинности в Российской Империи было одним из важнейших направлений укрепления боевой готовности армии и флота, и потому прежний опыт заслуживает внимательного изучения.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004