ИСКАТЬ:
Главная  >  Наука   >  Астрономия


История любительской астрономии в России и СССР. Часть I. Любители-одиночки. XVII-начало XX вв.

11 октября 2007, 588

"...Когда в 2001-м году Том Доббинс из журнала “Sky & Telescope” предложил мне подготовить рассказ об истории любительской астрономии в России, сложней всего было выбрать точку отсчета. Был ли любителем астрономии киевский монах Кирик Новгородец, живший в ХII-м веке и фиксировавший в летописи затмения, появления комет, полярные сияния, разработавший уникальный календарь для счета времени? Был ли любителем купец Афанасий Никитин, один из образованнейших людей своего времени, который в 1466-72 гг. первым достиг берегов далекой Индии, сверяя свой курс по звездам?.."

Когда в 2001-м году Том Доббинс из журнала “Sky & Telescope” предложил мне подготовить рассказ об истории любительской астрономии в России, сложней всего было выбрать точку отсчета. Был ли любителем астрономии киевский монах Кирик Новгородец, живший в ХII-м веке и фиксировавший в летописи затмения, появления комет, полярные сияния, разработавший уникальный календарь для счета времени? Был ли любителем купец Афанасий Никитин, один из образованнейших людей своего времени, который в 1466-72 гг. первым достиг берегов далекой Индии, сверяя свой курс по звездам?

Любитель в современном понятии - это человек, который не остается равнодушным при виде звездного неба, и использует для наблюдений, как правило, какой-нибудь инструмент, хотя бы бинокль, не получая никаких материальных выгод за свое увлечение. Мы будем стараться следовать этому определению, поэтому многие известные имена останутся за рамками этой статьи. Конечно, в жизни многих профессиональных астрономов был период любительства, и в основном речь будет идти только об этом периоде. И хотя в истории астрономии были любители, совершившие открытия невооруженным глазом, о некоторых из них будет рассказано ниже, будем все же считать их исключением, а не правилом. Поэтому начнем рассказ об истории любительской астрономии в России с людей, которые использовали для своего увлечения телескоп.

Первым любителем, о котором сохранились достоверные сведения, будем считать архиепископа Афанасия (в миру Любимова Алексея Артемьевича) (1641-1702), жившего в Холмогорах на севере России. Он был одним из образованнейших людей своего времени, знал 24 иностранных языка и обладал огромной властью в своей обширной вотчине. В обсерватории, устроенной в его покоях в 1692-м году, имелись зрительные трубы и угломерные инструменты. А самое главное, архиепископ лично производил астрономические и метеорологические наблюдения.

Царь-новатор Петр I триста лет назад дал толчок многим сферам жизни русского общества, в том числе и просвещению.

Он ввел в моду проведение астрономических наблюдений, в которых и сам иногда принимал участие. В созданную им Академию наук были приглашены лучшие ученые Европы, такие как французский астроном Делиль и Леонард Эйлер из Швейцарии. Домашними обсерваториями обзавелись многие из сподвижников Петра.

Наиболее известным любителем астрономии петровской эпохи можно назвать вице-президента Синода архиепископа Феофана Прокоповича (1681-1736), слывшего вольнодумцем. Он имел свои собственные инструменты - квадрант радиусом 3 фута и секстант в 7 футов, а также, пользуясь своим высоким положением, в 1736-м году, брал себе на время телескоп из обсерватории Академии наук. Наблюдения Прокопович проводил не только на своей усадьбе, но и на обсерватории, устроенной А.Д.Меньшиковым (1673-1729) в своем дворце в Ораниенбауме.

Имя Якова Вилимовича Брюса (1670-1735), известного деятеля петровской эпохи, связано с созданием обсерватории при "навигацкой школе" на Сухаревой башне. Однако после своей отставки он, согласно нашему определению, стал любителем и оборудовал прекрасную обсерваторию в своей деревне Глинках под Москвой при слиянии рек Вори с Клязьмой.

Интерес к астрономическим наблюдениям проявляли и преемники Петра I. Так, императрица Анна Иоанновна в 1735 г. неоднократно вызывала во дворец Делиля, который в 7-футовый телескоп Ньютона показывал ей кольца Сатурна и другие астрономические объекты. Елизавета Петровна в 1748 г. вместе со своими придворными наблюдала солнечное затмение в Ораниенбауме. Однако это были всего лишь развлечения.
История донесла до нас имя одного из любителей астрономии XVIII века из Твери.

Жил там купец Терентий Иванович Волосков (р. 1729 г.), знаток часового дела. Наряду со сложными часами изготовил Терентий и "астрономическую трубу" - телескоп собственной конструкции. Федор Глинка пишет, что Терентий разглядел на Луне какие-то горы и моря, и, по словам вдовы Терентия, "в ту трубу из темных погребов глядел он на солнце, отчего под старость лишился одного глаза".

История сохранила это имя только потому, что стал Волосков главой города. Мы можем только предположить, что менее именитых любителей на Руси уже в то время было много.

Наступил богатый событиями XIX век. Русский морской офицер Платон Яковлевич Гамалея (1766-1817) дополняет теорию ахроматических труб. Он же отстаивает астероидное происхождение метеоров, несмотря на категоричное заключение Французской Академии Наук 1772-го года: "Камни с неба падать не могут!". Гамалея имел обсерваторию в своей усадьбе в Черниговской губернии, где до конца своих дней проводил наблюдения.

Русский самоучка Ертов И.Д. (1777-1828) замахнулся на глобальные проблемы. Он не знал иностранных языков и потому не был знаком с работами Канта и Лапласа, но тем не менее разработал свою гипотезу о происхождении небесных тел из рассеянного «туманного вещества». По его теории образование спутников планет произошло в результате захвата комет планетами. Труды Ертова не стали широко известны, но титул первого русского космогониста по праву принадлежит ему. Позднее в этом же направлении работал другой астроном-любитель - учитель пения из провинциального городка Быханов Е.В. (1828-1915). Он вполне аргументировано критиковал теорию Лапласа и развивал мысль об образовании Земли и Луны из скопления метеоритов.
Драматично сложилась судьба декабриста Бестужева Николая Александровича (1791-1855), который был естествоиспытателем и любителем астрономии.

После неудавшегося восстания 1825 года он был сослан в Сибирь, но не упал духом, а продолжил заниматься любимым делом. Он исследовал с помощью микроскопа и магнитной стрелки метеориты, выпавшие в окресностях Селенгинска на урочищах Зуй и Бургас-Тай в 1853, а затем описал их в письме одному из сотрудников "Горного Журнала". Оборудовал обсерваторию в Селенгинске вблизи озера Байкал, где имел пассажный инструмент и хронометр, идущий с точностью до десятых долей секунды.

Были и любители из простого народа. Например, в 20-40-е годы ХIХ в. в слободе под Орлом жил «медных дел мастер» Антон по прозвищу «астроном». Известно, что он сам шлифовал стекла и изготовил небольшой телескоп. Он стал прототипом для повести Н.С. Лескова «Несмертельный Голован».
Но самых больших успехов в XIX веке добился любитель астрономии из Курска Федор Алексеевич Семенов (1794-1860).

После смерти отца он стал владельцем крупного производства, однако решил посвятить свою жизнь не приумножению родительских денег, а науке. Семенов занялся самообразованием, самостоятельно изготовил телескоп-рефрактор с фокусным расстоянием 180 см. Академия наук помогла ему организовать метеорологическую станцию в Курске.

Особенно интересовался Семенов затмениями. Он рассчитал их видимость для северного полушария на 160 лет вперед - с 1840 по 2001 год, за что был удостоен Золотой медали Русского географического общества.

Еще несколько имен необходимо отметить в дореволюционный период (до 1917). Преподаватель из Прибалтики Златинский В.М. (1884-1921) задолго до наступления "японской эпохи" открыл комету 1914 I. Через два года, в 1916 году глухой конторщик горного завода из Нижегородской губернии А.В. Соловьев (1892-1959) открыл свою первую переменную звезду в созвездии Возничего, которая привела его на профессиональную стезю. Много позднее, в 1947 г., он стал директором института астрофизики.

А вот служащий государственной канцелярии Николай Николаевич Донич (1874 – после 1953) был страстным энтузиастом наблюдения солнечных затмений. Он имел собственную обсерваторию в г. Старые Дубоссары, в Бессарабии (Молдавия), но в погоне за этими редкими явлениями объездил полмира. В 1900 г. он в Испании, в следующем 1901 г. - на острове Суматра. За наблюдение этих затмений Русское астрономическое общество присудило ему премию государя императора. В 1905 году Донич уже обладал настолько высоким научным авторитетом, что ему было поручено возглавить экспедицию Академии наук в Испанию и Египет, а в качестве одного из ассистентов у него был пулковский астроном Окулич. Позже Донич стал членом Румынской Академии Наук, а после второй мировой войны работал во Франции, где занимался исследованиями зодиакального света.

На рубеже ХIХ-ХХ веков неоценимый вклад в науку сделал любитель астрономии Василий Павлович Энгельгардт (1828-1915), уроженец Смоленска, юрист по образованию. Он с детства увлекался астрономией, а в 1850-м начал самостоятельно изучать ее. В 70-х годах ХIХ века Энгельгардт уехал в Дрезден, где не только всячески пропагандировал музыку великого русского композитора Глинки и издавал партитуры его опер, но в 1879 году построил обсерваторию. Он имел один из крупнейших - третий в мире в то время - рефрактор диаметром 12" (31 см) и за 18 лет один, без помощников, провел огромное число наблюдений. Эти наблюдения на его же средства обрабатывались в России и были изданы в трех томах в 1886-95 гг. Перечень его интересов очень обширен - это 50 комет, 70 астероидов, 400 туманностей, 829 звезд из каталога Брадлея.

Энгельгардт был удостоен званий члена-корреспондента Императорской Академии Наук (в Петербурге), доктора астрономии и почетного члена Казанского университета, доктора философии университета в Риме и др. В конце жизни, когда ему было уже под 70, Энгельгардт решил передать все инструменты на родину, в Россию - Казанскому университету. Обсерватория под Казанью строилась при его активном участии и была открыта в 1901 году. Она до сих пор носит имя этого любителя, стоявшего вровень с профессиональными астрономами своего времени.

Через несколько лет - в 1908 году в России появилась еще одна обсерватория и тоже благодаря любителю. К этому времени у Главной астрономической обсерватории в Пулково, основанной в 1839 году, возникла острая необходимость в южной наблюдательной базе для проведения астрофизических наблюдений. В 1906 году астроном Ганский проводил астроклиматические наблюдения в Крыму, где случайно увидел два купола неизвестной ему обсерватории. Оказалось, что это частная обсерватория высокопоставленного царского служащего - шталмейстера Николая Сергеевича Мальцова (1848-1939). Инструменты для своей обсерватории - 4" и 6 " рефракторы - тот заказал в фирме Цейсс.

При первой же встрече с астрономами Мальцов пожелал подарить им свою обсерваторию, а впридачу выкупил близлежащие участки земли, чтобы астрономы не испытывали никаких затруднений в будущем. Симеизская обсерватория существует и поныне и принадлежит Украинской Академии наук. Сам Мальцов после революции проживал во Франции. В 1929 году директор Симеизской обсерватории Неуймин обратился к Мальцову с просьбой написать автобиографию, на что тот ответил отказом: "Я не вижу в своей жизни ничего примечательного, кроме одного эпизода - принятие Пулковской обсерваторией моего дара. Это событие я считаю для себя огромной честью."

Наступающая советская эпоха прошла под знаменем коллективизма, в этот процесс были вовлечены и любители астрономии. Однако корни объединительных процессов лежали в Европе XIX-го века. Об этом расскажем в следующем рассказе.

Источник:
http://www.astronomer.ru/library.php?action=2&sub=2&gid=66

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004