Главная  >  Политика   >  Регионы России   >  Города России   >  Псков


История Пскова, от первого упоминания…

11 октября 2007, 77

I 903-2003 гг. От первого упоминания Пскова в Повести временных лет минуло 11 веков. Согласно Псковской летописи, город был уже в 862 г., когда «наехали князи Рюрик з братиею из Варяг в Словяне княжити…». Данные археологии увеличивают возраст Пскова до 2000 или более лет: поселения на Псковском городище — возвышенном мысу при слиянии рек Великой и Псковы, в северной части Крома — существовали на рубеже эр. Освоению края способствовала соединенность речной системы Чудского озера с Варяжским (Балтийским) морем, за выход к которому славяне боролись с варягами (скандинавами) и чудью (эстами и ливами).

     …от Рождества Христова

     903-2003 гг. От первого упоминания Пскова в Повести временных лет минуло 11 веков. Согласно Псковской летописи, город был уже в 862 г., когда «наехали князи Рюрик з братиею из Варяг в Словяне княжити…». Данные археологии увеличивают возраст Пскова до 2000 или более лет: поселения на Псковском городище — возвышенном мысу при слиянии рек Великой и Псковы, в северной части Крома — существовали на рубеже эр. Освоению края способствовала соединенность речной системы Чудского озера с Варяжским (Балтийским) морем, за выход к которому славяне боролись с варягами (скандинавами) и чудью (эстами и ливами). Полиэтничность раннего населения города отражена в названии Пьсков (Плесков, Пльсков), выводимом от реки Пскова. Piskawa (по-ливски), pihkwa, piskwa (по-эстонски) означает «смолистая вода». Другие толкования гидронима — «плеск», «блеск», «рыбная река», «песок». Археологами установлено, что в Пскове X-XI вв. жили потомки славян — псковских кривичей, представители прибалтийско-финских, балтских и скандинавских племен.

     

     

     Ольгин Град

     От рода Варяжска происходила и киевская княгиня Ольга (Helga), в крещении — Елена. Государственным строительством и радением за православную веру Ольга снискала особое почитание. Автор Повести Временных Лет впервые сообщает о Пскове в контексте ее биографии, констатируя факт приведения князю Игорю «жены от Пьскова (Плескова) именем Ольгу». У язычника Игоря были другие жены, но в анналы вошла одна. Второе, по времени, упоминание Пскова в Повести Временных Лет датировано 947 г.: «Иде Вольга Новугороду, и устави по Мьсте повосты и дани и по Лузе оброки и дани; и ловища ея суть по всей земли, знамянья, и места, и повосты, и сани ее стоять въ Плескове и до сего дне…». Степенная книга рассказывает о первой встрече Игоря с Ольгой на ее родине, в Выбутах (12 км от Пскова), и об основании княгиней Троицкого собора и города Пскова. По Иоакимовской летописи, «Олга… повелела построить град на берегу Великой реки, и нарекши его Плесков, населить людьми, отовсюду призывая». Археологическое изучение Пскова доказало, что он возник задолго до рождения Ольги. Однако именно в Ольгино княжение Псков из укрепленного поселения превращался в административный и торгово-ремесленный центр: распространение системы погостов на широкую территорию вело к преобразованию догородской структуры Пскова в городскую.

     «…на своей воли живяху в нем сущие людие…» (из Псковской летописи)

     Псков не был княжеской вотчиной, но признавал главенство киевского князя. Возвышение Новгорода — проводника политико-административного влияния Киева на Северо-Западе — обусловило включение Пскова в Новгородскую волость. Псков находился в компетенции новгородских архиепископа и князя — войскового предводителя, делившего с посадниками исполнительную и судебную власть. Псковские посадники назначались из Новгорода. Вече новгородское — законодательный орган — предопределяло решения веча псковского.

     Псковитяне, имея ресурсы для жизнеобеспечения и этнографически отличаясь от потомков ильменских (новгородских) славян, стремились к самостоятельности. В 1036 г. псковский князь Судислав был арестован Ярославом Мудрым за неподчинение. Ослабление роли Киева усилило центробежные тенденции. В 1136 г. новгородская оппозиция лишила власти внука Владимира Мономаха, Всеволода Мстиславовича. Псковитяне блюли собственный интерес.

     В 1137-1138 гг. Всеволод Мстиславович княжил в Пскове и готовил захват новгородского стола. Его смерть предотвратила вооруженный конфликт. Но твердость псковитян вынудила Новгород признать независимость своего младшего брата, упроченную при князе Довмонте, в крещении — Тимофее (1266-1299 гг.). Даже военные альянсы не воссоединили братьев. Де-юре Псков отделился от Новгорода в ходе борьбы за сюзеренитет между Москвой и Тверью.

     В 1327 г. великий князь Александр Михайлович Тверской после антитатарского восстания в своей вотчине сбежал в Псков. Великое княжение хан передал Ивану Калите. Тот требовал явки беглеца в Орду. Псковитяне не выдали князя Александра.1,5 года он укрывался в Литве, держа связь с Псковом. При нем возникли первое псковское законодательство и Болотовский договор, который подтверждал соглашение 1138 г. и фактическое положение дел: посадники избирались псковским вечем; владычные наместники назначались из псковитян; псковитина не вызывали на суд в Новгород. Иван Калита не осуждал действия Пскова, но сдерживал их через новгородского владыку и московского митрополита: псковская церковь не получила автономии. В 1337 г. хан, по совету Ивана Калиты, перевел Александра Михайловича в Тверь, чтобы в 1339 г. казнить без сопротивления Пскова и Литвы. Москва победила Тверь, усилив влияние в Новгороде и в Пскове. Более Новгород не посягал на вольности Пскова.

     

     «Псковская пошлина» (законы и традиции)

     Внешне- и внутриполитическую жизнь Пскова определяло вече — собрание лично свободных глав семейств и дворовладельцев мужского пола. Атрибутами вечевой республики являлись вечевой колокол — для созыва собраний, и степень (возвышение) — для обращений ораторов. На вече председательствовал степенной посадник (с 1420 г. — два), избираемый ежегодно из бояр. Смененные, старые, посадники становились командующими воинских подразделений и послами Пскова за рубежом. Со временем старые посадники вновь могли баллотироваться в степенные. Вечевые дела вела господа — коллегия князя, сотских (глав кончанских сотен), степенных и старых посадников. Господа распоряжалась вечевыми канцелярией и архивом . Традиция веча принимать решения криком делала его управляемым для господы, состав и полномочия которой обусловили сосредоточение власти в руках 20 боярских семей. Князь не руководил господой в силу ограниченности своей компетенции. Критериями приглашения на княжение были наличие у претендента сильной дружины, принятие им псковской пошлины и православия. Вступая в права, избранник целовал вечу крест. За нарушение старины князя изгоняли. Князь играл роль судьи и военачальника. Но непосредственно он командовал лишь конным отрядом численностью многократно меньшей городского ополчения. Судебная власть и доходы князя лимитировались участием сотских в рассмотрении дел.

     В 1397 г. вече утвердило Псковскую судную грамоту (ПСГ) — свод государственных законов на основе княжьих грамот Александра Невского и Константина Дмитриевича и приписок псковских пошлин. ПСГ оформляла отношения бояр с зависимыми людьми; определяла порядок наследования имущества; регламентировала условия заключения вексельных и залоговых сделок; устанавливала правила документооборота в городском архиве — ларе; закрепляла процессуальные нормы. ПСГ дополнялась вплоть до конца вечевого строя и присоединения Пскова к Москве. ПСГ стала одним из источников кодекса права Русского государства — Судебника 1497 года.

     …1510 г. ознаменовался снятием вечевого колокола, присягой на верность Василию III и выводом из Пскова 300 боярских семей. За пределы Кремля и Середнего города выселили всех псковитян и вынесли торг. Бескровность мероприятий обеспечила искусная дипломатия Василия III и дьяка Третьяка Долматова. А в ее основе лежало многолетнее военное и политическое взаимодействие Пскова с Москвой.

     

     «:град твердъ стенами, и людеи бе множество: в нем» (из Псковской летописи)

     С 1510 г. обстраиванье Псковской земли стало приоритетным для Москвы. Повелением великого князя интенсифицировалось культовое и оборонное зодчество псковских мастеров. В 1516-1564 гг. в Пскове возведено то же число церквей, что и за период с 1404 по 1508 гг.

     Только в 1519 г. строились три храма в Пскове, один - в Опочке и два - в Псково-Печерском монастыре. В 1558-1565 гг. Псково-Печерский монастырь, по сооружении стен и башен, сделался крепостью. К 1537 г. завершена фортификация Пскова: в верхнем течении и в устье реки Псковы сложены поперечные стены - Верхние и Нижние решетки, сомкнувшие внешнее кольцо обороны и превратившие часть реки во внутреннюю гавань города.

     Псковская крепость являлась лучшей в России XVI в. Территорию Крома, Довмонтова, Середнего и Окольного городов и части Запсковья, площадью 215 га, ограждали 4 пояса каменных укреплений протяженностью 9 км. Мощь усиливали 37 башен. Коммуникацию обеспечивали 14 ворот, настенные, башенные и подземные переходы. Обзор местности с севера давала Наугольная Варлаамская башня, с юга - Покровская. Водобежные ворота контролировались с Башен у Нижних решеток и с Косьмодемьянской и Никольской башен у Верхних решеток. Атаки останавливались огнем артиллерийского наряда. Подкопы определялись по специальным колодцам - слухам.

     После Москвы и Новгорода Псков был третьим городом России XVI в. В нем и в округе насчитывалось 40 приходских церквей и 40 монастырей. За пределами крепости находился посад. В городе и на посаде проживало 30000 человек. На Большом Торгу Окольного города располагались 40 торговых рядов. Кроме того, существовали рыбные ряды в устье Псковы - в Рыбниках и мясные ряды в северной и южной частях города - на Запсковье и на Полонище. Совокупность торговых точек составляла 1700 единиц, в том числе 190 хлебных лавок.

     «Потягнете за святую Троицу, и за святыя церкви, и за свое отечество!» (Довмонт)

     С 1116 по1709 гг. на долю Пскова выпали 123 войны. Псковская земля первой принимала удары с Запада. В отличие от Золотой Орды, Орден Меченосцев (1202-1237 гг.) и Ливонский Орден (1237-1561 гг.) не ограничивали планов контрибуцией и превращением Руси в вассала. Они вели натиск на Восток с целью аннексии и насаждения католицизма. На Псковском рубеже оберегались территориальная целостность и государственная религия страны. После распада Ливонского Ордена угроза исходила от Речи Посполитой (1569-1795 гг.) и Швеции.

     Противостоять агрессорам в одиночку Псков объективно не мог. Но его альянс с Москвой вызывал разную реакцию современников. Редактор Псковской третьей летописи (1567 г.), игумен Псково- Печерского монастыря Корнилий усматривал в нем только потерю вечевой старины. Летопись игнорировала борьбу Пскова и Москвы с Ливонским Орденом и Литвой, содействие великого князя в строительстве псковских укреплений; правление дьяка Мисюря Мунехина, 18 лет преумножавшего мощь и богатство Псковского края.

     Старец Елеазарова монастыря Филофей в посланиях к великому князю Василию III, дьяку М. Мунехину и царю Ивану IV изложил теорию «Москва - третий Рим». Ее ключевая идея: «Все христианские царства сошлись в одно твое, потому что два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не быть». Величие Русского государства зиждится на единстве во главе с Москвой. Ведь все значимые для страны победы обретались совместными усилиями:

     5.04.1242. Ледовое побоище с участием владимирцев, новгородцев, псковитян и суздальцев. Отвоеваны Водь, Луга, Псков, Латыгола. Разменены пленные.

     1268 г. Раковорская битва с участием новгородцев, псковитян, суздальцев и тверичей. Рыцари бежали. Полк князя Довмонта гнал врага до Балтики.

     1407, 1426 гг. Москва помогла Пскову в борьбе с Литовским князем Витовтом. Мирное соглашение составлено «по псковской воле, по князя великого докончанию».

     1473 г. Москва прислала в Псков отряды из 22 городов. Ливонский Орден заключил мир на 20 лет с воеводой великого князя и с князем псковским.

     1480 г. Война с ливонцами, в нарушение договора сжегшими посад Гдова. Войска великого князя разграбили Юрьев. Ливонцы осадили Псков и были отбиты. Затем русские атаковали города Феллин и Терветен. Магистр Ордена заключил новый договор на условиях Москвы.

     27.08.1581-04.02.1582 Героическая оборона Пскова от войск польского короля Стефана Батория. По приказу воеводы Ивана Шуйского сожжен посад, у каменной стены Окольного города выстроена деревянная, а между стенами прорыт ров. При артобстреле 7-8 сентября в каменной стене образовался пролом, куда ринулись атакующие. Деревянная стена позволила ратникам сдержать натиск. Враги заняли Покровскую и Свинузскую башни. На защиту города поднялись все жители: штурм отбили, пролом заделали, Свинузскую башню взорвали. Затем псковитяне отразили 31 приступ и совершили 46 вылазок против неприятеля. Второй штурм состоялся 2 ноября. Его остановили пушкари: на великорецком льду вырос мост из трупов. Поражение армии Речи Посполитой под Псковом помогло России вернуть Великие Луки, другие захваченные города и окончить Ливонскую войну (1558-1583 гг.) в прежних границах.

     30.07-17.10.1615 Осада Пскова войсками шведского короля Густава Адольфа. Изначально воеводы Василий Морозов и Федор Бутурлин навязали врагу полевое сражение, в коем погиб командующий Эверт Горн. Августовской ночью отряд противника взорвал Взвозские ворота у Нижних решеток и бросился к Варлаамским воротам, дабы открыть их для основных сил. Псковитяне выбили нападавших из города. Началась 1,5-месячная осада. На Запсковье и на Завеличье неприятель выстроил 10 городков и навел 2 моста через реку Великую. 3 дня перед штурмом велся артобстрел. 9 октября завязались бои у Варлаамских ворот и у Наугольной Варлаамской башни. Защитники отразили штурм и Густав Адольф снял осаду. Неудача под Псковом ослабила его позицию в мирных переговорах с Россией и вынудила вернуть Ладогу, Порхов, Гдов, Старую Руссу и Новгород.

     «Лучше всякой силы - промысл» (А.Л.Ордин-Нащокин)

     Внешняя торговля была базисом экономики Пскова. Находки позднеримской монеты IV в., византийской монеты VII в., кладов арабских монет говорят о развитости его зарубежных связей. В 1425-1510 гг. в Пскове чеканили свою, а до 1632 г. - общерусскую монету. В ходе реформы 1654-1663 гг. Псковский денежный двор лидировал по объему продукции, имея контакты с поставщиками сырья из Европы. Водный путь связывал Псков с Ивангородом, наземный - с Ригой и Литвой. На Завеличье располагались Немецкий, Любский (Ганзейский) и Шведский (старый Немецкий) дворы. Для активизации внешней торговли гостиный двор организовали и у Псково-Печерского монастыря. С конца XV в. Псков - ведущий партнер Ганзы. В1582, 1607 гг. появились Немецко-Русские разговорники. В Пскове работали купцы Сурожского и Суконного рядов. Первый контролировал торговлю с Азией, второй - с Западной Европой. В Пскове имелись Большой, Льняной, Тверской гостиные дворы и Двор для московских людей. Псковские купцы выполняли поручения правительства. Объем торговых пошлин со Пскова двукратно превышал новгородский и равнялся московскому.

     Инициатор Новоторгового устава (1667-1724 гг.) А. Л. Ордин-Нащокин вынашивал идеи меркантилизма в бытность псковским воеводой (1665-1666 гг.). Его «17 статей о градском устроении» регулировали беспошлинную торговлю, создание «торговых товариществ» и «ссудного банка».

     :По итогам Северной войны расширились границы России и Псков утратил свое значение оборонительного и торгового центра на Северо-Западе страны:

     

     Первое упоминание и основание Пскова

     

     Первое датированное упоминание о Пскове содержится в древнейшем из сохранившихся летописном своде — Повести временных лет (ПВЛ) в редакциях начала XII в., представленных в составе Лаврентьевской (XIV в.) и Ипатьевской (начало XV в.) летописей. Оно находится в статье «В лето 6411» (903/904 г. по мартовскому стилю) и повествует о приведении Игорю жены «от Пьскова (Плескова) именем Ольгу» (ПВЛ по Лаврентьевской летописи 1377 г. Ч. 1, М.-Л:, 1950, с. 23; ПСРЛ, т. II, изд. 2-е, СПб, 1908, стб, 20, 21).

     Многие историки XVIII и XIX вв. считали известие ПВЛ достаточно информативным для суждения о том, что Псков существовал в 903 г. (Карамзин Н.М., 1989, с. 254,, примеч. 303). Дискуссия о времени возникновения Пскова, отразившаяся в исторической и краеведческой литературе XIX-начала ХХ вв., касалась преимущественно вопроса, существовал ли Псков до Ольги (о чем свидетельствовал текст ПВЛ) или был основан этой княгиней (сторонники этого мнения опирались на текст Жития св. Ольги, включенного в Степенную книгу XVI в.). Попытки установить абсолютную дату начала Пскова оставались бесплодными (Васильченко В.Г., 1903; Серебрянский Н.И., 1907). Н. И. Серебрянский, подводя итоги обсуждения темы, обратил внимание на скудость археологических данных и необходимость археологических раскопок для продвижения в решении вопроса (Серебрянский Н. И., 1907, с. 5-6; 23).

     Археологические раскопки в Пскове в дореволюционный период носили случайный характер и существенных открытий, касающихся возраста Пскова, не принесли (Лабутина И.К., 1983, с. 9). Целенаправленные научные исследования, начатые в 1930 г. и проводившиеся до настоящего времени различными научными организациями и учреждениями ГАИМК, ИИМК, ИА АН СССР (РАН), Псковский музей, Государственный Эрмитаж, ПГПИ, ПНТЦ, ПГНИАЦ, ЦНРМ при участии Управления культуры Псковского облисполкома и ВООПИиК, — позволили получить важнейшие сведения о раннем Пскове и его развитии в период средневековья (Чернягин Н.Н., 1937; Тараканова С.А., 1956, с. 36-40; Гроздилов Г.П., 1962; Гроздилов Г.П., 1964; Белецкий С.В., 1980; Плоткин К.М., 1982; Археологическое изучение Пскова, 1983; Лабутина И.К., 1983а; Белецкий В.Д., 1986; Седов В.В., Белецкий С.В., 1986; Лабутина И.К, 1987; Белецкий В.Д., 1991; Седов В.В., 1992; Белецкий СВ., 1993; Археологическое изучение Пскова, вып. 2, 1994; Белецкий В.Д., 1994; Кильдюшевский В.И., 1994; Плоткин К.М., 19946; Лабутина И.К., Колосова И.О., Спаепанов СВ., Харлашов Б.Н., 1995; Археологическое изучение Пскова, вып. 3, 1996; Харлашов Б.Н., 2000 и др.).

     Одним из основных результатов археологических работ было установление места первоначального Пскова. Псков возник на возвышенном мысу при впадении Псковы в р. Великую, в северной части средневекового Крома. Эта часть Пскова вошла в научную литературу как Псковское городище. Наиболее широкие (1800 кв. м) раскопки были проведены здесь в 1946 — 1949 гг. С. А. Таракановой, ею же была выполнена первая интерпретация полученного материала. Позднее Псковское городище исследовалось Г. П. Гроздиловым, М. Х. Алешковским, В. Д. Белецким, С. В. Белецким. К настоящему времени изученная площадь достигла 3000 кв. м. Все исследователи, обращавшиеся к результатам раскопок, едины во мнении о возникновении первоначального поселения задолго до первого упоминания Пскова. С. А. Тараканова определяла его дату как рубеж н. э. — III в. н. э. Опорой для датировки были вещевые находки, относящиеся к рубежу н. э. (две булавки — железная с завернутой головкой и бронзовая с дисковидной головкой — и сетчатая керамика, встреченная в сравнительно небольшом количестве) (Тараканова С.А., 1956, с. 37). Достаточно устоявшимся в течение продолжительного времени было мнение о середине I тыс. н. э. (V — VI вв.) как наиболее надежной дате раннего поселения, основанной на конечном времени бытования сетчатой керамики, имеющей аналогии в юго-восточной Эстонии и других районах Восточной Прибалтики а также на отсутствии выраженного культурного слоя предшествующего времени (Белецкий С.В., 1980, с. 11; Лабутина И.К, 1981, с. 28; Плоткин К.М., 1982, с. 160; Седов В.В., 1983, с. 6; Псков. Очерки истории, 1990, с. 5).

     Раскопки 1991 — 1992 гг. у восточного края центральной части Псковского городища позволили уточнить верхнюю хронологическую границу существования поселения носителей культуры сетчатой керамики. Она, согласно датировке по 14С (радиоуглеродный метод), определяется как вторая половина IV — первая треть V вв. (Белецкий С.В., 1996, с. 54-56; Белецкий В.Д., Белецкий С.В., Попов С.Г., 2000, с. 25, 31, 33, 34). Небольшой первоначальный поселок принадлежал, по мнению исследователей, прибалтийско-финскому населению и существовал в течение первой половины I тыс. н. э. до названной даты (Плоткин К.М., 1992а, с. 24; Белецкий С. В., 1996, с. 54-56; Плоткин К.М., 1999, с. 12; Белецкий С.В., Скрытникова Е.В., 2000, с. 8). В последних работах С. В. Белецкого появились дополнительные данные о древнейших находках на уровне погребенной почвы, представленных немногочисленными фрагментами лепной керамики и единичными предметами из кости и железа, отнесенных автором к прибалтийско-финской асвенской культуре середины — третьей четверти I тыс. до н. э. (Белецкий С.В., 1996, с. 54, примеч. 2; Белецкий С.В., Скрытникова Е.В., 2000 с. 7, 8).

     Итак, на основании изучения Псковского городища возраст Пскова определяется как период около 2000 лет или более.

     Цитируется по изданию: «Псков. Историческая справка». Лабутина Инга Константиновна.

     

     

     Формирование города

     

     Возникновение славянского поселения на территории Пскова (на месте первоначального поселка) относится исследователями к середине I тыс. н. э. Именно в это время на территории Пскова появляются носители культуры псковских длинных курганов — псковские кривичи. В. В. Седовым убедительно доказано, что формирование этой культуры в Ильменско-Псковском крае отражает первый этап славянского расселения на севере Восточной Европы, а бассейн р. Великой был одним из районов наиболее раннего славянского расселения (Седов В.В., 1994, с. 127-137; Седов В.В., 1995, с. 209-217; Sedov V., 1996, S. 62-64; Седов В.В., 1998, с. 42-46). К. М. Плоткин на основе изучения материалов Псковского городища пришел к выводу о том, что на поселении прослеживаются два периода, соответствующие ранней (V — VII вв.) и поздней (VIII — IX вв.) стадиям культуры длинных курганов (Плотник К.М., 1982, с. 160-161; Плоткин К.М., 1999, с. 12-13). Второй период, как считают все исследователи, был отмечен возведением земляных укреплений, активным домостроительством, развитием производств (бронзолитейного, железоделательного, камнерезного и косторезного). Границы городища с южной стороны не установлены, но на южную часть Крома, где ранние отложения датируются лишь второй половиной IX в., оно не распространялось (Белецкий С.В., 1996, с. 60). Псковское городище было тесно связано с округой и являлось ее административным и культурным центром (Седов В.В., 1982, с. 57; Плоткин)

     Именно Псковское городище стало предшественником города Пскова. Его центральная роль среди поселений нижнего Повеличья и Псковского поозерья, удобное географическое положение способствовали в последующем формированию городского центра.

     Уже вскоре после раскопок С. А. Таракановой и публикации результатов раскопов в Пскове в исторической литературе и учебных пособиях появились краткие очерки, отразившие новые данные по истории города. В 1950 г. профессор А. В. Арциховский включил в программу курса «Основы археологии» МГУ им. М. В. Ломоносова новый раздел «Древности Пскова», а в 1954 г. ввел в учебник «Основы археологии» новый раздел о Пскове. В начале раздела говорилось: «... Псков в летописях назван «младшим братом» Новгорода. Археология обнаружила, что этот «младший брат» Новгорода гораздо старше своего «старшего брата». Высокая скала при слиянии рек Великой и Псковы, ставшая Псковским Кремлем, была, судя по раскопкам, непрерывно заселена в течение двух тысячелетий» (Арциховский А.В., 1954, с. 246). О существовании Пскова как значительного центра уже в IX в. писал в 1956 г. на основе новых открытий в Пскове крупнейший исследователь Древней Руси академик М. Н. Тихомиров (Тихомиров М.Н., 1956, с. 27-28).

     Археологические исследования не только предоставили важные для истории данные о поселении, существовавшем до времени первого упоминания города, но и позволили судить о Пскове Х в., времени первых летописных известий о нем. В течение Х в. площадь Пскова увеличивается в несколько раз (ориентировочно — до 15 га). Поселение характеризуется признаками топографической структуры, присущей древнерусским городам на раннем этапе их развития: детинец, посад, культовый центр (святилище и кладбище).

     Детинец размещался на месте Псковского городища. Место его укреплений с южной стороны пока точно не установлено. Слой Х в. присутствует в ряде раскопов, по которым имеются абсолютные даты (Белецкий В.Д., Белецкий С.В., Попов С.Г., 2000, с. 25-34; Белецкий С.В., Скрынникова Е.В., 2000, с. 9). Во многих местах он был нарушен, но среди переотложенных вещей достаточно много предметов, относящихся к Х в. или имеющих более широкий хронологический диапазон, включающий Х в. В сохранившемся слое, как и на посаде, встречены остатки деревянной застройки, представленной срубами.

     Посад Пскова Х -- начала XI вв. занимал территорию в южной части средневекового Кремля (освоена к началу Х в.) и в междуречье, на территории будущего Довмонтова города и Застенья начала XIV в. (вдоль р. Великая и Пскова). Освоение названной территории происходило не единовременно, но постепенно, в течение всего Х в. Основанием дпя датирования являются комплекс массовых и индивидуальных находок, стратиграфические наблюдения, дендродаты (Гроздилов Г.П., 1964, с. 144-145; Псков. Очерки истории, 1990, с. 10; Лабутина И.К., 1987, с. 131; Плоткин КМ., 1.994а, с. 29-30; Плоткин К.М., 1996, с. 165-170).

     Культовый участок (курганное кладбище и святилище) Х — начала XI вв. находился в центральной части междуречья между двумя языками посада Х в. При раскопках на ул. Ленина в Пскове открыто круглое (диаметр около 11 м) святилище, окруженное ровиком (Лабутина И.К, 1989) и остатки древнерусского курганного некрополя с 73 погребениями, совершенными по способу кремации и ингумации (Лабутина И.К., Кильдюшевский В.И., Урьева А.Ф., 1981; Лабутина И.К., 19836, с. 150-155, 158; Лабутина И.К, 1992; Колосова И.О., Милютина Н.Н., 1994; Милютина Н.Н., 1994; Милютина Н.Н., 1996; Археологическое изучение Пскова, вып. 3, 1996, с. 32-33, 91-181; Милютина Н.Н., 1997). В 1998 г. на территории, прилегающей к Октябрьской площади, в квартале между ул. Ленина, Пушкина и Октябрьским проспектом при охранных раскопках были обнаружены еще 7 древнерусских погребений, отнесенных по совокупности признаков к Х — началу XI вв. Вероятно, к этому же времени относится погребение по обряду кремации в составе курганно-жальничного могильника на Полонище (Романова горка) (Кильдюшевский В.И., 1994, с. 20).

     Цитируется по изданию: «Псков. Историческая справка». Лабутина Инга Константиновна.

     Княгиня Ольга в Пскове

     

     Изучение комплекса археологических памятников Х — начала ХI вв. в исторической части Пскова позволяет сказать, что население его было полиэтничным. В его состав входили славяне, в том числе потомки тех кривичей, которые ранее жили на Псковском городище, представители прибалтийско-финского и, возможно, балтского населения, а также скандинавы. Такое сочетание вполне объяснимо на пограничье разных этнических территорий, при межэтнических контактах, имевших давнюю традицию. Кроме того, полиэтничность — один, хотя и не главный, признак городского образования (Седов В.В., 1995, с. 375), отражающий разнообразие путей пополнения городского населения. Удобное положение на водной магистрали способствовало экономическому развитию Пскова. Социальная структура раннегородского периода для Пскова пока не изучена. Очевидно (по характеристике погребений), что имела место имущественная и, вероятно, социальная дифференциация, хотя ярких примеров её псковский некрополь не содержит. Наличие нескольких погребений с предметами вооружения в инвентаре позволяет предполагать, что погребённые были дружинниками. Археологические исследования внесли ясность в вопрос, был ли Псков основан княгиней Ольгой. Несомненно, что Псков как поселение возник задолго до рождения будущей киевской княгини. Формирование города в Х в. определялось, прежде всего, социально-политическими условиями образования Древнерусского государства и ролью Пскова как крупнейшего центра кривической территории. Именно этим объясняется интерес к Пскову, как и к Новгороду, киевских князей, проявившийся и в годы княжения Ольги. Летописное известие о поездке княгини «к Новугороду» в 947 г., присутствующее, кроме ПВЛ., и в другом раннем летописном своде (НПЛ младшего извода), содержит второе упоминание Пскова: «... и устави по Мьсте повосты и дани и по Лузе оброки и дани; и ловища ея суть по всей земли, знамянья, и места, и повосты, и сани ее стоять въ Плескове и до сего дне, и по Днепру перевесища и по Десне, и есть село ее Ольжичи и доселе. И изрядивши, възратися к сыну своему Киеву... (ПВЛ, М.-Л., 1950, ч. 1, с. 43). Рассматривая упоминание Пскова в контексте сообщения, следует понимать, что маршрут Ольги пролегал и через Псков (Древняя Русь. Город..., 1985, с. 87). Заключение летописца содержит подведение итогов поездки («изрядивши» — от «изрядити» — «навести порядок» — СлРЯ XI — XVII вв., вып. 6, с. 208). Действия княгини в Пскове остаются для нас неизвестными; не исключено, что ею были предприняты меры, аналогичные тем, что названы в летописи относительно Мсты и Луги. Распространение в 947 г. системы погостов на новые территории, по мнению В. Л. Янина, способствовало преобразованию догородской структуры Новгорода в городскую (Янин В.Л., 1999, с. 22-25). Установление киевской княгиней фиксированных уроков и погостов на широкой территории, как считают исследователи, было важным этапом в формировании Древнерусского государства.

     В обобщающем труде по древнерусскому городу Псков включен в число 30 поселений Х — начала XI вв., обладавших городскими признаками (Куза А.В., 1985, с. 52-53).

     Цитируется по изданию: «Псков. Историческая справка». Лабутина Инга Константиновна.

     

     

     Псков в составе русского государства

     В течение всего времени существования Российского государства Псков и прилегающая к нему территория были частью Руси и России. Формирование Псковской земли (первоначально как особой историко-этнографической единицы) на основе территории распространения псковских длинных курганов происходило уже во второй половине I тыс. н: э. (Седов В.В., 1999а, с. 235). В IX в. словене, псковские кривичи, меря и, возможно, чудь, по-видимому, создали военно-политический союз — своеобразную межэтническую конфедерацию, задачей которой была защита от внешней опасности, главным образом от набегов варягов (Янин В.Л., 1994, с. 20-21; Седов В.В., 1996, с. 111-134). Позднее, согласно летописным данным, словене, кривичи, меря и чудь в момент внутренних раздоров пригласили варяжского князя (князей).

     В эпоху Древнерусского государства Псков признавал главенство киевского князя. В течение некоторого времени на определенных условиях входил в состав Новгородской волости и управлялся с участием Новгорода (Колотилова С.И., 975). Начало государственной самостоятельности Пскова ещё недавно относили к середине XIV в. (исходя из датировки Болотовского договора 1348 г.) или второй половине XIII в. В настоящее время это мнение значительно поколеблено благодаря исследованиям В. Л. Янина. Его наблюдения позволили сделать вывод о том, что Псков был самостоятельным в течение длительного времени, начиная с 1136 г. (за исключением короткого периода в начале XIV в.) и что Болотовский договор на самом деле был заключен до событий 1348 г., вероятно, в 1329 г., и содержал подтверждение более раннего соглашения о независимости Пскова (Янин В. Л., 1992; Бассалыго Л. А., Янин В.Л., 1997, с. 105-106). Определение В. Л. Яниным времени начала самостоятельности Пскова с периода вокняжения в Пскове Всеволода Мстиславича, изгнанного новгородцами и призванного псковичами (1137-1138 гг.), нашло подтверждение и развитие в других исследованиях (Валеров А. В., 2000, с. 11). В настоящее время высказаны аргументы в пользу альтернативной даты Болотовского договора — 1342, 1342/ 1343 гг. (Круглова Т.В., 1991; с. 8; Белецкий С.В., 1994а, с. 67; Еременко А.В., 1997; Валеров А. В., 2000). Первоначальное соглашение о независимости Пскова гипотетически датируется 1138 г. (Валеров А. В., 2000, с. 11).

     Псковский княжеский стол, как и столы ряда других земель (Киевской, Новгородской, Переславской), в отличие от большинства русских земель-княжений периода феодальной раздробленности, не был закреплен за определенной княжеской ветвью с условием наследования (Горский А.А., 1996, с. 7). Выбор князя для Пскова зависел от политической ситуации на Руси в целом, а также в ее северо-западных землях и часто от международной обстановки. Попытки Новгорода вернуть политическую власть над Псковом не были успешны. Вместе с тем Псков и Новгород были тесно связаны. В церковном отношении Псков продолжал подчиняться Новгороду, входя с ним в одну епархию во главе с новгородским владыкой. Упрочение политической самостоятельности Пскова, хотя и не привело к созданию псковской епархии, но повлияло на увеличение роли местной церковной администрации (Круглова Т.В., 1991, с. 2122). У двух государств-соседей было много общих интересов, объединявших Новгород и Псков в военных и дипломатических мероприятиях: существовали близкие по происхождению и функциям государственные институты. Но каждая земля имела свою территорию, свой княжеский стол, свои вече и законодательство, с XV в. — свою монету.

     И в период политической раздробленности Руси Псков не терял связей с другими русскими землями и защищал не только себя, но и всю Русь, будучи русским пограничьем на Северо-западе. Крупные военные события, в которых участвовали псковичи, связаны с периодом немецкой агрессии в Прибалтике и соседством Ливонского ордена. Почти вся первая половина XIII в., с небольшими перерывами, прошла для псковичей в военных походах и отражениях нападений на свою землю. Крупнейшими общерусскими (с участием новгородцев и суздальцев) событиями были освобождение Пскова и битва на Чудском озере в 1242 г., под руководством Александра Невского. Эта победа была закреплена в последующем успешными военными мероприятиями псковичей в период княжения Довмонта.

     XIV — XV вв. — время расцвета Псковского государства. Упрочение границ, строительство крепостей-пригородов, дипломатические и военные мероприятия обеспечили возможность экономического развития Пскова и его земли. С XIII в. Псков признавал сюзеренитет великого князя владимирского. Некоторые отступления относятся к середине XIV в. Это был период борьбы за великое княжение между Тверью и Москвой, в которую были вовлечены Новгород и Псков. Псков укрыл у себя князя Александра Михайловича Тверского, бежавшего из Твери после восстания 1327 г. против ордынцев. В течение 10 лет, вплоть до отъезда князя в Орду и его смерти в 1339 г., Псков сохранял союз с ним. Около полутора лет князь Александр Михайлович провел в Литве, куца отъехал под угрозой митрополичьего проклятия и отлучения, обещанных ему и псковичам, и не желая являться в Орду. Его возвращение на княжение в Псков «из литовской руки» было отрицательно воспринято в Новгороде (ПЛ, вып. Т, с: 16-17; вып. II, с. 23-24, 90-92; НПЛ, с. 38, 341-343, 348; Горский А. А., 1996, с. 50-51). В течение XIV в. в Пскове на княжении известны несколько князей из Литвы, но не всегда это были сторонники великого князя Литовского. На псковский княжеский стол приглашаются князья из других княжеств, с конца XIV в. — преимущественно — из Северо-восточной Руси. Условиями приема князя были принадлежность к православной вере и соблюдение псковской «пошлины» — законов и традиций. В середине XV в. вводится новое правило приема князя: теперь великий князь, не ожидая просьбы псковского веча, сам назначает в Псков князя по своему выбору, и последний по сути становится наместником Москвы. Псков вынужден был мириться с ограничением своих прав, будучи заинтересован в военной и дипломатической помощи великого князя (Псков. Очерки истории, 1990, с. 50-52). Присоединению Пскова к Москве предшествовала дипломатическая подготовка (Хорошкевич А.Л., 1980, с. 120-121). В 1510 г. Псков входит в состав Русского централизованного государства. Это событие подробнейшим образом освещено и проанализировано в монографии Н. Н. Масленниковой (Масленникова Н.Н., 1955; см. также очерк Н. Н. Масленниковой: Псков. Очерки истории, с. 61-75), ему же посвящены очерки других крупнейших исследователей средневековой Руси: более краткий — М. Н. Тихомирова (Тихомиров М. Н., 1962, с. 318-319) и — с анализом внешнеполитической обстановки и действий Василия III в период подготовки и осуществления присоединения — А. А. Зимина (Зимин А.А., 1972, с. 112-123). Международная ситуация и роль события в международном аспекте исследованы А. Л. Хорошкевич (Хорошкевич А.Л., 1980). Последующая история Пскова связана с этапами развития России.

     С начапа XVIII в. по административной принадлежности Псков входил в Ингерландию: с 1710 г. — в Санкт-петербургскую губернию (1708-1719 гг.), был (с 1719 г.) центром Псковской провинции, вошедшей позднее в состав Новгородской губернии (1727-1772 гг.), был включен в состав Псковской губернии с центром в Опочке (1772 — 1777 гг.).

     С 1777 г. Псков — губернский город, центр Псковского наместничества (с 1796 г. — Псковская губерния). В 1927 г. Псков вошел в Ленинградскую область как центр образованного из части Псковской губернии Псковского округа. Деление на округа в 1930-1935 гг. упразднялось, потом в 1935 г. в приграничных областях оно было восстановлено, при этом Псков оставался в составе Ленинградской области. С 23 августа 1944 г. с образованием Псковской области и по настоящее время Псков является областным центром (Административно-территориальное деление Псковской области..., кн. 1, 1988, с. 7-16).

     Цитируется по изданию: «Псков. Историческая справка». Лабутина Инга Константиновна.

     

     Псков в военной истории России

     

     С начала существования Древнерусского государства в течение семи — восьми столетий Псков защищал северо-западные рубежи Руси. Все войны и военные действия на этой территории не миновали Пскова. Сопротивление Пскова и Новгорода немецкой агрессии в XIII в. остановило продвижение Ливонского ордена в трудное для Руси время татаро-монгольского нашествия и служило препятствием его агрессии в XIW XV вв. Наиболее значимые сражения долго жили в памяти псковичей: Ледовое побоище и битва при Раковоре вспоминались в начале XV в. при описании Каменского побоища — битвы на Логозовицком поле (ПЛ, вып. I., с. 31; ПЛ, вып. II, с. 115, 1 l6). Имена князей Александра Невского и Довмонта, сражавшихся на Псковской земле за всю Русь; стали символами побед русского оружия.

     Об участии псковичей в Куликовской битве сообщает так называемая Летописная повесть, пространная редакция которой была создана в конце XIV. в. (или 40-х гг. XV в.) (Пространная летописная повесть о Куликовской битве, 1985 с. 181). Возглавил отряд псковичей и полочан полоцкий князь Андрей Ольгердович, в 1377/1378 г. севший на княжение в Пскове и в последние годы перед Куликовской битвы выступавший как верный союзник великого князя Дмитрия Ивановича (Флоря Б.Н., 1980, с. 158-159).

     Героическая оборона Пскова в 1581-1582 гг. закончилась отступлением войска Стефана Батория от стен непокоренного города. Благодаря подвигу псковичей война была закончена без территориальных уступок Польше. События обороны Пскова нашли отражение в написанной очевидцем событий, жителем Пскова, иконописцем Василеем замечательной «Повести о прихожении Стефана Батория на град Псков» и в летописях.

     Боеспособность псковской крепости, возможности русской артиллерии и самоотверженность псковичей были освещены не только в русских источниках, но и многократно отмечены свидетельствовами иностранцев-участников осады или на основе информации последних (Кирпичников А.Н. 1994, с. 198-202).

     Оборона Пскова подробно охарактеризована в исторической литературе и вошла как героическое событие в военную летопись России. Стойкость псковичей имела большое нравственное значение: «...Псков или Шуйский спас Россию от величайшей опасности, и память сей важной заслуги не изгладится в нашей истории, доколе мы не утратим любви к отечеству и своего имени» (Карамзин Н.М., 1892).

     Несколько попыток овладения Псковом были предприняты в Смутное время Швецией, захватившей значительные территории Северо-запада России, в том числе Новгород. Наиболее крупный военный эпизод — осада Пскова войском во главе со шведским королем Густавом Адольфом в 1615 г. Ни осада; ни штурмы города не позволили одной из лучших западноевропейских армий добиться успеха. Героическая оборона города в 1615 г. — ещё одна яркая страница в военной истории России.

     Северная война — последнее крупное общерусское событие, в котором Псков, как стратегически важная пограничная крепость, принял участие. После поражения под Нарвой Петр I мобилизовал огромные человеческие и материальные ресурсы для модернизации крепостей Пскова, Новгорода и Печора. Были проведены объемные земляные работы и возведены сложные по структуре инженерные сооружения. Петр I лично следил за ходом работ, приезжая в Псков. В 1701-1705 гг. Псков был штаб-квартирой и базой формирования русских войск (только в самом Пскове размещалось более 15000 человек; во всей Псковской земле — более 65 тысяч человек). После первой победы над шведами у местечка Эрестфер возле Тарту (29 декабря 1701 г) именно Псков встречал русское войско 4 января 1702 г. (Псков. Очерки истории, 1990, с. 108-111).

     Цитируется по изданию: «Псков. Историческая справка». Лабутина Инга Константиновна.

     

     Псковский денежный двор

     

     

     Еще один важнейший аспект участия Пскова в общерусских делах — деятельность Псковского денежного двора. Чеканка своей монеты в Пскове началась еще в 1425 г. и продолжалась по 1510 г. (Мельникова А.С., 1963). После присоединения к Москве Псковский денежный двор выпускал, монету для всего государства, наряду с Московским и Новгородским дворами. В Пскове ранее Москвы начали чеканить монету с царским титулом: «Василии божиею милостью царь и государь всея Руси (Хорошкевич А.Л., 1980, с. 121). Именно к этому периоду отнесена одна уникальная находка из раскопок в Пскове — железный монетный штемпель для изготовления монет Василия III. Это древнейший русский штемпель, известный нумизматике. Он отнесен к 1510-1533 гг. (Гайдуков П. Г., Сергина Т.В., 1982). Бурный подъем продуктивности Псковского денежного двора происходит в 1595-1600/1601 гг. Предполагают, что в этот период двор перешел целиком на обслуживание казенных заказов. После заключения Тявзинского договора Псков являлся главным местом поступления иностранной монеты, и государство стремилось поставить под полный контроль денежную политику Псковского двора (Мельникова А.С., 1999, с. 126-127). Одним из крупнейших русских монетных кладов этого периода стал клад, обнаруженный в Пскове в 1959 г. на территории Кутузовского сада, недалеко от места денежного двора. Он насчитывает 6782 копейки, преимущественно псковской чеканки. Клад был зарыт в 1607 г., и причиной сокрытия являлись, вероятно, волнения, происходившие в Пскове (Мельникова А. С., 1984, с. 41-44). В 16З2 г. денежный двор в Пскове был закрыт (как и в Новгороде), и чеканка монеты сосредоточилась на Московском дворе.

     В ходе реформы 1654-1663 гг. чеканка монет в Новгороде и Пскове возобновилась и одновременно над изготовлением медных денег работали два двора в Москве и двор в Кукейносе. Псковский денежный двор получал медь, скупая ее за серебро у псковичей и жителей других городов или поручая её покупку в Швеции подрядчикам из торговых людей. Со временем, чтобы сохранить серебро в стране, рекомендовалось обменивать на медь лен и пеньку, имевшие большой спрос за рубежом. Несколько раз подобную операцию осуществил, будучи воеводой в Кукейносе, А. Л. Ордин-Нащокин. По мере изготовления деньги отправлялись на подводах в Москву (1659 г., январь — 36 подвод; март — 19 подвод; июль — 24 подводы). Часть монет оставалась на месте. Объем монетной продукции Псковского денежного двора в годы реформ превосходил количество продукции всех других четырех дворов, вместе взятых (Мельникова А. С, 1970).

     

официальный сайт города
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты