ИСКАТЬ:
Главная  >  Политика   >  Территориальное устройство России   >  Территории Российской Империи   >  Кавказ   >  Абхазия   >  Абхазская культура   >  Абхазская литература   >  Михаил Лакербай   >  Тот, кто убил лань - новеллы


Пуля вылечила

11 октября 2007, 284

Уаа-рай-да... Тот не мужчина, кто не умеет скрыть страдания свои...

Перевод С. Трегуба


Уаа-рай-да... [1]
Тот не мужчина,
кто не умеет
скрыть страдания свои...

Так пел почтенный стотридцатилетний Гидж Эшба, тихонько ударяя сморщенными пальцами по струнам своей апхярцы [2]. Любил он, собрав вокруг себя людей, петь им старинные песни и рассказывать о былом. Вот и сейчас, усевшись в кружок, все слушали исполняемую им уже не раз "Песню ранения":

Уаа-рай-да...
Тот не мужчина,
кто вздохом иль стоном
выдаст мученья свои...
Уаа-рай-да...
Стоны и вздохи —
женское дело,
женщинам легче от них.
Уаа-рай-да...
Тяжкие раны
посланы нам в испытанье
выдержки, воли своей.
Уаа-рай-да...
Если бы трусость спасала...
Уаа-рай-да...
Заяц бы дольше всех жил.
Уаа-рай-да...
Любит трусливого смерть,
разборчива умная пуля,
труса не пощадит.

Так пел старый Гидж Эшба, а закончив, наклонил голову к апхярце, долго прислушивался к отзвуку струн и, словно вспомнив о чем-то, улыбнулся.
— В наше время, — начал он, — стонать и жаловаться на боль считалось недостойным для мужчины. Лучшим джигитом был тот, кто умел молча переносить самые тяжкие страдания. Застонать при женщине — значило оскорбить ее.
Жил у нас в деревне крестьянин Мсоуст Чукбар. Как-то в лесу он занозил ногу. Нога распухла и стала нарывать. Боль была нестерпимая.
Вечером после ужина сидел Мсоуст у очага. Жена уложила детей спать. Распухшая его нога заболела так сильно, что он не выдержал и застонал.
"Как тебе не стыдно стонать при женщине", — вспылила жена. Она была очень оскорблена.
Мсоуст смутился и не знал, что ей ответить. Он пробормотал, что у него адская боль.
"Адская, — передразнила его жена. — Но ведь ты даже не ранен пулей. Ведь это всего-навсего заноза!"
Мсоуст оскорбился. Чтобы восстановить в глазах жены свое мужское достоинство, он выхватил пистолет, приставил дуло к опухоли и, не долго думая, выстрелил. Пороховой дым и пепел, поднявшийся с очага, окутал его густым облаком.
"Унан, хаас! [3] — ужаснулась жена. — Что ты сделал? Ты застрелился?"
В отчаянии она бросилась к мужу, но сквозь рассеивающийся дым увидела его улыбающееся лицо.
"Ты хотела, чтобы это была пуля? Ты права. Теперь смотри, мне стало легче".
И действительно, пуля пробила нарыв, и Мсоуст вздохнул с облегчением.

[1] Припев абхазской народной песни.
[2] Апхярца — абхазская двухструнная скрипка.
[3] Что ты, несчастный!




Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004