ИСКАТЬ:
Главная  >  Война   >  Русские оружейники   >  Конструкторы артиллерийских систем


Василий Гаврилович Грабин

11 октября 2007, 985

Пушка ЗИС-3, как и многие другие артиллерийские системы, была создана под руководством талантливого конструктора Героя Социалистического Труда, лауреата Государственных премий, доктора технических наук, профессора, генерал-полковника технических войск Василия Гавриловича Грабина.
Она появилась на фронтах Великой Отечественной войны в самый разгар ожесточенных боев 1942 года. И сразу же завоевала не просто симпатии — любовь артиллеристов. Среди полевых орудий не было равных ей по техническому совершенству и маневренности, по мощности и темпу стрельбы, по точности и дальнобойности — советской 76-мм дивизионной пушке ЗИС-3 образца 1942 года.
Вот лишь один пример из десятков тысяч боевых биографий прославленных орудий. О пушке № 256563 "Комсомольская правда" 16 июня 1944 года писала так: "...Она прошла своим ходом по прямым и боковым дорогам войны, по шоссе и тропинкам, по полям и болотам, по снегу и траве 12 280 км. На своем пути от Сталинграда до Тернополя она уничтожила 10 немецких танков, 5 бронетранспортеров, 5 самоходных орудий, 15 автомашин, 16 орудий, 4 противотанковых орудия, 7 минометов, 26 дзотов, уложила 5 батальонов гитлеровцев. Она произвела свыше 11 тысяч выстрелов (это выше нормы вдвое)".
История создания этой пушки — одна из замечательных страниц истории развития советского артиллерийского вооружения. Это про нее один из ведущих специалистов в области артиллерии у нашего противника — бывший руководитель отдела артиллерийских исследований фирмы Крупп профессор Вольф писал: "...Мнение, что ЗИС-3 является лучшим 76-мм орудием второй мировой войны, абсолютно оправданно. Можно без всякого преувеличения утверждать, что это одна из самых гениальных конструкций в истории ствольной артиллерии..."
Пушка ЗИС-3, как и многие другие артиллерийские системы, была создана под руководством талантливого конструктора Героя Социалистического Труда, лауреата Государственных премий, доктора технических наук, профессора, генерал-полковника технических войск Василия Гавриловича Грабина.

Василий Грабин родился в 1900 году на богатой и хлебной Кубани, в городе Екатеринодаре (ныне Краснодар) в семье бывшего фейерверкера царской артиллерии, который, чтобы прокормить одиннадцать душ, вынужден был за гроши работать в различных мастерских. Детство у Василия было голодным и нерадостным.
В школу Вася Грабин ходил всего три года — необходимо было помогать семье, где нужда заставляла считать каждую копейку. Тяжелое положение вынудило мальчика рано начать трудовую жизнь. Он был вынужден пойти работать учеником клепальщика, а затем рабочим котельных мастерских. Одиннадцатилетний мальчик работал по двенадцать часов в день с оплатой 3 копейки за час. Вскоре после начала Первой мировой войны мастерские были закрыты. И тогда отец стал работать мукомолом на мельнице в станице Старо-Нижнестеблевской. Пристроил сюда чернорабочим и сына. Первый год Василий работал бесплатно, за пропитание, а на втором году получал 5 рублей в месяц. Один знакомый семьи устроил сметливого паренька в почтово-телеграфную контору сортировщиком писем.
В начале 1920 года Грабин уходит в Красную Армию. В июле того же года его зачисляют курсантом Краснодарских объединенных командирских курсов. В их составе Василий Грабин воевал против врангелевцев, а после разгрома последних в 1921 году был направлен в 3-ю Петроградскую командную школу полевой тяжелой артиллерии.
После окончания в 1923 году школы Грабина направляют командиром взвода в тяжелый артиллерийский дивизион. Вскоре его назначают начальником связи дивизиона. Как одного из лучших строевиков и воспитателей красноармейцев в 1924 году Василия Грабина выдвигают на должность командира курса 2-й Ленинградской артиллерийской школы.
Заветной мечтой Грабина было продолжить учебу. Он упорно готовился к поступлению в военную академию. Молодого способного командира рекомендовали в Военно-техническую академию РККА (впоследствии Артиллерийская академия имени Ф. Дзержинского). В 1925 году, успешно сдав экзамены, В. Грабин зачислен слушателем академии.
На последнем курсе слушателям предложили выбрать тему для дипломного проекта. Грабин решил разработать 152-мм мортиру. Если вопросы внешней баллистики были решены им сравнительно просто, то проблемы внутренней баллистики заставили дипломника серьезно потрудиться и поломать голову. В конце концов Грабин нашел оригинальное решение. Руководитель проекта профессор Н. Дроздов его одобрил. При защите проект получил высокую оценку и был оставлен на кафедре для использования в качестве образца будущими дипломниками. Его проект был рекомендован для использования не только в академии, но и в конструкторских бюро.
В июле 1929 года было принято специальное постановление "О состоянии обороны СССР", в котором указывалось на необходимость широкого развертывания работ по усилению и усовершенствованию вооружения армии. Особое конструкторское бюро, куда получил назначение В. Грабин после окончания академии, еще не было создано. Его временно направляют на научно-исследовательский артиллерийский полигон. Здесь молодому инженеру предстояло испытать 76-мм зенитную полуавтоматическую пушку Ф.Лендера (образца 1914/15 г.). В то время дорабатывался шток тормоза этой пушки: было замечено, что при стрельбе он вытягивался. Упрочением его занимался конструктор Р. Дурляхов, а Грабину следовало испытать прочность предложенного им устройства. Молодой инженер блестяще справился с заданием.
С ноября 1930 года Грабин начинает работать в конструкторском бюро завода "Красный путиловец". А через год с небольшим Грабина посылают на работу в конструкторское бюро № 2 орудийно-арсенального объединения Наркомтяжпрома. Здесь Василий Гаврилович проявил себя талантливым конструктором и активным борцом в деле создания отечественных кадров артиллерийских конструкторов. В КБ-2 вместе с советскими инженерами и конструкторами работала по договору группа немецких специалистов фирмы "Рейнметалл".
Впоследствии Грабин отмечал, что сотрудничество с ними все-таки принесло известную пользу — от общения с немцами повысилась культура проектирования и разработки чертежей, а главное, иностранцы научили составлять проекты с большим учетом требований технологии и возможностей производства. Вскоре конструкторское бюро № 2 было объединено с другим аналогичным коллективом. Новая организация получила наименование "Конструкторское бюро № 2 Всесоюзного орудийно-арсенального объединения". Заместителем начальника КБ назначили В. Грабина.
Первым успехом коллектива КБ-2 следует считать завершение работ по чертежам 122-мм гаубицы (индекс "Лубок"), и мортиры калибра 203-мм. Коллектив КБ-2 активно участвовал в разработке универсальных и полууниверсальных 76-мм дивизионных пушек, передков и зарядных ящиков к ним, в доработке опытных образцов 122-мм пушки.
В СССР и за границей многие тогда увлекались идеей универсализации артиллерии, то есть создания таких орудий, которые могли бы выполнять различные задачи, например, уничтожение как наземных, так и воздушных целей. Подобные орудия представляли из себя сложные конструкции, имели большую массу и, как показали испытания, оказывались неспособными эффективно поражать цели. Во многом по этой причине, вплоть до 1934 года, усилия конструкторов не давали удовлетворительных результатов. Возник вопрос о целесообразности дальнейших разработок универсальных орудий.
В начале 1933 года конструкторское бюро получило новое помещение, хорошо оборудованное опытное производство. Теперь организация стала называться “Главное конструкторское бюро 38 (ГКБ-38) Наркомтяжпрома”. Группе, руководимой Грабиным, была поручена разработка 76-мм полууниверсальной дивизионной пушки, которая могла бы поражать наземные цели и вести заградительный огонь против авиации. Другому отделу — создание 76-мм универсальной пушки.
Когда работа над заказанной полууниверсальной пушкой А-51 была близка к завершению, конструкторское бюро неожиданно расформировали.
В декабре 1933 года Грабин с небольшим коллективом конструкторов переехал на новую работу на артиллерийский завод "Новое Сормово" № 92 в г. Горьком. Василий Гаврилович получил назначение на должность главного конструктора завода. На новом месте Грабину было поручено доработать пушку А-51 и изготовить ее опытный образец. Одновременно с решением этой задачи Грабин вместе с несколькими единомышленниками в инициативном порядке взялся за создание новой дивизионной пушки, предназначенной для поражения только наземных целей, надежной, легкой и простой в производстве. Руководители Главного артиллерийского управления (ГАУ) отнеслись к проекту нового орудия без особого энтузиазма. Однако благодаря помощи наркома тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе уже к лету 1935 года был готов опытный образец новой пушки, получившей индекс Ф-22. Именно Орджоникидзе настоял, чтобы в том же году Совет Труда и Обороны созвал специальное совещание, на котором было принято решение создавать отдельно пушки для дивизионной артиллерии и для зенитной стрельбы.
В июне 1935 года на смотр с боевой стрельбой всех имевшихся образцов артиллерии были представлены и орудия Грабина. В результате смотра было решено отказаться от универсализации орудий, и Грабину предложили доработать сконструированную им 76-мм дивизионную пушку.
В очень короткий срок коллектив устранил все недостатки. Однако на совещании в ГАУ инспектор артиллерии Н. Роговский потребовал отказаться от дульного тормоза и вернуться к старой гильзе от 76-мм пушки обр. 1902 года. Несмотря на возражения Грабина, доказывавшего, что дульный тормоз на треть поглощает энергию отката и позволяет уменьшить массу орудия, его все-таки заставили принять оба требования. В результате доработки масса пушки увеличилась на 150 кг, а длина — на 2 м. Орудие успешно выдержало новые испытания и было принято на вооружение под наименованием "76-мм дивизионная пушка Ф-22 обр. 1936 г."
Это орудие представляло собой совершенно новый образец — все его узлы и механизмы были оригинальными. Ф-22 значительно отличалась от предшественницы — 76-мм пушки образца 1902/1930 годов — модернизированной трехдюймовки, состоявшей на вооружении. Конструктивные новшества позволили повысить скорострельность пушки до 15 — 20 выстрелов в минуту, Увеличение длины ствола на десять калибров позволило увеличить начальную скорость и дальность с 13290 м до 13700 м. Однако пушка получилась перетяжеленной. Ее масса составляла в боевом положении 1620 кг против 1335 кг у пушки образца 1902/1930 годов. В боекомплект орудия входили унитарные патроны с осколочными, осколочно-фугасными гранатами, бронебойными, дымовыми, зажигательными снарядами, шрапнелью и картечью.
76-мм дивизионная пушка образца 1936 года успешно использовалась в боях против японских захватчиков на озере Хасан и на реке Халхин-Гол. Но при этом выяснилось, что ее масса велика и затрудняет перевозку орудия расчетом в полевых условиях.
Кировский завод в это время предложил новый образец 76-мм дивизионной пушки. На испытаниях у нее был выявлен ряд недостатков. Заводу было отдано задание доработать образец и снова представить его на испытания. Одновременно с этим, стремясь полнее учесть полученный фронтовой опыт, коллектив КБ завода № 92 во главе с Грабиным стал работать над дальнейшим совершенствованием пушки Ф-22. Рассчитывая на то, что кировцам на устранение недостатков потребуется около десяти месяцев, Грабин решил спроектировать и изготовить свой образец пушки и нацелил на это возглавляемое им конструкторское бюро. Так как времени оставалось мало, то для нового образца было решено максимально использовать те узлы и механизмы пушки Ф-22, которые уже хорошо себя зарекомендовали и производство которых было налажено. Для ускорения работ конструкторы и технологи с первого же дня работали вместе, сразу же создавался и технологический проект. Рабочие и конструкторские чертежи были выполнены всего за четыре месяца (при создании пушки Ф-22 — за 8 месяцев). Таким был метод скоростного проектирования, в последующем получивший широкое применение в промышленности.
Пушка нового образца одновременно с кировскими орудиями вышла на полигонные и войсковые испытания, успешно их выдержала и была принята на вооружение под названием "76-мм модернизированная дивизионная пушка обр. 1939 г. (УСВ)".
Тактико-технические характеристики этой пушки лишь немногим отличались от данных пушки обр. 1936 г. (Ф-22). Наибольшая дальность стрельбы составляла 13290 м, по сравнению с Ф-22 она уменьшилась на 340 м.
Одновременно с разработкой полевых артиллерийских систем в КБ Грабина создавались танковые пушки. Всего с 1934 по 1942 год были разработаны танковые пушки: 76-мм Ф-22 для Т-34, 76-мм ЗИС-5 для КВ-1, 107-мм для нового танка, не принятого на вооружение, 57-мм ЗИС-4 для САУ ЗИС-30 "Комсомолец", а также 76-мм пушки для долговременных огневых точек, кораблей и подводных лодок.
За крупные достижения в создании новых типов вооружения, поднимающих оборонную мощь Советского Союза, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1940 года Василию Гавриловичу Грабину было присвоено звание Героя Социалистического Труда. За теоретические изыскания в области конструкторской и изобретательской деятельности ему присуждают ученую степень доктора технических наук, а за научно-педагогическую деятельность присваивается звание профессора.
Начавшаяся Вторая мировая война убедительно показала возросшую роль танков и тенденцию к увеличению толщины их брони. В связи с этим летом 1940 года конструкторское бюро, возглавляемое Грабиным, приступает к разработке нового противотанкового орудия.
К концу тридцатых годов за рубежом противотанковые пушки имели, как правило, калибр 37 — 50 мм. Расчеты, проведенные Грабиным, показали, что для значительного повышения бронепробиваемости калибр должен быть 57 мм, а начальная скорость — около 1000 м/с. Такая пушка по мощности и бронепробиваемости превосходила бы штатную 45-мм противотанковую пушку обр. 1937 г. в четыре раза. Работа шла быстро, конструкторы понимали напряженность и всю сложность международной обстановки. В 1940 году под руководством Грабина конструкторы КБ разработали 57-мм противотанковую пушку.
Уже к концу августа того же года была готова вся техническая документация, а поздней осенью был направлен на артиллерийский полигон и опытный образец. При стрельбе по щитам выявился большой разброс, а кучность боя оказалась крайне низкой. Только после долгих поисков удалось обнаружить грубую арифметическую ошибку в исходных данных. Крутизну нарезов следовало резко изменить для повышения устойчивости снаряда в полете. На повторных испытаниях с новыми стволами 57-мм пушка показала высокую кучность.
Пушку приняли на вооружение в 1941 году под наименованием: "57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 обр. 1941 г. ". Ее планировали выпускать одновременно на трех артиллерийских заводах, и уже в мае 1941 года она пошла в серийное производство. В начале Великой Отечественной войны 57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 успешно использовалась для борьбы против немецких танков. В июле 1941 года принимается решение об установке 57-мм орудия на шасси полубронированного гусеничного артиллерийского тягача "Комсомолец", а уже в сентябре первые советские серийные самоходные артиллерийские установки ЗИС-30 использовались в боях на Западном фронте. Они применялись в битве под Москвой. Но, несмотря на высокие боевые качества, в конце 1941 года решением Государственного Комитета Обороны выпуск 57-мм пушки был прекращен. Критическая обстановка на фронте требовала резкого увеличения поставок противотанковых пушек по уже освоенной и налаженной технологии в короткие сроки. Между тем борьбу с танками врага успешно вели 45-мм противотанковые пушки обр. 1937 г., производство которых было хорошо налажено. Поэтому директор артиллерийского завода № 92 Амо Сергеевич Елян отдал дальновидный приказ: "Все незавершенные в производстве трубы ЗИС-2 собрать, законсервировать и убрать. Всю технологическую оснастку и техническую документацию сохранить, с тем чтобы при первой необходимости вновь развернуть производство 57-мм пушки ЗИС-2".
При разработке новой дивизионной пушки, получившей наименование ЗИС-3, старались максимально использовать уже имевшиеся детали и агрегаты от Ф-22 УСВ. Испытания на заводском полигоне полностью оправдали все надежды создателей, а дульный тормоз поглощал энергии отката даже больше, чем предусматривалось расчетами. Верхним станком занялся инженер Александр Павлович Шишкин. Установку прицела поручили Борису Погосянцу и Зое Минаевой. Наиболее сложным вопросом — доработкой противооткатных устройств — занялась группа молодых конструкторов под руководством Федора Федоровича Калеганова. Окончательная компоновка новой пушки была поручена опытному конструктору Александру Хворостину.
Все работы над новой пушкой, в том числе и подготовка технической документации, велись в тесном содружестве с технологами, при всестороннем учете возможностей производства, изыскивались пути сокращения числа деталей и узлов, упрощения их изготовления. Наконец пушку вывезли на заводской полигон. Все, казалось, шло хорошо. Однако неожиданно выявился серьезный недостаток — при откате во время стрельбы на максимальном угле возвышения казенник ударялся о грунт.
Тогда, чтобы полностью исключить такую возможность, Грабин принял решение, которое в коллективе конструкторов назвали историческим. Он предложил высоту линии огня поднять на 50 мм и снизить максимальный угол возвышения с 45 до 37 градусов. Последнее привело к некоторому уменьшению дальности стрельбы, но значительно упростило и удешевило конструкцию пушки.
Переделанная 76-мм дивизионная пушка ЗИС-3 успешно выдержала испытания. Масса ее в боевом положении составляла всего 1200 кг, то есть на 400 кг меньше, чем УСВ, что давало возможность перекатывать ее на поле боя силами расчета, а главное, она была более простой и дешевой в производстве. Скорострельность новой пушки благодаря унифицированному клиновому затвору, над которым немало потрудился конструктор Петр Муравьев, удалось довести до 25-30 выстрелов в минуту.
Война поставила перед советскими артиллерийскими конструкторами новые, чрезвычайно ответственные задачи. Она застала В. Грабина и главного инженера завода М. Олевского в Москве, куда они прибыли по служебным делам. Вскоре после полудня 22 июня их срочно пригласили на совещание, проводимое наркомом вооружения Д. Устиновым. В заключение встречи с руководителями оборонной промышленности нарком сказал:" Теперь, товарищи, самое главное — это увеличение количества продукции, фронт ждет от вас пушек и другого вооружения!"
"Задача, поставленная партией и правительством, — вспоминал впоследствии Грабин, — была выполнена за счет внедрения скоростных методов проектирования и разработки нового технологического процесса. Любую конструкцию мы разрабатывали совместно с технологами и производственниками; отрабатывали типовые схемы пушек, типовые детали, узлы, механизмы; как можно шире применяли стальное литье, требующее минимальной механической обработки, а также штамповку и сварку. До минимума сократили типоразмеры гладких и нарезных отверстий, уменьшили число используемых марок сталей и цветных металлов. Мы приступали к изготовлению опытного образца сразу же после разработки отдельных рабочих чертежей, не дожидаясь полного комплекта..."
Для резкого увеличения выпуска пушек по предложению главного конструктора В.Грабина, директора завода А. Еляна, главного инженера М. Олевского были последовательно, в три этапа, проведены организационные мероприятия. Решение руководства и коллектива было смелым: осуществить полную конструктивно-технологическую переработку деталей, узлов и механизмов пушек без остановки производства.
Первый этап заключался в конструктивно-технологической модернизации только некоторых элементов пушек в сторону их упрощения, частичной разработки новой технологии и оснастки. Все это позволило уже к концу 1941 года увеличить выпуск пушек в пять раз. На втором этапе стала проводиться модернизация уже всех деталей и узлов пушек, коренное изменение технологии производства и полное введение новой оснастки. К маю 1942 года это должно было увеличить выпуск продукции в девять раз. Начав модернизацию 15 августа, коллектив конструкторского бюро закончил ее в декабре 1941 года.
С начала 1942 года коллектив завода и конструкторского бюро приступил к осуществлению третьего этапа использования внутренних резервов — к широкой разработке и внедрению во всех цехах более рациональной технологии. Новая пушка стала значительно проще своих предшественниц. Если у 76-мм пушки образца 1936 года было 2080 деталей, то у пушки образца 1939 года — уже 1077 , а 1942 года — всего 719. По сравнению с пушкой образца 1936 года количество человеко-часов, затрачиваемых на ее изготовление, уменьшилось в четыре раза! В результате внедрения конвейерной сборки себестоимость пушек значительно снизилась.
Еще в 1943 году на заводе № 92 были механизированы и автоматизированы многие производственные процессы, широко внедрен высокопроизводительный режущий инструмент, многоместные приспособления, многошпиндельные головки, специальные и агрегатные станки.
Результаты незамедлили сказаться. Если к декабрю 1941 года производство пушек возросло в 5,5 раза, то к концу 1942 года — в 15 раз в сравнении с довоенным периодом.
"В дни окончания войны в светлые дни победы над германским фашизмом с конвейера нашего завода сошла 100-тысячная пушка..." — так рапортовал 9 мая 1945 года коллектив артиллерийского завода № 92, проявивший трудовой героизм, Председателю Государственного Комитета Обороны И. Сталину, увеличив выпуск орудий почти в 20 раз в сравнении с довоенным периодом.
Уже к концу 1941 года более тысячи 76-мм пушек ЗИС-3 использовалось на фронтах Великой Отечественной войны. Однако "узаконили" ее только 12 февраля 1942 года, когда постановлением Государственного Комитета Обороны ее принимают на вооружение под наименованием "76-мм дивизионная пушка ЗИС-3 обр. 1942 г." взамен 76-мм пушки образца 1939 года.
76-мм пушки ЗИС-3 состояли на вооружении в артиллерийских полках стрелковых и механизированных дивизий, легких артиллерийских, истребительно-противотанковых артиллерийских полках и бригадах армейской артиллерии и артиллерии Резерва Верховного Главного Командования (АР ВГК). Они успешно и точно вели огонь как с закрытых огневых позиций, так и прямой наводкой, отражая атаку пехоты и танков и сопровождая пехоту огнем и колесами в наступлении. Орудия пробивали броню любого немецкого танка. Заслуги Василия Гавриловича Грабина были по достоинству оценены правительством. В конце 1942 г. он возглавил в подмосковном Калининграде (ныне г. Королев) Центральное артиллерийско-конструкторское бюро (ЦАКБ).
В 1943 году гитлеровское командование, планируя наступление на Курской дуге, большие надежды возлагало на применение новых тяжелых танков "Пантера" и "Тигр", а также самоходных артиллерийских установок "Фердинанд". Об этом стало известно советскому командованию. В обстоятельной записке на имя Верховного Главнокомандующего Грабин предложил возобновить выпуск 57-мм пушек ЗИС-2. Одновременно конструктор предложил разработать новое, более мощное 100-мм орудие для борьбы с вражескими танками.
Большой вклад в дело разгрома врага внес Грабин и руководимый им коллектив созданием новой 100-мм полевой пушки. Поступление ее на фронт в самый ответственный, переломный момент Великой Отечественный войны, как и пушек, разработанных Ф. Петровым, явилось ответом советского народа на сверхмощные гитлеровские танки и самоходно-артиллерийские установки.
Весной 1943 года коллектив конструкторов ЦАКБ развернул работы по созданию 100-мм противотанкового орудия. Калибр был выбран, исходя из необходимости создания орудия с мощностью в несколько раз большей, чем у существующих 57-мм и 76-мм противотанковых пушек. Кроме того, 100-мм орудия имелись на флоте, и для них был разработан унитарный патрон. То, что он был освоен производством, имело важное значение при выборе калибра пушки. Общая компоновка нового орудия была поручена конструктору Александру Хворостину, хорошо себя зарекомендовавшему при разработке пушки ЗИС-3. После непродолжительных обсуждений для уменьшения массы противотанкового орудия было решено применить эффективный дульный тормоз. Высокую скорострельность — до 10 выстрелов в минуту — обеспечивал клиновой полуавтоматический затвор. Впервые здесь было применено торсионное подрессоривание, получившее широкое распространение в современной артиллерии. Оригинальным были гидропневматический уравновешивающий механизм. Все это в комплексе позволило создать орудие со сравнительно небольшой массой в боевом положении — 3650 кг. Созданная ими 100-мм полевая пушка имела хорошие тактико-технические характеристики: дальность стрельбы — 20650 м, дальность прямого выстрела — 1080 м, бронебойный снаряд благодаря высокой начальной скорости (895 м/с) на дистанции 500 м пробивал броню толщиной до 160 мм, а на 2000 м до 125 мм.
Спустя месяц после начала работы над 100-мм пушкой первые рабочие чертежи, подписанные Грабиным, уже были отправлены в цеха. После успешных испытаний постановлением Государственного Комитета Обороны от 7 мая 1944 года пушка была принята на вооружение под наименованием "100-мм полевая пушка БС-3 обр. 1944 года".
С первых же дней на фронте "сотка" показала себя грозой фашистских танков — всех "тигров" и "пантер". Снаряды 100-мм пушек БС-3 пробивали броню всех тяжелых и сверхтяжелых немецких танков. Появившись почти одновременно на многих фронтах, мощные орудия быстро укротили фашистский "зверинец" и тем самым ускорили полный разгром врага. Советские солдаты метко прозвали новую пушку образца 1944 года — "Зверобоем". Использовалась она и для поражения дальних целей, борьбы с дальнобойной артиллерией, уничтожения огневых средств и живой силы противника.
Грабин являлся конструктором широкого профиля, за тридцать лет своей конструкторской деятельности он создал много образцов замечательных орудий. Пушки, созданные под руководством Грабина, участвовали в боях с первого до последнего дня Великой Отечественной войны. Их можно было увидеть в стрелковых цепях, истребительно-противотанковых полках, на танках и самоходно-артиллерийских установках, на бронекатерах, подводных лодках и кораблях речных флотилий.
Создание и совершенствование пушек для Советских Вооруженных сил стало главным делом его жизни. Творческая мысль талантливого конструктора и в послевоенные годы была направлена на совершенствование артиллерийского вооружения, повышение боевой мощи Советских Вооруженных сил. Василий Грабин, будучи начальником и Главным конструктором Центрального научно-исследовательского института (ЦНИИ-58), добился, что к концу 1950-х гг. возглавляемое им учреждение стало одним из мощнейших отечественных научно-исследовательских артиллерийских институтов. ЦАКБ спроектировало 12 артиллерийских систем, три из которых были приняты на вооружение. Грабин дважды избирался депутатом Верховного Совета СССР. После выхода в отставку в 1968 г. Василий Гаврилович еще много лет преподавал на кафедре спецтехнологии в МВТУ им. Баумана. Его вклад в дело защиты Родины отмечен званием Героя Социалистического Труда, четырьмя Государственными премиями СССР, многочисленными орденами и медалями.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004