ИСКАТЬ:
Главная  >  Политика   >  Территориальное устройство России   >  Территории Российской Империи


Постсоветское пространство в эпоху прагматизма

11 октября 2007, 330

Вот уже полтора десятилетия народы бывшего СССР мучительно пытаются расставить знаки препинания в простейшей фразе - "врозь нельзя вместе".

Вот уже полтора десятилетия народы бывшего СССР мучительно пытаются расставить знаки препинания в простейшей фразе - "врозь нельзя вместе". В декабре 1991 года, после тяжелейшей агонии Советского Союза, представлялось, что проблема решена раз и навсегда: "Врозь. Нельзя вместе".

Эволюция восприятия

Еще в середине 1990-х годов мне приходилось неоднократно высказывать мнение о том, что СНГ является во многом личным творением его основателей и в нынешнем виде вряд ли переживет их политический век. В Содружество приходят новые лица, оно меняется на глазах. Иными становятся отношения между его участниками.
Первопроходцем здесь выступила именно Россия. На протяжении 1990-х годов политика Москвы в отношении стран СНГ уж чем-чем, а прагматизмом точно не отличалась. Ей были присущи крайняя противоречивость, если не сказать хаотичность, и шараханье из одной крайности в другую.
Временами Россия воспринимала страны СНГ как квазигосударства, как прежние союзные республики, если не сказать "бывшие колонии", которые, дескать, все еще экономически зависимы от России также и в том, что касается поставок энергоносителей.
Тезис "А куда они денутся?" нанес в начале 1990-х серьезный ущерб стратегическим интересам России на постсоветском пространстве. С очень большим опозданием российские политики заметили, что страны СНГ являются независимыми во всех смыслах этого слова, что они "обеспечили себе тылы", имеют альтернативные стратегии развития и альтернативных "союзников" - все то, что принято называть "многовекторной дипломатией".
Другая крайность - оборотная сторона этого же стереотипа: "В странах СНГ живут наши же люди, и им надо бескорыстно помогать, экономический расчет в братской дружбе неуместен". Отсюда, в частности, быстрый рост задолженности наших партнеров, в том числе по поставкам энергоносителей.
Тем не менее Россия начиная с 2000 года стала демонстрировать прагматичный подход к странам СНГ как к стратегическим, преференциальным партнерам, отношения с которыми, однако, должны базироваться прежде всего на точном экономическом расчете. На рубеже тысячелетий пришло понимание: чем скорее мы откажемся от термина "ближнее зарубежье", чем скорее привыкнем к тому, что страны Содружества - это "зарубежье" настоящее, с которым необходимо иметь особые, привилегированные отношения, при этом ведя диалог на базе общепринятых международных принципов, тем лучше будет для всех, и в первую очередь для России.

Падение после взлета?

Бесспорно, интеграция со странами СНГ отвечает и стратегическим, и краткосрочным интересам России. Но речь идет не об "интеграции любой ценой", а только о такой, которая укрепляет демократические и рыночные преобразования как в этих странах, так и в самой России, содействует экономическому росту, занятости и не противоречит задаче интеграции России в мировое сообщество в целом.
В последние годы именно этот прагматичный подход лежал в основе отношений России с государствами Содружества, и вплоть до самого недавнего времени он давал очевидные позитивные результаты.
Удалось решить множество застарелых проблем в двусторонних отношениях. В частности, урегулированы газовые долги с Украиной и Молдавией. Началась стратегическая деятельность по формированию российско-украинского газового консорциума, в который в перспективе могут войти ведущие европейские компании. Завершена делимитация российско-украинской границы и найдена приемлемая развязка по азово-керченской акватории.
Проделана огромная предварительная работа по подготовке к введению российского рубля в качестве единственного законного платежного средства на территории Белоруссии. Закрыта проблема задолженности в отношениях с Арменией и Таджикистаном.
Большой прорыв осуществлен на каспийском направлении: договоренности с Казахстаном и Азербайджаном позволили приступить к использованию недр и определить принцип раздела Каспия: "Делим дно, вода - общая". Подписано долгосрочное соглашение о закупке Россией туркменского газа.
Не менее впечатляют достижения в многостороннем формате. В 2000 году с учетом европейского интеграционного опыта создано Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС).
В предельно сжатые сроки подготовлено, подписано и ратифицировано Соглашение о формировании Единого экономического пространства (ЕЭП) России, Украины, Белоруссии и Казахстана, начата работа над документами, обеспечивающими его реализацию.
И вдруг многое из достигнутого, казалось бы, перечеркивается неожиданным исходом избирательных кампаний в Грузии и Украине, обострением российско-молдавских отношений в преддверии и в результате выборов в Молдавии. Возникают вопросы: не дает ли сбои проводимая Россией в последние три-четыре года политика прагматизма? Не способствует ли она ослаблению позиций России на постсоветском пространстве?
"Новый прагматизм" наших старых партнеров, неизбежная смена элит в ряде стран СНГ, управляемый либо спонтанный приход к власти новых политических сил и фигур - все это стало для Москвы серьезным экзаменом. Экзаменом на приверженность политике прагматизма, который, хочется надеяться, наша страна успешно выдержит.
От виртуального к реальному
Партнеры России могут сделать и уже порой делают выбор, не оправдывающий ее ожиданий. Но это их выбор. И в современную эпоху он всегда будет прагматичным. Так и возникают "противоестественные" на первый взгляд альянсы украинских и грузинских "рыночников" с молдавскими "коммунистами".
В этих условиях России важно не променять уравновешенный, прагматичный подход к соседям, доказавший в последние годы свои преимущества, на некие "геополитические концепции". В современных условиях все страны СНГ, равно как и Россия, руководствуются в своей внешней политике не чем иным, как национальными интересами, и сбалансировать их как раз и призвано искусство политики прагматизма.
Именно с этих позиций следует анализировать современную ситуацию на постсоветском пространстве.
Необходимо открыто признать, что Содружество Независимых Государств, несмотря на ряд попыток его реформирования, по-прежнему представляет собой виртуальное интеграционное объединение со сложной, плохо управляемой бюрократической структурой.
В последние годы Содружество стало тем, чем только и могло стать в эпоху прагматизма, - организацией общеполитического толка, своего рода "клубом президентов", "площадкой" для обсуждения широкого круга проблем, в том числе глобального характера.
И это скорее хорошо, чем плохо. На мой взгляд, радикальная реформа СНГ, подразумевающая его превращение в действенное интеграционное экономическое объединение, по сути дела, вообще не нужна.
Ведь за прошедшие годы от него отпочковались новые организации, имеющие, в отличие от самого Содружества, четкие цели, задачи, механизмы. Речь идет о Евразийском экономическом сообществе, Едином экономическом пространстве (ЕЭП), Организации Договора коллективной безопасности.
Таким образом, при сохранении Содружества Независимых Государств как "политической оболочки", общеполитической, гуманитарной организации, охватывающей все постсоветское пространство, своего рода "мини-Совета Европы" основные усилия могут быть сосредоточены на всемерном укреплении ЕврАзЭС в качестве экономического объединения и ОДКБ как военно-политической организации.
В лице ЕврАзЭС мы имеем перспективную региональную организацию, построенную с учетом принципов Евросоюза, в которой, в отличие от СНГ, при принятии решений берется в расчет экономический вес России.
ЕврАзЭС имеет четкие экономические цели и институциональную структуру. Именно в нем создана полноценная зона свободной торговли без изъятий и ограничений.
Эффективной интеграционной организацией на пространстве СНГ могло бы стать и Единое экономическое пространство.

Решающий вызов

Главное испытание, выпавшее сегодня на долю Единого экономического пространства, - Украина, новая политическая элита которой пока сомневается, совместимо ли ЕЭП с ее "европейским выбором".
Впрочем, этот вопрос, пусть в менее острой форме, встал бы и при любом исходе украинских выборов. На мой взгляд, взятый Украиной в последние годы курс на активное интегрирование в европейские политические и экономические структуры вряд ли возможно принципиально скорректировать.
Преимущества евроинтеграции для Украины несомненны и в дальнейшем будут нарастать. Попытка отрицать их бесперспективна, поскольку и сама Россия четко обозначила европейский вектор своей политики, движется с Европейским союзом в направлении формирования "четырех общих пространств", в том числе и экономического. Украина уже сегодня имеет более активные связи с Европейским союзом, чем со странами постсоветского пространства.
Спорить с этим, не предложив равноценной альтернативы, бессмысленно.
Такой альтернативой как раз могло бы стать Единое экономическое пространство. Как представляется, участие в ЕЭП не противоречит европейскому выбору Украины и не исключает в будущем принятия ею решения о вхождении в Евросоюз.
К сожалению, проект ЕЭП оказался в Украине чрезмерно политизированным. Однако шансы на принятие прагматичного решения в пользу ее участия в ЕЭП остаются.
Каков может быть ответ на возможный "украинский вызов"? Вряд ли отвечает современным реалиям массовое введение защитных барьеров на пути продвижения украинских товаров и услуг, вплоть до сворачивания режима свободной торговли, другие меры ограничительного характера. Лучшая оборона - нападение. Как представляется, наибольший успех в минимизации негативных последствий "евроинтеграции" Украины обеспечила бы "евроинтеграция" самой России.
Как ни парадоксально, для того чтобы сохранить и укрепить свои позиции на постсоветском пространстве, России нужно сосредоточиться не только на защите этого пространства от "посягательств извне". А на укреплении рыночных и демократических преобразований внутри страны, модернизации экономической системы, ее встраивании в мировую экономику, включая скорейшее вхождение в ВТО и создание Общего европейского экономического пространства.
Россия, находящаяся на перепутье, всегда пугала соседей. Напротив, как показывает опыт последних лет, Россия стабильная, прагматичная, предсказуемая, руководствующаяся в отношениях с партнерами принципом "только бизнес, ничего личного", имеет реальный шанс сохранить и укрепить свои позиции на постсоветском пространстве. Более того - стать признанным лидером на пути интеграции в мировую экономику.
Источник: РГ от 10.08.2005 № 174

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004