ИСКАТЬ:
Главная  >  Политика   >  Территориальное устройство России   >  Территории Российской Империи   >  Украина   >  История Украины


Что такое геноцид? (Правда о голодоморе)

11 октября 2007, 469

В действительности по странному стечению обстоятельств вину за голодомор несут именно те, кто под красным революционно-интернациональным флагом проводил насильственную украинизацию бывших губерний юго-западной России.

Владимир Букарский28 ноября Верховная Рада Украины приняла закон "О голодоморе 1932-1933 годов на территории Украины", внесенный президентом страны Виктором Ющенко. Законопроект, приравнивающий трагические события 30-х годов к "геноциду украинского народа", принят "с внесенными поправками, учитывающими предложения сторон", большинством в 233 голоса из 423 присутствовавших в зале депутатов.
Закон определяет, что т.н. "голодомор" 1932-1933 годов в Украине является "геноцидом украинского народа", публичное отрицание которого признается "надругательством над памятью миллионов жертв голодомора, унижением достоинства украинского народа" и является "противоправным". Оговорки, предложенные спикером Верховной Рады от СПУ Александром Морозом, предусматривают замену слова "нация" словом "народ"; за отрицание того факта, что голодомор не был направлен конкретно против украинцев, вместо административного штрафа в 30 минимальных зарплат, предусмотрена "морально-политическая ответственность" (иными словами, обструкция, травля и "волчий билет" для входа в "элиту"). То есть за одно лишь выражение сомнения, а не был ли голодомор просто следствием большевистских экспериментов над крестьянством, последует поражение в правах. Например, любого доцента, который позволит себе высказать сомнение, вынудят уйти с университетской кафедры, а студента, который задаст подобный вопрос на лекции, - просто отчислят. "Противоправными" будут квалифицироваться та или иная статья или радиопередача, за чем последует закрытие неугодного оппозиционного СМИ. Руководитель сектора Украины Института стран СНГ Кирилл Фролов прокомментировал это событие однозначно: "Это беспрецедентное тоталитарное решение в духе Оруэлла, это признание радикального национализма государственной идеологии на Украине".
В действительности по странному стечению обстоятельств вину за голодомор несут именно те, кто под красным революционно-интернациональным флагом проводил насильственную украинизацию бывших губерний юго-западной России. Даже семимильная украинизация в 90-х годах не идет ни в какое сравнение с тем, что творилось на территории Украинской ССР в первые 20 лет "Радяньской влады". Геноцид русского народа, разгром православной церкви, убийства митрополитов, офицеров, профессоров, врачей, учителей, инженеров проводились синхронно с процессом украинизации - все это было составной частью ленинской национальной политики: "необходимо отличать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетенной, национализм большой нации и национализм нации маленькой".
Во время гражданской войны на Украине большевиков поддержали национал-коммунистические партии "боротьбистов" и "укепистов", вскоре влившиеся в ряды КП(б)У и ставшие основой ее национал-коммунистического крыла. В числе ближайших союзников и подельников советской власти оказались наиболее радикальные идеологи украинского национализма - Михаил Грушевский (в 1924 году он вернулся из Австрии и стал академиком АН УССР) и Владимир Винниченко (был назначен зампредом Совнаркома УССР).
В апреле 1923 года XII съезд РКП(б) объявил "коренизацию" (замену русского языка на языки национальных меньшинств во всех сферах жизни) официальным курсом партии в национальном вопросе. В том же месяце VII конференция КП(б)У заявила о политике "украинизации", что украинские ЦИК и Совнарком сразу же оформили декретами.
Форсированная украинизация началась в 1925 году, когда первым секретарем КПУ был назначен Лазарь Каганович. Наркомом просвещения УССР был назначен бывший украинский эсер Александр Шумский, который принялся проводить в жизнь решения партии и правительства с рвением, достойным лучшего применения. Украинизации отныне подлежали служащие всех учреждений и предприятий, вплоть до уборщиц и дворников, а те, кто не желал украинизироваться или не сдавал экзамены по украинскому языку, в самом лучшем случае увольнялись без права получения пособия по безработице и с "волчьим билетом". Курсы по украинскому языку и культуре проводились 2 часа в день после работы, причем отстающие сами оплачивали обучение.
Кроме вышеупомянутых Грушевского и Винниченко, поддержку получил писатель-коммунист Николай Хвылевой (этнический великоросс, настоящая фамилия Фитилев). В годы Гражданской войны Хвылевой являлся замначальника Богодуховского ЧК Харьковской губернии, участвовал в карательных отрядах в качестве комиссара и прославился, по словам современников, исключительной жестокостью при ликвидации "классовых врагов". Претендуя на роль главного идеолога украинизации, Хвылевой выступил с рядом открытых призывов к травле русской культуры, психологической ориентации на Европу, а также с лозунгом "Геть вiд Москви".
Лютое рвение и личный конфликт с Кагановичем привели к отставке Шумского в 1927 г. и к тому, что ЦК КПУ осудил национальный уклон Шумского и Хвылевого, которые сразу же поторопились покаяться в допущенных "перегибах". Наркомом просвещения УССР был назначен Николай Скрыпник, однако смена руководства не означала перемены курса. Примечательно, что в том же 1927 г. ЦК КПУ жаловалось исполкому Коминтерна на то, что на Украине присутствует "российский националистический уклон".
Николай Скрыпник - друг и соратник Ленина, возглавлявший в 1918-1919 гг. отдел по борьбе с контрреволюцией ВЧК и отрицавший право буржуазии на протесты против расстрелов, которые проводит ВЧК, принялся за дело украинизации с чекистским рвением. В интервью парижским "Украинским вестям" Скрыпник заявил следующее: "Украина является самостоятельным членом Союза Советских Республик. Украинизация проводилась и будет проводиться самыми решительными мерами? Тот, кто это не понимает или не хочет понимать, не может не рассматриваться правительством как контрреволюционер и сознательный либо несознательный враг советской власти".
При Скрыпнике, "канонизированном" ныне на Украине в качестве мученика "за украинское дело", украинизация приняла тотальный характер. Украинизировали все и вся: газеты, школы, вузы, театры, учреждения, делопроизводство, штампы, вывески и т.д. Например, в Одессе, где учащиеся-украинцы составляли менее трети, были украинизированы все школы до последней. На Украине был практически уничтожен русский театр. В 1930 г. на Украине оставались только 3 большие русскоязычные газеты (по одной в Одессе, Сталино и Мариуполе). Секретарь ЦК КПУ Станислав Косиор призывал коммунистов: "На собраниях, заседаниях, при встречах с товарищами говорите только по-украински".
Состоявшийся в 1930 году III съезд Центрального бюро профсоюзов, констатировавший, что "в ряде вузов украинизация сталкивается с жестоким сопротивлением великодержавных российских элементов", отметил "недостаток украинских пролетарских кадров среди администратуры и молодых научных работников" и поручил студенческим организациям "заботиться о выдвижении на научную работу студентов-украинцев". Отныне прием в вузы, аспирантуру, защита ученых степеней, продвижение по служебной лестнице зависело не только от классового происхождения, но и от национальности.
В июле 1930 года президиум Сталинского окрисполкома принял решение "привлекать к уголовной ответственности руководителей организаций, формально относящихся к украинизации, не нашедших способов украинизировать подчиненных, нарушающих действующее законодательство в деле украинизации".
Украинизаторское буйство на территории бывших российских губерний продолжалось все 30-е годы. Даже на XIII съезде КПУ в 1937 году Косиор заявлял, что "ЦК КП(б)У все это время продолжал линию на дальнейшую украинизацию". Лишь в 1938 году русский язык на Украине был введен в качестве обязательного школьного предмета, в том же году появилась первая общеукраинская газета на русском языке - "Правда Украины".
И вот, в 1932 году, в самый разгар украинизации, один из наиболее активных ее проводников, председатель СНК УССР Влас Чубарь, подписывает знаменитое Постановление СНК Украины "О борьбе с саботажем на хлебозаготовках". В том же году ЦИК СССР одобрил закон "Об укреплении социалистической собственности" ("закон о трех колосках"), согласно которому граждане, начиная с 12-летнего возраста, подбирающие колоски на колхозном поле, объявлялись "врагами народа" и приговаривались к расстрелу с конфискацией всего имущества (при смягчающих обстоятельствах - до 10 лет заключения с конфискацией). Уже через полгода по всей стране было по этому закону осуждено 103 тысячи человек, из которых 6 тысяч расстреляно. Стремление властей выполнить во что бы то ни стало план хлебозаготовок, выгребая подчистую все колхозные амбары и рассчитываясь с колхозами по ценам многократно ниже рыночных, привело к страшнейшему голоду 1932-1933 годов, охватившему Украину, Кубань, Ставрополье, Поволжье, Казахстан, и к гибели, по разным оценкам, от 7 до 11 миллионов человек. Учитывая арестованных, расстрелянных и погибших от голода крестьян, жертвами коллективизации стали от 10 до 16 миллионов человек, из них подавляющее большинство - русские.
Если рассматривать "голодомор", а также все предыдущие и последующие события, начиная с "красного террора" и Гражданской войны, в контексте геноцида, то это был геноцид русского народа. Россия имеет все исторические и нравственные основания (и более того - обязана!) приравнять все большевистские преступления к геноциду русского народа. Учитывая политику большевиков в национальном вопросе и отталкиваясь от известных работ Ленина, следует признать все преступления Ленина, Троцкого, Урицкого, Дыбенко, Дзержинского, Лациса, Петерса, Свердлова, Юровского, Белы Куна, Землячки, Якира, Чубаря, Косиора, Шумского, Хмылевого, Скрыпника и прочих палачей актами геноцида русского народа. Материалов более чем достаточно.
Точно такими же актами геноцида следует признать уничтожение украинских "москвофилов" в концлагере Талергоф на территории Австрии (там было уничтожено около 60 тысяч "врагов украинского возрождения"), зверства украинских и прибалтийских карателей в годы Великой Отечественной войны на оккупированных территориях, массовые убийства и изгнание русскоязычного населения в республиках и автономиях бывшего СССР в 80-90-е годы, вырезание целых станиц в Чечне и кровавую бойню в Приднестровье в 1992 году. От геноцида русского населения и духовенства в 20-30-е годы ничем не отличается геноцид сербского православного населения, начавшийся в начале 90-х и продолжающийся поныне. Соответствующую оценку (в подходящих терминах международного права) следует дать и фактическому запрету на использование русского языка на Украине и в Молдове, режиму апартеида в странах Балтии. Отрицание геноцида русского народа на страницах любой либеральной газеты или телеканала должно расцениваться как надругательство над памятью десятков миллионов убитых. И тогда каждый, задумавшись о своей персональной ответственности за преступления своих близких и далеких предков, научится не бросаться словами.


Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004