Главная  >  Политика   >  Правители


Пиночетизм: урок для России

11 октября 2007, 13

Смерть Пиночета всколыхнула общественное мнение во всем мире и в нашей стране. Одни выражают свой восторг «стариком Аугусто», наведшим порядок в Чили. Другие говорят о «кровавой диктатуре».

В России неоднократно раздавались призывы «сделать все как в Чили». Между тем, режим Пиночета проводил ту же политику, что и Гайдар, только в условиях диктатуры.

Понятно, что хаос горбачевско-ельцинских времен вызвал тоску по «твердой руке». Но сама эта рука может повести куда угодно. И вместо Великой России можно придти к Чили образца 80-х годов прошлого века. Именно тогда в полной мере проявилась вся либеральная и монетаристская суть «национальной» диктатуры Пиночета.

Вот, что пишет о результатах пиночетовских «реформ» известный в патриотических кругах публицист Анатолий Иванов: «Из Чили сделали испытательный полигон для экономистов чикагской школы, которые решили добиться экономической стабилизации любой ценой, а именно с помощью рекомендованной МВФ «шоковой терапии». Главным ее элементом была пресловутая приватизация. В результате усилилось могущество финансово-олигархических кланов, но на этом фоне происходило разорение, сокращение производства и доли в ВВП предприятий обрабатывающей промышленности - ее продукция в 1982 году составила 74% от уровня 1973 года. Эта промышленность страдала от недогрузки производственных мощностей, нехватки финансовых ресурсов и трудностей сбыта продукции из-за конкуренции импортных товаров. Разрушению национальной промышленности способствовали снижение таможенных тарифов и отказ от протекционизма. Был также взят курс на расширение экспортного производства сельскохозяйственных культур в ущерб производству продовольственных культур для нужд внутреннего потребления».

Иванова можно дополнить. По сути, чилийская экономика оказалась под тотальным контролем иностранного капитала. Пристальное внимание, уделяемое развитию экспортных отраслей, обернулось разорением тысяч национальных предприятий, ориентирующихся на внутренний рынок.

Внешняя задолженность составила в 1986 году 21 миллиард долларов (при Альенде – всего 3,3 миллиарда).

Национал-либеральная диктатура Пиночета привела к резкому падению жизненного уровня. Уже в первые годы переворота (1974-75) реальная заработная плата сократилась почти на 50 % по сравнению с 1970 годом. Правда, к 1980 году она достигла уровня десятилетней давности, но через два года грянул кризис и процесс был прерван. Только к середине 90-х гг. реальная зарплата превысила показатели 1970 года, причем всего на 30%.

В 1973 году доля бедных семейств составляла 30 %, в 80-е годы она уже достигла 40 %. И лишь 1995 году удалось вернуться к уровню времен Альенде.

Ужасающим был уровень безработицы. В 1982 году он составил 30,5%, тогда как в 1972 год, при Альенде, безработица составляла всего 3,8%. Свыше 40 % людей, вытесненных из сферы занятости, стали маргиналами. Около трети крестьян разорилось. Опять-таки, лишь в 1995 году удалось достичь более-менее приемлемого уровня в 5, 4 % безработных.

Возникает вопрос – стоило ли уничтожать десятки тысяч своих же сограждан для того, чтобы через двадцать лет вернуться к тому же, что было до переворота? Вопрос, думается риторический.

Говорят, что Пиночет предотвратил установление марксисткой диктатуры. Но это типично ЦРУ-шная страшилка. Режим Альенде был достаточно мягким, его отличало наличие реальной многопартийности и парламентской демократии. Оппозиция вела себя вполне вольготно, чуть ли не каждый день устраивая различные антиправительственные акции.

Сам президент Альенде был категорически против различных левацких экспериментов. И любопытно, что в этом его поддерживала Коммунистическая партия, которой вроде бы полагалось требовать углубления «революции». Однако коммунисты, вместе с Альенде, выступали за союз со средней и мелкой - национальной буржуазией (крупная буржуазия напоминала нечто вроде наших олигархов). Ими также признавалась необходимость блокирования с патриотически настроенными военными.

А вот в руководстве Социалистической партии Чили, в которой состоял сам президент, было достаточное количество сторонников революционного, левацкого эспериментаторства. Именно левые в СПЧ настаивали на том, чтобы вывести из правительства генерала Праттса, лояльного к Народному единству. Его место на посту главкома сухопутных сил займет Пиночет – со всеми, как говорят, вытекающими последствиями.

Пиночета привело к власти Центральное разведывательное управление – при активной поддержке крупнейших американских корпораций. Они были крайне недовольны национализацией природных ресурсов, которую стало осуществлять Народное единство. Вот почему переворот был осуществлен с такой жестокостью. (В общем, Латинская Америка к тому времени уже научилась осуществлять данные перевороты малой кровью.) Ведь речь шла уже не о том, чтобы передать власть от одной камарильи к другой, но о защите кровных интересов транснационального капитала.

К сожалению, чилийские националисты объективно взяли сторону именно этого капитала и США, которые десятилетиями душили экономику Латинской Америки. Бойцы крайне правой организации «Патриа и либертад» выполняли роль пушечного мяса, которое буржуазная оппозиция бросала на режим Альенде. Они участвовали в уличных схватках, осуществляли теракты против «упельентос» (сторонников Народного единства). И все для того, чтобы расшатать режим и облегчить приход к власти промериканских махинаторов.

Естественно, что этим махинаторам патриоты не были особенно нужны. Они и не думали выполнять программу националистических, революционно-консервативных преобразований, которую выдвигали такие организации, как «Патриа и либертад». Хотя вначале Пиночет демагогически вещал о необходимости корпоративизма, а также выдвигал амбициозный геополитический проект превращения Чили в великую державу, лидирующую в Тихоокеанском регионе.

Но со всеми этими разговорами вскоре было покончено. А чилийской экономикой занялись тамошние гайдаро-чубайсы.

Надо сказать, что правонационалистические силы были весьма недовольны таким развитием событий. Они пытались в меру сил противостоять пиночетовскому национал-либерализму. Так, бывший лидер «Патриа и либертад» П. Родригес резко выступал против экономической политики правительства, критикуя «свободный рынок». (При этом он пользовался сочувствием одного из участников хунты генерала Г. Ли.) Но что-то изменить уже было невозможно, в стране прочно установилась проамериканская диктатура компрадоров и ростовщиков.

Вот, кстати, хороший урок для наших националистов. Нельзя бросаться, сломя голову, в объятия разного рода сомнительных личностей. Даже если эти личности и щеголяют национальной фразеологией. Можно ненароком поспособствовать какой-нибудь марионетке дяди Сэма.

Не исключено, что «пиночетизм», в той или иной его форме, станет будущим России. Мало ли как станут развиваться события. Это сегодня у нас стабильность, во многом обусловленная высокими ценами на нефть. Но завтра может начаться кризис, в ходе которого некоторые круги попытаются сделать ставку на создание либерально-авторитарной диктатуры. (Многие ожидали, что российским Пиночетом станет Путин, но он по этой скользкой дорожке не пошел.)

Не факт, что попытка установления такой диктатуры будет успешной, но в случае удачи нас ожидает полностью марионеточное правление и банановая «национальная» республика в пределах нескольких областей Центральной России. Конечно, может быть, такой вариант и маловероятен, но исключать его не стоит. Стоит всегда просчитывать все варианты. В Чили, вон, тоже не были готовы к перевороту. А он случился.

Александр Елисеев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты