Главная  >  Наука   >  История   >  История России   >  Кризисы переходных периодов


Улицы без «масс»

11 октября 2007, 16

Субботний «Марш несогласных» снова продемонстрировал всю аполитичность нынешнего времени. «Массы» не торопятся идти на улицы. Но будет ли так всегда?

Как и следовало ожидать – гора родила мышь. Оранжевая оппозиция сумела вывести на улицы чуть больше людей, чем организаторы пресловутого «Русского марша». И это, конечно, не майдан, а так себе – майданчик. Люди отказываются идти за «вождями». Они предпочитают устраивать свою жизнь, не особо надеясь на «доброго дядю» - что оппозиционного, что правительственного.

Любопытно, что на следующий же день после «праздника несогласия» Касьянов заявил о необходимости создания объединенной «лево-правой» партии, которая будет «заточена» под выборы. А ведь ранее он отказался от идеи партстроительства. Что же произошло? Скорее всего, Касьянов понял, что никакой массовки оранжевым не светит. И лучше сосредоточить свои усилия на будущих выборах в парламент.

Непонятно, правда, на что он рассчитывает. Ведь для того, чтобы получить возможность участвовать в борьбе за Думу новая партия должна быть зарегистрирована за год до выборов. Но, само собой, всегда есть возможность использовать одну из уже имеющихся партий. В любом случае видно, что Касьянову гораздо «комфортней» в парламенте, чем на улице.

Возникает вопрос - стоит ли отрицать саму возможность возрождения «уличной политики»? Думается, что не стоит. В 2007-м и, тем более, в 2008-м году нас могут ожидать сюрпризы, причем довольно-таки неприятные. Более чем вероятен серьезный политический кризис, который взбудоражит все общество.

Что же вызовет этот кризис? Подешевеет сырье, и снизиться уровень жизни? Произойдет катастрофа – по типу беслановской (а то и похлеще)? Нет, этого всего недостаточно. События 1998 года показали, что резкое снижение жизненного уровня вовсе не ведет к революционной активности. Даже наоборот. До августовского дефолта в стране наблюдалась серьезная протестная активность. Чего стоила одна «рельсовая война», когда протестующие почти блокировали железнодорожное сообщение с центральной Россией. Но после дефолта все эти протесты «странным» образом прекратились. Людям стало уже не до протестов, они стали решать свои личные проблемы сами.

Точно также не привел к протестам и Беслан, хотя вроде бы он должен был вызвать бурный рост возмущения – дескать, «до чего же довели страну правители». Напротив, Кремль получил дополнительную поддержку и смог отменить прямые выборы глав субъектов. И если завтра произойдет (не дай Бог!) нечто подобное, то режим только усилится.

Но вот есть одна вещь, которая может действительно революционизировать массы. Речь идет о возможном обострении политической борьбы «наверху». Собственно говоря, в свое время именно это обострение и привело к появлению массового демократического движения 1989-1991 годов. «Реформаторы» в Политбюро попытались использовать молодого-энергичного Ельцина в целях ослабления «консервативного» крыла Лигачева. И доослаблялись - нарождающаяся прозападная «демократия» получила своего вождя. А ведь очевидно, что не будь «харизматической» фигуры Ельцина, то за демократами мало бы кто пошел.

Политический кризис 1993 года также был обусловлен борьбой элитных группировок. Здесь уже сошлись две ветви власть – президентская вертикаль и Верховный совет. Именно противостояние между ними и привело к сентябрьско-октябрьской «уличной революции», подавленной танками.

После этого элиты заключили нечто вроде джентльменского соглашения, и все надолго забыли о настоящей уличной активности. Были, конечно, регулярные шествия «непримиримой», якобы, оппозиции, но они больше напоминали праздничные гуляния – тем более, что и устраивали их, в основном, как раз по праздникам.

В 1996 году сговор элит продолжал действовать. Накал страстей был велик разве что в СМИ, но в реальной жизни наблюдалось разительное спокойствие. Как, впрочем, и в 1998-м, и в 1999-м годах.

Ну, а дальше все уже стало совсем «пушистым».

Есть, однако, некоторые основания предполагать, что эта пушистая стабильность может скоро закончиться. Ведь близится 2008 год, когда президент Путин должен уйти со своего поста в связи с истечением второго срока президентства. И этот уход вполне способен резко обострить все разногласия между элитами.

Хорошо, если они сойдутся на фигуре нового преемника. А если нет? Да, с преемником уже был прецедент, но тут важно понять специфику 1999 года. Все ждали ухода Ельцина, который давно уже был фигурой непопулярной. Вспомним, что свою предвыборную кампанию 1996 года он начинал с двумя процентами рейтинга. И лишь иррациональный, во многом, страх перед реставрацией коммунизма раскрутил эти два процента до тридцати с лишком.

Но ведь в 2008 году от власти должен отказаться популярный президент, и это уже совсем другое дело. Грядущий ему на смену преемник может быть воспринят как фигура, стоящая заведомо ниже уходящего главы государства. И тогда ее популярность окажется недостаточной. И вот тут у разных группировок возникнет соблазн выдвинуть свои креатуры, которые, как они посчитают, окажутся «не хуже». И вот вам уже реальная и жесткая борьба элит, которая неизбежно выплеснется на улицу.

Как выплеснется? Да тут есть множество вариантов. Ну вот, допустим, такой. «Либеральная фракция» во власти активизирует оранжевое движение, убеждая его лидеров поддержать «прогрессивных» кремлевских деятелей. Вот тогда уже господа-оранжисты получат всю необходимую поддержку (может быть даже и СМИ). Тут нельзя исключать даже и украинский вариант, в соответствии с которым ставленник либеральной фракции временно покинет власть и станет чем-то вроде народного героя и страдальца.

Впрочем, свою игру могут сыграть и некоторые региональные элиты, которым будет очень соблазнительно использовать в своих целях москвофобию регионов. В условиях кризиса и острой борьбы за власть им будет не трудно собрать в Москве десятки тысяч жителей своих областей и республик.

А может быть и еще более крутая вещь – соединение усилий либеральной фракции и региональных элит. Тогда уже более чем вероятным станет перспектива конфедерализации РФ, фактически означающей ее распад.

Но самое пугающее в том, что реакцию элит на уход Путина очень сложно просчитать. С этим мы еще не сталкивались, поэтому может быть всё. Абсолютно всё.

Александр Елисеев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты