ИСКАТЬ:
Главная  >  Политика   >  Территориальное устройство России   >  Территории Российской Империи


Конец «союзной» иллюзии

11 октября 2007, 335

Сырьевая «война» между Россией и Белоруссией окончательно похоронила идею создания Союзного государства двух стран. Впрочем, сама идея была мертворожденной.

В стане патриотов идет великий плач о порушенном Союзе России и Белоруссии. Между тем, оснований для скорби нет. Проект создания Союзного государства был «липовым» с момента возникновения. Так же, как и проект Содружества независимых государств (СНГ). И тот, и другой возникли в «ельцинский» период и ставили своей целью «имитировать» процесс реинтеграции на просторах скончавшегося Союза.
Но проект СНГ дискредитировал себя уже при создании, а проект СРБ очень долгое время воспринимался как нечто перспективное. Ведь речь шла о создании Союзного государства, а это вызывало долгоиграющую ностальгию у всех плакальщиков по СССР.
А ведь не мешало бы задуматься с самого начала о том, что одной из причин краха СССР был союзный «федерализм». Нормальное, единое государство не может быть союзом государств. Рано или поздно, но каждое из таких государств захочет независимости, что и показали события конца 80-х-начала 90-х годов прошлого века. Тогда выяснилось, что «великий-могучий Советский Союз» держался на идейно-политическом монолите – КПСС. И как только этот монолит треснул, так распалось и само государство.
Не случайно в советские времена никак не отмечалось 30 декабря – дата основания Союза (1922 года). Хотя, с точки зрения нормального государственнического мышления, именно этот день должны были объявить праздничным и выходным. Но нет, самым главным советским праздником было 7 ноября – день, когда к власти в России пришла партия большевиков.
Советский Союз скреплялся железным обручем партократии. Здесь государство выступало в качестве мощного, но все же придатка огромной партийной машины. И ей подчинялись все союзные республики. Показательно, что крупнейшая из них – РСФСР – даже не имела собственной компартии. Все логично – партократы боялись, что получив в свои руки партийный механизм, руководство России либо демонтирует СССР, либо потребует его переформатирования в единое Российское советское социалистическое государство. Собственно говоря, именно за такое государство и выступал в начале 20-х годов Сталин, выдвинувший проект «автономизации». Согласно этому проекту, все бывшие окраины Империи должны были войти в РСФСР на правах автономий. То есть речь шла о нормальной практике государственного строительства.
Но партийная верхушка во главе с Лениным была помешана на идее мировой революции. Она грезила о том, как в скором времени возникнет всемирная республика Советов. Поэтому СССР мыслился ей как прообраз этой самой республики. Отсюда и принцип союза государств.
Однако время шло, а мировая революция так и не начиналась. Но Союз продолжал жить, ибо держался на власти КПСС, которая вовсе не была союзом республиканских компартий. И стоило только начаться кризису КПСС, как выяснилось, что союзное государство – это великая «фикция», маскирующая партийную диктатуру.
И вот, в самый разгар развитого ельцинизма, эту самую «фикцию» решили восстановить – в урезанном, так сказать, формате. Без восстановления партийной диктатуры никакого Союза быть, конечно, не могло - могли быть только одни голые декларации. А их хватало с избытком – все заговорили о Союзном государстве. И это сразу же вызвало поддержку «патриотической» оппозиции, которая по данному вопросу сомкнулась с «антинародным» режимом. И, кстати, еще не известно – какова была бы судьба этого самого режима, не будь вовремя запущен проект СРБ. По сути, он легитимизировал ельцинизм в глазах десятков миллионов граждан России, испытывающих ностальгию по временам Союза.
Что ж, остается только поаплодировать тогдашним политтехнологам. Ну, и, конечно же, «Батьке» Лукашенко. Белорусский лидер сразу же понял все выгоды от СРБ-проекта, который никакого отказа от суверенитета не предполагал, зато обещал солидные преференции. И они были предоставлены – вплоть до последнего времени Белоруссия получала сырье по ценам ниже рыночных.
К слову, на этих самых преференциях и держалось долгое время пресловутое «лидерство» России в СНГ. Мы делали нашим партнерам гигантские подарки, а взамен получали дежурные слова о дружбе и уважении. И так продолжалось вплоть до 2004 года. Еще и в преддверии оранжевой революции Россия щедро одаривала кучмовскую Украину, которой простили долга на сотни миллионов долларов (оставшиеся долги были реконструированы на 13 лет). Результаты – общеизвестны.
Оранжад выявил всю провальность ельцинской политики дотирования вчерашних союзных республик. Наступила эра чистого прагматизма, основанного на коммерциализации внешней политики. И, что бы ни говорили многочисленные критики, ничего особо страшного в этом нет. Все одно лучше, чем тратить уйму средств в бездны СНГ. Скажете – эгоизм «Газпрома»? Ну и что? Пусть уж лучше что-то перепадет в карманы десятков тысяч работающих там россиян, чем достанется странам, чье руководство никогда не рассматривало всерьез возможность реального объединения с Россией.
Безусловно, на одной только коммерческой геополитике долго не протянешь. Тем более, что у нас здесь не очень то много опыта – в отличие от колониального и неоколониального Запада. Рано или поздно, но придется выбирать более основательную и политически мотивированную стратегию. Но таковой стратегией никак не может стать курс на создание новых (реальных или фиктивных) СССР-ов. Необходимо проведение нормальной имперской политики. Она заключалась бы в том, чтобы присоединить к России бывшие окраины. Не соединить в химерических союзах, а именно включить в Российское государство (на правах субъекта). Само собой, это потребует долгих лет гибкой и эффективной политики, требующей выращивания прорусских лобби в самих республиках. И, конечно же, напряженной работы в самой России, которая должна стать сильным национальным государством. А за время этого периода можно будет создавать различные договорные формы, призванные облегчить вступление республик в РФ.
Без присоединения не обойтись. Просто лояльные режимы никогда не будут полностью надежными. Всегда сохраниться угроза того, что они захотят перейти под покровительство кого-то из мировых игроков (ЕС, США, Китая). И это очень опасно, ибо речь идет о наших границах в Евразии, причем границах весьма протяженных.
А что же Белоруссия? Представляется, что у нее нет будущего в качестве самостоятельного игрока на международной арене. Возможно лишь два пути. Либо республика входит в РФ на правах субъекта (идея вхождения частично, областями – крайность), либо ее поглощает Запад. Кстати, последний уже долгое время заигрывает с режимом Лукашенко, надеясь переманить его на свою сторону.
Не удивительно, что в конфликте РФ с Белоруссией ЕС и даже США заняли сторону последней. Это еще раз говорит о том, что Запад не желает усиления ни самой России, ни даже какой-либо одной российской структуры. Это уже вопрос геополитики. Сильная Россия или даже сильный «Газпром» резко меняют баланс международных сил. В отличие от сильной Белоруссии, которая всегда будет не слишком большой восточноевропейской страной.
Но если Минск перейдет на сторону Запада, то это будет означать конец режима Лукашенко. Ему никогда не простят того курса, который он проводил последние годы. Нежелание играть по правилам европейско-американской демократии, выбор в пользу просвещенного авторитаризма – это серьезная крамола с точки зрения брюссельских и вашингтонских бюрократов. Недемократичность еще могут простить какому-нибудь африканскому режиму, но авторитаризм в Европе – этого не забудут никогда. Это опасный, для Запада, прецедент, за который Лукашенко накажут по полной программе. И стоит ему только пойти на интеграцию с западными структурами, как его тут же «возьмут в оборот».
Выход один – все-таки войти в РФ. Пусть даже после этого и начнется безудержная приватизация белорусской экономики российским капиталом – государственным или частным. Но альтернатива этому только одна – безудержная вакханалия западного капитала, который рванет на белорусские рынки. Плюс – брутальная зачистка белорусской элиты карлами дель понто.
Сохраняется еще возможность установить связи с Китаем и развивающимися странами. Но слишком уж она маловероятна. Сегодня Запад терпит Белоруссию потому, что ожидает ее появления в своем лагере. Но как только Лукашенко достигнет серьезных успехов в сближении с Китаем, то против него будет предпринято колоссальное наступление. Иначе говоря, «Батька» просто может не успеть.


Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004