Главная  >  Общество   >  Социальные группы   >  Купечество


Из истории учреждения медали для награждения вологодского купца Матвея Колесова

11 октября 2007, 43

"Вологодскому гражданину Матвею Колесову за похвальное деяние в сооружении им в Вологде въездных ворот" и дата под обрезом (1793).

Время правления императрицы Екатерины II (1762-1796) без преувеличения можно назвать "золотым веком" в истории русской наградной медали. В этот период не только в полной мере возобновляется прерванная во второй четверти XVIII в. традиция массовых награждений солдат и матросов боевыми медалями за непосредственное участие в сражениях, но и утверждается практика регулярных награждений за различного рода гражданские заслуги[1]. Особое место в наградной системе того времени занимают персональные медали, предназначавшиеся для награждения конкретных лиц за совершенные ими какие-либо требовавшие поощрения неординарные поступки. Медали эти, как правило, имели на обратной стороне специальные надписи, содержавшие помимо фамилии награжденного краткое описание его заслуг, что делает их интересным и информативным источником для изучения русской общественной жизни второй половины XVIII в.

В то же время, персональные медали в подавляющем большинстве случаев были отчеканены в единичном экземпляре и не дошли до нас в подлиннике. В распоряжении исследователей зачастую имеются лишь отрывочные и противоречивые сведения об облике, истории учреждения и о самом факте существования многих медалей.

Так, В.А. Дуров, исследовавший наградные медали второй половины XVIII в., полученные за гражданские заслуги жителями Русского Севера, отметил существование оттиска в меди медали Матвея Колесова, указав при этом на отсутствие каких-либо дополнительных сведений об этом награждении[2]. Документы, обнаруженные нами в РГАДА, в значительной мере проливают свет на историю учреждения золотой медали для награждения вологодского купца[3].

Непосредственным поводом к созданию этой медали послужило "всеподданнейшее письмо" Матвея Колесова к императрице Екатерине II, имеющееся в архиве в подлиннике[4]. В своем послании купец после пышных похвал в адрес императрицы за ее заботу о процветании городов сообщает, что еще в 1787 г. вологодский и ярославский генерал-губернатор Алексей Петрович Мельгунов "руководствовал" его "собственным иждивением соорудить врата губернскаго города Вологды". При этом Колосов утверждал, что генерал-губернатор обещал сообщить об этом благодеянии императрице, чего, однако, не успел сделать "за кончиною" своей. Именно это обстоятельство, по словам Колесова, вынуждает его " к дерзновению поднести план оных ворот и всеподданнейше повергнуть себя с ним к Священнейшим стопам, раболепно моля о едином токмо всемилостивейшем благоволении на таковую жертву усердия, ревности и верности".

Из канцелярии прошение "вологодскаго первой гильдии купца" Матвея Колесова вместе с планом сооруженных им городских ворот было препровождено к генерал-прокурору Сената Александру Николаевичу Самойлову. В сопроводительном письме сообщалось, что "Высочайшая Ея Величества есть воля чтоб Правительствующий Сенат похвальное сего гражданина деяние ознаменовал сообразно с подобными примерами оказаннаго для пользы общей усердия"[5]. По рассмотрении представленных генерал-прокурором документов. Сенатом было принято решение:

"Со изображением похвальнаго помянутаго вологодскаго гражданина Колесова деяния сделать медаль для чего и предписать Санктпетербургскому Монетному департаменту дабы оный сочиня таковой медали рисунок представил на апробацию в Сенат"[6].

В ответ из Монетного департамента был получен рапорт, в котором на рассмотрение Сената предлагались "для прописанной всемилостивеше пожалованной вологодскому купцу Матвею Колесову медали абрисы трех препорцей с приличною его Колесова деяний надписью и с показанием во что по оным абрисам каждая золотая и серебряная медаль ценою обойдется"[7]. На отдельном листе, присланном вместе с рапортом, были даны изображения трех проектов медали различного диаметра "сообразно с примерами прежде деланных". На лицевой стороне всех проектных рисунков имелась надпись в две строки: "Партрет / Ея Величества", а на оборотной - семистрочная надпись, переданная с различными вариантами деления на строки: "Вологодскому гражданину Матвею Колесову за похвальное деяние в сооружении им в Вологде въездных ворот" и дата под обрезом (1793). Около каждого рисунка имелась пояснительная надпись. Так, над рисунком медали диаметром 44 мм было написано: "По сей мере зделаны были две золотые медали в 10 червонных каждая купцам городов Курска Голикову и Рыльска Шелихову ... в 29 рублей 66 1/4 копеек".

Надпись у другого рисунка (диаметром 52 мм) поясняла, что " По сей мере зделана была золотая медаль в 20 червонных костромскому главе, имянитому гражданину Дмитрию Дурыгину ... ценою в 57 рублей 80 3/4 копеек ". Надпись у третьего, самого крупного (диаметром 64 мм), рисунка сообщала, что ранее была изготовлена серебряная медаль такого размера для награждения нежинского купца Ивана Курбанова и что обошлась она казне в 9 рублей 16 копеек[8]. В заключении рапорта была

Рис. 1. Проектный рисунок медали Матвею Колесову

высказана просьба, чтобы Сенат повелел, "какой ... пропорции из сих золотую ль или серебреную медаль означенному купцу Колесову зделать".

Данный рапорт был рассмотрен Сенатом 14 и 21 марта 1793 г., в результате чего было принято решение: "Санктпетербургскому Монетному депертаменту предписать дабы оный за такового похвальное вологодскаго купца Колесова деяние зделав ему золотую медаль против назначенного в рисунке первого сорта (т.е. по образцу золотой медали "в 20 червонных" - В.З.) доставил оную следуя прежним примерам к господину генералу порутчику, правящему должность генерала прокурора и кавалеру Александру Николаевичу Самойлову для доставления оной помянутому вологодскому гражданину Колесову"[9]. Указ по этому решению был отослан в Монетный депертамент 8 апреля и получен там, судя по ответному рапорту, 11 апреля 1793 г.

Представление о внешнем облике изготовленной медали дает уже упоминавшийся новодельный медный оттиск, отчеканенный подлинными штемпелями, изображение и описание которого было опубликовано Ю. Б. Иверсеном[10]. На лицевой стороне медали традиционно помещалось погрудное изображение Екатерины II, обращенное вправо. Императрица изображена в малой короне и лавровом венке, в латах, с орденской лентой через плечо. По кругу шла надпись: Б.М. ЕКАТЕРИНА. II. IМПЕРАТ. И САМОДЕРЖ. ВСЕРОССIИС. Внизу подпись мелким шрифтом: B.C. Юдин (Вырезал С. Юдин). На оборотной стороне располагалась восьмистрочная надпись: ВОЛОГОДОКО- / MУ ГРАЖДАНИНУ / MATВЕЮ КОЛЕСОВУ / ЗА ПОХВАЛЬНОЕ ДЕЯНИЕ / В СООРУЖЕНIИ ИМЪ / В ВОЛОГДЕ ВЬЕЗД / НЫХ ВОРОТ /. 1793 ГОДА (рис. 2, 3).

Рис. 2.

Изображение лицевой и оборотной сторон медного оттиска медали

из альбома Ю.Б. Иверсена

Как явствует из составленной Ю.Б. Иверсеном таблицы поштемпельных связей, для чеканки лицевой стороны медали Матвея Колесова был использован штемпель, употребленный ранее (в 1792 г.) для изготовления медали "костромскому градскому главе" Дмитрию Дурыгину". Эта медаль, как мы видели из документов, послужила в качестве образца и при выборе Сенатом достоинства медали для награждения вологодского купца. Впоследствии вырезанный С. Юдиным лицевой штемпель был применен при чеканке еще двух медалей: "Гижигинской команды сотнику" Ивану Кобелеву "в воздаяние заслуг, оказанных им при северовосточных экспедициях" в 1793 г. и Василию Злобину "за усердие, оказанное для казны при откупах" в 1795 г.[12]

О самом купце Матвее Колосове, построившем на свои средства городские ворота в Вологде, нам, к сожалению, не удалось разыскать каких-либо новых сведений. Более известен в отечественной истории московский купец первой гильдии Иван Алексеевич Колосов, очевидно, близкий родственник Матвея Колесова. Родился И.А. Колесов в Вологде в 1778 г., отец его был небогатым вологодским купцом. Переехав в Москву, Иван Колесов занялся торговлей чаем, чрезвычайно преуспел в ней и вскоре стал главным распространителем чая в центральных районах России. Прославился И.А. Колосов и своей благотворительностью. Известно, что он неоднократно жертвовал значительные суммы на благотворительные учреждения и щедро помогал бедным[13].

В заключение хочется отметить, что обнаруженные нами в архиве и рассмотренные выше документы не только подробно раскрывают историю создания одной из уникальных русских медалей, но и дают достаточно полную и содержательную информацию о самой процедуре учреждения в России медалей для лиц "простого звания" во второй половине XVIII в.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Дуров В.А. Наградные медали России второй половины XVIII в. // ТГИМ. НС. - Ч. 10. - М., 1988. - С. 128-153.

2. Дуров В.А. Наградные медали второй половины ХVIII века для жителей Русского Севера и Северо-Запада // Всероссийская нумизматическая конференция. Тезисы докладов и сообщений. - Вологда, 1993. - С. 85.

3. РГАДА. Ф. 248. Сенат, кн. 4728. Л. 726-732.

4. Там же. Л. 727.

5. Там же. Л. 726.

6. Там же. Л. 728.

7. Там же. Л. 730.

8. Там же. Л. 731.

9. Там же. Л. 732.

10. Иверсен Ю.Б. Медали в честь русских государственных деятелей и частных лиц. - Т. I. - СПб., 1880. - С.301.

11. Там же. - Табл. XVIII.

12. Там же.

13. Русский биографический словарь. - Т. 9. - СПб., 1903. - С. 71.

Послужить Северу...: Историко-художественный и краеведческий сборник. — Вологда: “Ардвисура”, 1995.

Источник в интернете:

http://www.booksite.ru/trade/main/merchant/6.htm

В. В. Зайцев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты