Главная  >  Наука   >  История   >  История России   >  Кризисы переходных периодов


Запреты и марши

11 октября 2007, 9

В ближайшее время «оранжевые» готовят целую серию массовых мероприятий. Власть может отреагировать на их действия неадекватно, и это грозит серьезными политическими потрясениями.

Не успела вольнолюбивая общественность толком обсудить «Марш несогласных» в Питере, как ей уже обещают новые марши. Сначала в Нижнем Новгороде (24 марта), а потом , 15 апреля - в Москве и снова в Питере. Похоже, оранжевые решили превратить весь 2007-й год в одну сплошную репетицию будущей цветной революции. Какова же цель подобной «оранжевогвардейской» атаки на «антинародный путинский режим»?

Не исключено, что «борцы за свободу» напросто-напросто хотят спровоцировать власти на какие-либо чересчур жесткие акции. Допустим, что в ходе разгона очередного марша «силовики» перегнут палку, и это приведет к печальным (возможно даже самым печальным) последствиям. Тогда визг поднимется страшный, причем его подхватит вся мировая общественность и ретранслирует с самых высоких международных трибун. Но самое страшное в том, что общество может проникнуться симпатией к «обиженным» (никто из лидеров, конечно же, не пострадает). На Руси это вещь самая обыкновенная. Вот тогда-то оранжевые и получат некую массовую опору, которой у них нет до сих пор. И, добавлю, никогда не будет, если только сами верхи не одарят их этим воистину царским подарком. Впрочем, так оно всегда и бывало. Не оппозиция одолевала верхи, но сама власть наносила страшный удар по себе же.

Нет никакого смысла в том, чтобы запрещать оппозиционные акции. Напротив, их надо охотно разрешать, но при этом строго следить за соблюдением порядка. И вести нормальную пропаганду через электронные СМИ, показывая все «косяки» оппозиционеров. Очевидно, что и про нынешних лидеров «несогласных» есть что рассказать нашему зрителю. В конце концов, не помешало бы и до выборов допустить всех этих «нацболов» и прочих «других россиян». Очень сомнительно, чтобы они смогли набрать достаточное количество голосов, но даже если и наберут – то, что с того? Кому это помешает? Напротив, никто тогда уже и слова не сможет сказать об отсутствии демократии в Россию.

Но создается такое впечатление, что верхи у нас этого не понимают. Происходит перегиб в сторону административных мер, что на самом деле не ослабляет, но только усиливает оппозицию. Как, например, ее усиливала навязчивая цензура накануне Февральской смуты. Тогда многие газеты, выходили с белыми пятнами, которые стояли на том месте, где печатались речи оппозиционных депутатов в Думе. И что же? Это только раздражало читающую публику, усиливая и подогревая ее интерес к оппозиции.

Сейчас происходит нечто то же самое, да может быть еще и покруче. Вот крайне показательное описание действий власти накануне питерского «марша несогласных»: «День за днем по радиосети метрополитена и городским каналам питерцам настоятельно не рекомендовали приходить 3 марта в 12 часов к «Октябрьскому». В результате из 5 тысяч участников марша как минимум две трети пришли, услышав бесплатную рекламу — благо, поводов для недовольства хватало. Долго колебавшееся «Яблоко» решило участвовать, когда не было допущено на выборы в Заксобрание. Борцы с 300-метровым «Газоскребом» на Малой Охте беспокоились за облик исторического центра города и возмущались выкидыванием на ветер 60 миллиардов рублей из городского бюджета. Жители Васильевского острова выступали против намыва территории и размещения портовых сооружений под их окнами. Массовый снос гаражей без предоставления компенсаций обозлил их владельцев. Пенсионеры жаловались на нехватку бесплатных лекарств, которыми их не смогла обеспечить компания «Империя Фарма», по данным прессы, близкая к губернаторской семье…»

Понятно, что еще немного подобной вот «борьбы» с оранжадом и «касьяно-каспаровцы» смогут собирать вокруг себя огромные аудитории. Невольно возникает вопрос – а может быть, верхи и сами хотят этой самой оранжевой революции? Ну, не все, а скажем так – часть. Допустим, что они очень даже не желают заниматься реальной политической борьбой с оппонентами. И гайки по-настоящему («по-пиночестовски») закручивать также не хотят. К тому же есть опасность конфронтации с могучим Западом, а этот самый Запад шутить не любит. Он в свое время взял, да отправил Милошевича в Гаагу, где тот ушел в мир иной. А ведь Милошевич был достаточно сговорчивым лидером. Но решил немного потягаться с «цветными революционерами», показать чуть-чуть свой гонор. Этот пример может напугать кого хочешь. (В прессе можно прочитать о том, как высшие чиновники США прямо инструктируют оранжевых лидеров, советуя им выставлять впереди митингующих женщин и детей.) Поэтому стоит ли сбрасывать со счетов возможность сознательного потворства оранжевым со стороны некоторых лиц? Потворства в виде двойной игры, при корой «игрок» вроде бы и запрещает «вражину», а с другой стороны облегчает ее разрушительную работу. И сигнал подает – дескать, мы с вами, мы помогаем, но по-своему. А там – как бы не получилась, кто бы ни выиграл, а всегда есть «отмазка» или, выражаясь языком юристов – алиби.

Конечно, это уже пошла махровая «конспирология», основанная сугубо на предположениях. Скорее же всего, речь идет об элементарном непонимании механизмов политической борьбы, которое было характерно для дореволюционной российской бюрократии. Но и от этого не легче. В конце концов, какой смысл конструировать все эти двухпартийные системы, настраивая против себя Улицу? Ведь если страна впадет в тяжелейший политический кризис, то никакие парламентские большинства никому и ничем уже не помогут.

Алексей Чивлюков
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты