ИСКАТЬ:
Главная  >  Война   >  Оружие   >  Военно-морской флот   >  Флот Российской Империи   >  Броненосцы Российской Империи


Бронепалубный крейсер "Память Азова"

11 октября 2007, 1570

Новый "полуброненосный фрегат" стал первым паровым броненосным кораблем с Георгиевскими отличиями. Предусматривалось особенно богатое, сложное и красочное носовое украшение: орден Св. Георгия и ленты с бантами, императорская корона, лавровый венок и пальмовые ветви.


Созданием фрегата "Память Азова" Россия продолжила развитие собственного типа броненосного крейсера по образцу "Владимира Мономаха". В проекте, разработанном Балтийским заводом в октябре 1885 г., бронирование, состав артиллерии и схема ее расположения соответствовали типу "Дмитрия Донского", значительно увеличенное соотношение длины (115 м) к ширине (15,2 м) принималось по примеру "Адмирала Корнилова" для обеспечения более высокой (до 18 уз) скорости, водоизмещение увеличивалось до 6000 т. В ходе переделок по требованиям Морского министерства в феврале 1886 г. от одновинтового варианта вернулись к первоначальному двухвинтовому, а вместо паровых машин двойного расширения адмирал И. А. Шестаков потребовал применить машины тройного расширения, но обязательно горизонтальные. Это, однако, могло вызвать увеличение ширины корабля, и во избежание переделок проекта и задержки в строительстве корпуса адмирал согласился применить более компактные вертикальные машины при условии обеспечения их защиты броней. Проект нового для Балтийского завода типа вертикальных машин тройного расширения (мощность 4000 л. с.) разрабатывался в Англии под наблюдением штабс-капитана Ф. Я. Поречкина. Работами по постройке корпуса руководил корабельный инженер Балтийского завода Н. Е. Титов, наблюдал за постройкой П. Е. Андрущенко.
Работы по корпусу начались 4 марта 1886 г., 12 июля состоялась официальная закладка корабля. Свое название "Память Азова" он получил 27 июня в честь парусного 70-пушечного линейного корабля "Азов", первым в русском флоте удостоенного Георгиевского флага за исключительную доблесть в Наваринском бою 8 октября 1827 г. Название "Память Азова" и Георгиевский флаг до него носили в русском флоте два 74-пушечных линейных корабля, построенных в Архангельске в 1831 и 1848 гг. Новый "полуброненосный фрегат" стал первым паровым броненосным кораблем с Георгиевскими отличиями. Предусматривалось особенно богатое, сложное и красочное носовое украшение: орден Св. Георгия и ленты с бантами, императорская корона, лавровый венок и пальмовые ветви. Эскиз украшения разработал летом 1887 г. известный художник-маринист, член Академии художеств А.П. Боголюбов.
Спуск на воду первого броненосного Георгиевского корабля был приурочен к 200-летию спуска Петром I ботика — "дедушки русского флота"; торжества состоялись в полдень 20 мая 1888 г. Спусковое водоизмещение составляло 2795 т.
Неоднократные изменения в проекте из-за усовершенствований, усиления вооружения и т. п. приводили к неизбежным задержкам постройки, сдачи и перегрузке корабля. Особенно много хлопот доставило восстановление непрерывности двойного дна, нарушенной из-за несогласованности с корпусом чертежей машинных фундаментов, разрабатывавшихся в Англии. В результате, согласно журналу МТК от 4 октября 1886 г., водоизмещение вместо 6000 т по проекту достигло 6230 т. Броневая палуба вместо 0,61 м над ватерлинией отстояла от нее лишь на 0,45 м и уже при крене 3-4° оказывалась ниже горизонта воды. Несмотря на протесты Балтийского завода против перегрузки, грозившей потерей скорости и уменьшением остойчивости, для улучшения условий обитаемости обшили деревом (массой 8 т) борта в помещении батарейной палубы, установили шпиль в кормовой части верхней палубы и стальные рубки для гальванических приборов стрельбы из орудий (3,3 т). По просьбе командира фрегата капитана 1 ранга Н. Н. Ломена для уменьшения рыскливости и лучшего хода под ветер фок-мачту предлагалось передвинуть на 5 м в нос и добавить парусное вооружение — фор-стеньги-стаксель. Диаметр стальных фок- и грот-мачт с 737 мм увеличивался до 813 мм. Значительная потеря скорости вследствие обрастания подводных частей брони на фрегатах "Владимир Мономах" и "Дмитрий Донской" послужила причиной для разработки инженером П. Е. Андрущенко по указанию МТК чертежей обшивки деревом и медью брони на крейсере "Память Азова". Эта новая работа обошлась в 34,5 тыс. руб.
В марте 1889 г. МТК одобрил установку на крейсере боевой рубки со стенками и крышей из двух слоев стальных листов суммарной толщиной 37 мм и массой 8,7 т. Деревянную рубку командира и штурманского офицера расположили на верхней палубе, между передней дымовой трубой и вентиляторными кожухами. Кроме того, установили вспомогательный котел Бельвиля (16 т), сетевое заграждение (26 т), на 25 т вырастала масса возросшего экипажа с багажом и более чем на 34 т — минного вооружения. Вероятно, поэтому в ноябре 1887 г. кормовую 152-мм пушку заменили скорострельной 47-мм; планировалось снять и носовую 152-мм пушку, уменьшив массу артиллерии и боезапаса с 381 до 353 т. Окончательно вооружение корабля составили два 203-мм (стальные щиты толщиной 25,4 мм) и тринадцать 152-мм орудий, две 64-мм пушки Барановского, семь 47-мм скорострельных одноствольных "тяжелых" и восемь 37-мм пятиствольных (револьверных) пушек Гочкисса, а также — два бортовых поворотных и один кормовой неподвижный аппараты для торпед образца 1886 г, два минных катера с аппаратами для торпед образца 1880 г., два паровых катера, каждый с аппаратом для метания мин (или с двумя шестовыми минами), 40 сфероконических мин — для их постановки на ходу служили кормовые стрелы.
При меньшем водоизмещении русский крейсер по сравнению с предлагавшимся тогда аналогичным кораблем по английскому проекту превосходил его по мощности механизмов при естественной и форсированной тягах (8500 и 11500 против 5800 и 8600 л. с.) и соответствующих им скоростях (17,25 и более 18 против 15,5 и 17 уз). Более чем вдвое больший имел "Память Азова" и запас угля (1150 т). Другие характеристики крейсера были следующие: наибольшая длина корпуса 117,42 м (по ватерлинии 115,21 м), ширина с деревянной и медной обшивками поверх брони 15,56 м, толщина наружной обшивки стального корпуса: килевого пояса (из двух слоев) 14,3 и 12,7; первого от киля пояса 14,3, остальных 12,3 мм; броня жилой палубы над машинами и котлами состояла из двух слоев суммарной толщиной 57, нижней палубы в носовой части и над крюйт-камерами 37, в кормовой части 64 мм.
Две главные паровые машины — первые в русском флоте вертикальные тройного расширения — постройки Балтийского завода, имели мощность по 4250 л. с. Четырехлопастные гребные винты имели диаметр 5,26 м. Шесть главных паровых двойных огнетрубных котлов (длина 4,95 м, диаметр 4,6 м, толщина стенок 37 мм) на рабочее давление 9,1 кг/кв.см изготовили также балтийцы. Два вспомогательных котла (один огнетрубный, другой водотрубный Бельвиля) размещались в жилой палубе и предназначались для приведения в действие вспомогательных механизмов, в том числе паровых рулевой и шпилевой машин. Водоотливные насосы и эжекторы, сообщавшиеся с проходившей от 9 до 169-го шп. магистральной трубой диаметром 368 мм, имели суммарную производительность 1550 т/ч. Четыре динамомашины обеспечивали боевое (четыре прожектора) и палубное электрическое освещение (около 410 ламп напряжением 60 В). Площадь парусов трех мачт составляла 2100 кв.м. Кроме минных и паровых катеров предусматривалось еще два 20-весельных баркаса, 16-весельный рабочий и 14-весельный легкие катера, два 6-весельных вельбота (спасательный и капитанский) и два 6-весельных яла. Полная масса двух становых якорей адмиралтейского типа составляла 4,88 и 4,72 т, запасного — 3,95 т, стоп-анкера 1,0 т, верпов 312—464 кг. Две железные якорь-цепи калибром 57 мм имели длину по 278 мм (масса 18,8 т); запасная цепь — 185, швартовная — 93 м.
8 ноября 1889 г. завершилась установка машин и котлов. Корабль перешел в Кронштадт, где состоялись предварительные испытания. С 16 мая по 12 июня 1890 г. исправляли обшивку, меняли гребные винты, готовили крейсер к дальнему плаванию. В отделке и оборудовании помещений широко применялись ценные породы дерева (красное, ореховое, тиковое) и особого рода планировка кают для наследника престола и его свиты, которые должны были совершать плавание на крейсере. Более чем в 78000 руб. серебром обошлись эти работы. Ввиду предстоявших "исключительно паровых переходов" на крейсере прибавили специальные тенты на шканцы, ют, шкафут и все мостики для защиты от дождя и летящей из дымовых труб сажи. Уже в пути устанавливали дополнительные электрические вентиляторы. В Англии приобрели батарею аккумуляторов и в запас около 700 ламп накаливания, провели дополнительное освещение на верхней палубе.
В числе мер для уменьшения перегрузки корабля, достигшей уже 800 т, решили отправить пароходом во Владивосток многие предметы снабжения, запасов и вооружения, в том числе два 152-мм орудия, 40 мин с частью якорей, сетевое заграждение, ряд парусов и т. д. В итоге водоизмещение к моменту ухода из Кронштадта составляло 6420 т, а среднее углубление 7,3 м; при этом верхняя кромка броневого пояса отстояла от ватерлинии на 0,15 м. Метацентрическая высота при этих условиях по опыту кренования 19 июля 1890 г. достигала 0,87 м. На испытаниях при мощности механизмов 5715 л. с. крейсер развил скорость 16,8 уз.
На переходе в Пирей вместе с "Владимиром Мономахом" "Память Азова" обнаружил "вялость качки". Для повышения остойчивости по ходатайству командующего отрядом контр-адмирала Басаргина решили снять и оставить на берегу вместе с шлюпбалками оба минных катера. Еще до этого (на пути от Плимута до Мальты) перегруженный фрегат благополучно выдержал шторм; никаких повреждений по корпусу не обнаружилось, а потери ограничились смытыми носовыми украшениями (его впоследствии заменили более простым накладным) и клеенкой настила с балкона. "Вообще фрегат оказался крепок и обладает довольно хорошими мореходными качествами в полном грузу, но все-таки короток для форсирования большой океанской волны", — написал командир корабля капитан 1 ранга Н. Н. Ломен. "Превосходно, безостановочно и при всяком состоянии моря" действовали на крейсере главные машины производства Балтийского завода; они ни разу не потребовали остановки в девятисуточном переходе от Плимута до Мальты и в течение 16 ч при половине работавших котлов уверенно выдерживали 14-узловую скорость.
На обратном пути с Дальнего Востока летом 1892 г. крейсер под парусами держался хорошо, крен был "умеренный, качка спокойная, руль ходил прямо". Но ни приемлемой скорости, ни лавировки паруса при их малой площади и большой длине корабля обеспечить уже не могли; отказ от этого тяжеловесного и явно не оправдывавшего себя вспомогательного движителя был предрешен. Обратный путь на запад "Память Азова" проделал большей частью под парами. По пути на Балтику "Память Азова" в сентябре 1892 г. в Кадисе (Испания) принял участие в международных торжествах в честь 400-летия открытия Америки. 16 октября корабль прибыл в Кронштадт. Предполагалось, что после почти трехлетних плаваний на крейсере будет проведен зимний ремонт с переборкой главных машин, а затем весной он присоединится к эскадре Атлантического океана, отправившейся в США на торжества по случаю Всемирной колумбовской выставки в Чикаго, посвященной 400-летию открытия Америки. Но ремонт затянулся, и крейсерская эскадра ("Дмитрий Донской", "Рында", "Генерал-Адмирал") ушла из Кронштадта в Нью-Йорк весной 1893 г. без фрегата "Память Азова".
В числе других работ на крейсере установили дополнительный "опреснитель-кипятильник" и дистиллятор для пополнения главных котлов питательной водой, сняли шесть машинок для выгрузки мусора из кочегарок, расходовавших непомерно много пара, и вспомогательный котел Бельвиля, не обеспечивавший подачи пара к двум требовавшимся для освещения динамомашинам. Сняли и некоторые другие предметы оборудования. Но одновременно на 35 т увеличили массу боеприпасов. В итоге осадка уменьшилась всего на 5 см. 21 августа 1893 г. корабль вышел в новое заграничное плавание и, соединившись с эскадрой Атлантического океана, участвовал в известном визите русского флота в Тулон, содействовавшем упрочению складывавшегося в те годы русско-французского союза. Почти весь 1894 г. "Память Азова" находился в составе средиземноморского отряда, а в конце ноября отправился на Дальний Восток; в сложных штормовых условиях, с поочередной буксировкой он обеспечивал переход через Индийский океан шедших вместе с ним 400-тонных минных крейсеров "Всадник" и "Гайдамак".
В апреле 1895 г. на "Памяти Азова" держал свой флаг вице-адмирал С. П. Тыртов — командующий русскими соединенными эскадрами Тихого океана и Средиземного моря, собравшимися в порту Чифу ввиду опасности разрыва отношений с Японией. На кораблях эскадры проводилось тогда опытное маскировочное окрашивание. Фрегат, окрашенный под тон местности в "несколько розоватый серый цвет, не только ночью, но и вечером и рано утром совершенно сливался с морем". В январе 1898 г. "Память Азова" под флагом начальника эскадры Тихого океана в сопровождении крейсера "Рюрик" прибыл в Порт-Артур. Здесь тогда решался вопрос о целесообразности использования этого порта в качестве главной базы Русского флота на Тихом океане. В период осеннего ремонта 1898 г. во Владивостоке рангоут на крейсере значительно облегчили, стеньги укоротили, а реи оставили только на фок-мачте. Совершив несколько походов из Порт-Артура в Нагасаки, во Владивосток и обратно, крейсер пробыл еще год на Дальнем Востоке, отправившись к европейским берегам России через Индийский океан и Суэцкий канал в октябре 1899 г. Весной следующего года корабль вернулся на Балтику из своего последнего заграничного плавания.

Мельников Р.М. Полуброненосный фрегат "Память Азова". "Судостроение", № 11, 1979 г.)

Источник:

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004