ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество   >  Социальные группы   >  Купечество   >  Киевские купцы, ремесленники, бизнесмены


"Печатная" слава Стефана Кульженко

11 октября 2007, 272

Первый рассказ — об одном из пионеров национальной полиграфической промышленности, известном не только в Российской империи, но и в Западной Европе, киевлянине Стефане Кульженко, который в начале ХХ века попал в "рейтинг" 300 самых успешных бизнесменов империи.

Первый рассказ — об одном из пионеров национальной полиграфической промышленности, известном не только в Российской империи, но и в Западной Европе, киевлянине Стефане Кульженко, который в начале ХХ века попал в "рейтинг" 300 самых успешных бизнесменов империи, приведенный в юбилейном альбоме, который был издан "в память 300-летія царствованія державнаго дома Романовыхъ".
Знаменитая типография

Тихая и немноголюдная улица Пушкинская в центре Киева, пролегающая параллельно Крещатику, сто лет назад носила название Ново-Елизаветинская. Именно здесь в доме № 4 (сейчас там жилой дом) и находилась знаменитая типография Стефана Кульженко.
Один из лучших тогда печатных комплексов не только в Киеве, но и в империи состоял из типографии с двумя словолитнями, литографии, стереотипии, фототипии, гальванопластиковой мастерской, оборудованных по последнему слову техники. В наборном и машинном отделениях было проведено даже электрическое освещение. В типографии работало около двухсот рабочих — цифра заметная даже по сравнению с сегодняшними полиграфическими предприятиями.
А на Крещатике было еще одно структурное подразделение — небольшой магазин Кульженко, где тогдашние интеллектуалы, мещане, студенты могли купить новейшие книги, учебники, справочники, календари, открытки, конверты и всевозможную картонно-бумажную продукцию, напечатанную на предприятии Кульженко. Новинки обсуждали в салонах, на вечерах, ведя, вполне возможно, такие разговоры: "Были у Кульженко? Читали? Нет?!. Отстаете от времени, милейший..."
"В людях"

Стефан Кульженко родился в с. Барышевка на Киевщине в 1837 году. Его вполне можно назвать "новым украинцем" той поры, именно тем "чумазым", которых так не любили загнивающие дворяне из чеховских пьес, поскольку пробился он в промышленную элиту из самых низов. Классическая сцена: одиннадцатилетний сельский мальчик, замирая, переступает порог киевского книжного магазина, хозяин которого, венгр по происхождению Вальнер, владел также "продвинутой" по тем временам типолитографией.
Сам Кульженко так вспоминал этот момент в книге "Полвека у печатного станка": "Когда я вошел в первую комнату, глаза мои невольно разбежались. Вся она представляла собой магазин картин: больших и малых, в рамках и без рам, разных размеров и красок. Ничего подобного в своей юной жизни я еще не видывал и стоял ошеломленный, не зная, что и отвечать на вопросы стоявшего передо мной какого-то господина. Это был сам Вальнер, хозяин магазина и типолитографии".
На следующий же день юноша был принят на испытание, а потом и на обучение на семь лет. Среди шестнадцати учеников Стефан оказался самым маленьким, и по возрасту, и по росту. Но быстро стал лучшим, проявив незаурядные способности и живую любознательность, благодаря чему уже на шестом году обучения стал получать оплату — семь рублей в месяц. После учебы остался работать в типографии Вальнера, овладев чуть ли не всеми видами печатных работ. Но ненадолго.
Вальнер решил диверсифицировать бизнес, купив лесопильню на Трухановом острове, что его и разорило. Стефану пришлось искать иной заработок. За шесть последующих лет он сменил несколько киевских типографий в поисках более интересной и лучше оплачиваемой работы, поскольку к тому времени уже успел жениться и содержал семью. Разумеется, всех деталей карьеры Кульженко теперь не восстановить, но первые его шаги в большой бизнес были такими.
Начало

Фортуна улыбнулась Кульженко одним воскресным утром, когда случайно он встретил давнего знакомого, с которым когда-то учился у Вальнера и который теперь работал гравером в одной из лучших в городе типографий И. Давиденко. И уже через несколько дней сам хозяин пригласил Стефана на собеседование, после чего взял на вакантную должность конторщика. Кульженко устраивали и оплата, и перспективы: на предприятии Давиденко было самое современное оборудование (3 печатных, 4 литографических, 2 конгревных станка, быстропечатающая машина), оно выполняло широкий ассортимент заказов.
Очень быстро Кульженко стал управляющим типографии. По мнению историков, головокружительный карьерный взлет был достигнут не только благодаря неоспоримому деловому таланту Кульженко, но и определенной протекции со стороны еще одного приятеля, родственника Давиденко. Приятели становятся компаньонами, которым в 1862 году Давиденко отдает в аренду свою типографию сроком на 10 лет с ежегодной арендной выплатой в размере 5000 рублей. Компаньоны расширяют и совершенствуют производство, взяв кредит. Покупают новое оборудование: сначала — несколько отечественных машин из Житомирщины, а в 1867-м — новое оборудование, за которым Кульженко специально ездил в Германию. Еще через три года ввели очередное новшество, установив паровую машину, купленную на Всероссийской выставке в Санкт-Петербурге. Предприятие росло, ассортимент продукции расширялся.
В собственных руках

В 1873 году компаньоны перезаключили договор: Кульженко становится единоличным арендатором (компаньон, получив наследство, строит собственную типографию). В конце 1875-го Кульженко открывает небольшой магазин на Крещатике, едет за границу за товаром, на следующий год открывает фабрику конторских книг.
Дело на удивление быстро набирало обороты. Нужно было искать помещение побольше. Поскольку такого не нашлось, возникла идея построить собственную типографию. Стефан Кульженко вспоминал: "В газетах я прочитал публикацию, что на Ново-Елизаветинской улице продаются земельные участки. Дело было раннею весною. В одно из воскресений я отправился вместе с женой посмотреть, что это за участки. Ново-Елизаветинская улица тогда была еще не спланирована и даже совсем не проезжая. В той местности раньше были валы насыпные и естественные... Я приобрел у Тарновского участок в 666 кв.с. (1 сажень — 2,1 м. — Авт.) по 8 рублей за кв. сажень. Началось строительство и было закончено 15 августа 1880 г. и типографию начали перевозить в новое помещение..."
Уже в 1882 году Кульженко демонстрирует свои типографские и литографические работы, монограммы, конторские книги, кожаные и футлярные изделия в Москве на Всероссийской выставке, которая дала заметный толчок развитию печатного дела в империи. В частности, в Киеве начался настоящий бум книжной иллюстрации. В целом за вторую половину ХІХ ст. число киевских типографий выросло с 6 до 25.
Вне конкуренции

Типография Кульженко была прогрессивным предприятием. Что только появлялось нового в печатном деле, хозяин спешил применить у себя. Фотоиллюстрации были не только черно-белые, но и цветные! Внедрение новшеств и активность на рынке создали Кульженко славу опасного конкурента, который шел на нарушение своеобразных корпоративных договоренностей между типографиями города — что кому печатать. Кульженко печатал все. Например, профессор Университета Св. Владимира В. Бец просил разрешения ректора напечатать свою работу "Морфология скелета" именно у Кульженко, поскольку типография университета не могла обеспечить должного качества, хотя и предлагала более низкие расценки. А французское издание "Истории искусств" Байе не удовлетворило заказчиков, и именно Кульженко занялся переизданием книги ради иллюстрирования.
Иллюстрированные издания были самой большой гордостью и самым сильным козырем Кульженко. Они и сегодня во многом остаются образцом. Лучшее и наиболее известное издание — "Собор Святого и Равноапостольного князя Владимира в Киеве" 1898 года, преисполненное удивительной красоты и художественного вкуса. Не менее совершенна книга М.Захарченко "Кіевъ теперь и прежде", содержащая подробное описание города с 105 иллюстрациями в тексте и отдельными цветными фотоиллюстрациями на вкладках. Это издание было посвящено Александру II, а продавалось в трех вариантах: роскошный — 10 рублей, в "английской оправе" — 6 рублей, "элементарный" — 5 рублей. Эта книга переиздается и поныне.
Типография Кульженко была одной из шести крупнейших типографий Киева, которые в течение нескольких десятилетий производили вместе 50% всей печатной продукции. Но благодаря иллюстрированным изданиям типография Кульженко составляла конкуренцию лучшим издательствам Москвы, Санкт-Петербурга, Варшавы.
"Вспоможение рабочім"

Кульженко хорошо понимал необходимость социальной защиты рабочих. Острейшей бедой на предприятии были травмы, оставлявшие рабочих калеками. Достигнув определенной финансовой стабильности, Кульженко немало средств выделял на разрешение социальных проблем. Именно при его активном участии было создано "Общество вспоможенія рабочіх печатнаго дела", и долгое время сам Кульженко возглавлял это общество. За Приоркой, на дальней околице Киева со странным названием "Кинь-Грусть", Стефан Кульженко купил несколько дачных участков и построил дома для рабочих своей типографии. А летом и сам любил здесь отдыхать. Эту местность и сегодня называют дачами Кульженко.
Творческие души

Стефан Кульженко знал толк не только в печати. Он страстно любил пение. И в типографии организовал хор, который чуть позже стал настоящей школой прекрасных певцов и дирижеров (например, Я. Калишевский, дирижер хора Софийского собора в 1883—1920 годах, три года управлял хором типографии). Кульженко сам пел в этом хоре. Кроме того, долгое время он был действительным членом Киевского русского драматического общества, многократно его видели в российской драме, в хоровых и квартетных концертах. Почитателями искусств были и потомки Кульженко, у которого было четыре сына: Василий продолжил дело отца после его смерти (1906), Сергей был заведующим магазина отца на Крещатике, Алексей работал врачом в больнице Покровского монастыря, Михаил — юрисконсульт. Старший сын Василий, который заведовал фототипией до унаследования типографии, увлекался фотографией. А его жена Полина Аркадьевна работала в киевском Музее западноевропейского искусства. Во время фашистской оккупации ее заставили сопровождать в Германию коллекцию музея, вывезенную захватчиками. После войны Полина Кульженко была репрессирована.
Деньги для Украины

Общее количество изданий типографии Кульженко — более 1000, сохранившиеся поражают эстетикой, совершенным художественным вкусом. По инициативе и при личном участии Стефана Кульженко вышли книги, которые сразу стали популярны: "Кіевъ теперь и прежде", "Альбом художника Саврасова", "Выставка 1896 года", альбомы видов Киева, Одессы, Житомира, Парижа. Самые известные издания Кульженко на украинском языке: "Казки Андерсена" с предисловием и иллюстрациями известного украинского художника Мурашко, произведения Т. Шевченко (издания разных лет). В типографии Кульженко издавались газеты "Заря", "Киевское слово", "Киевская газета" и другие, а также различные журналы. В 1918 году сыну издателя Василию Кульженко было доверено печатать первые знаки Государственной казны УНР — карбованцы. Также здесь печатали почтовые марки Гетманского государства и УНР средним тиражом 0,85—1,0 млн каждая марка. После захвата Украины большевиками типография В. Кульженко была национализирована.
Редакция благодарит за помощь в подготовке материала Музей книги и книгопечатания Украины, Музей истории Киева и научного сотрудника Музея истории Киева Викторию Величко


Источник в интернете:
http://www.interesniy.kiev.ua/old/7137/7141/kuljenko


Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004