ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество   >  Социальные группы   >  Купечество   >  Киевские купцы, ремесленники, бизнесмены


Григорий Пантелеймонович Гладынюк

11 октября 2007, 496

Жизненный путь Григория Гладынюка — классическая история о человеке, который сделал себя сам. Родившись в крестьянской семье, обитавшей в дремучей провинции, он сумел стать одним из самых известных бизнесменов Киева.

Жизненный путь Григория Гладынюка — классическая история о человеке, который сделал себя сам. Родившись в крестьянской семье, обитавшей в дремучей провинции, он сумел стать одним из самых известных бизнесменов Киева.
«Я думал, здесь — как в нашем Львове...»


В конце 1870-х годов гостинично-ресторанный Киев производил удручающее впечатление на любого человека, побывавшего в Европе. Вот фрагмент из воспоминаний одного из львовян, посетившего столицу Юго-Западного края империи в 1885 году: «Я хотел зайти в какую-нибудь большую кофейню, чтобы присмотреться к местной жизни. Я думал, что здесь, как в нашем Львове, куда ни повернешь, так попадешь если не в кофейню, так в пивную или ресторан. Я долго шел, прежде чем увидел какое-то одноэтажное здание, а на нем вывеску: «Славянская кофейная». Берусь за дверь — закрыто; очевидно, все там еще спали, хотя было уже не очень рано. Только сквозь стеклянные двери довелось мне увидеть маленькую комнатку, устроенную весьма просто и похожую на наши провинциальные кондитерские».
При этом Киев уже начинал постепенно превращаться в один из крупнейших промышленных центров империи, рост производства и торговли приводил к увеличению потока бизнес-туристов, приезжающих в город как по делу, так и просто людей посмотреть, себя показать. Только в традиционной Контрактовой ярмарке 1883 года, как отмечалось в «Земском обзоре», приняли участие почти 15 тысяч (!) гостей из Австро-Венгрии, Пруссии, Англии, Италии, Дании. Однако комфорт для бизнесменов был тогда весьма относительный. Селились приезжие в еще немногочисленных гостиницах часто с довольно сомнительной репутацией, меблированных номерах, нанимали квартиры. Инфраструктура, как всегда, запаздывала, почти европейским сервисом радовала гостей Киева разве что гостиница «Европейская», построенная в 1851 году. Но спрос уже рождал предложение, уже появлялись энтузиасты пока еще малопрестижного гостиничного дела, одним из которых стал бывший крепостной Григорий Пантелеймонович Гладынюк.
Новый сервис

Один из будущих лидеров киевского гостиничного сервиса родился в 1833 году в местечке Базалия Староконстантиновского района Волынской губернии (ныне Хмельницкая область) в семье крепостных. Благодаря отмене крепостного права он смог уйти из села и поселиться в Киеве, где устроился подсобным рабочим в гостиницу «Европейская». Вскоре Григорий стал трудиться на кухне, а в 1871 году усердного ученика перевели на место старшего повара. За шесть лет работы у Гладынюка скопился некоторый капитал и он стал думать об открытии собственного дела. Как-то он увидел объявление, напечатанное в газете «Киевлянин»: «Сдается в наем один магазин с подвалом в нововыстроенном доме на углу Крещатика и Бессарабки. 2-й и 3-й этажи — под гостиницу или большие квартиры». Трехэтажное здание принадлежало купчихе Христине Семеновне Марр, владелице пивоваренного завода на Куреневке. Речь идет о той самой грязной гостинице, где в свое время жили историк Николай Костомаров и Тарас Шевченко. Сейчас на этом месте находится кинотеатр «Орбита». Шевченко упомянул об этом здании в своей повести «Прогулка с удовольствием и не без морали», поселив своего героя — художника Дармограя — на Крещатике, в доме архитектора Беретти.
Усадьбой на углу Крещатика и Бессарабской площади семья Марр владела с 1850 года, вела там гостиничный бизнес. И хотя номера гостиницы были достаточно плохи, с традиционными клопами и заспанной прислугой, благодаря выгодному расположению (рядом находился рынок, где торговали приехавшие в Киев крестьяне) заведение практически никогда не пустовало и приносило весьма ощутимую прибыль.
Прочитав объявление, Гладынюк решил создать на базе гостиницы Марр (которая уже тогда именовалась «Большой Национальной») собственное заведение с хорошим рестораном и 1 июля 1878 года заключил с владелицей договор об аренде здания. Главной заботой Гладынюка стало улучшение сервиса как в самой гостинице, так и в гостиничном ресторане. Он хорошо понимал, что начинать бизнес с устройства очередного ночлежного дома с плохим трактиром более чем неправильно. В результате в бывшей ночлежке с трактиром появился нормальный ресторан, а номера стали значительно чище. За несколько лет Григорий Пантелеймонович стал весьма преуспевающим бизнесменом, о чем, в частности, свидетельствуют списки домовладельцев для участия в выборах в городскую думу, составлявшиеся по величине чистого дохода. Если в 1883 году имя Гладынюка стояло под номером 1484 (из 3894 избирателей), то уже через четыре года — под 222 (из 5746 избирателей).
От экипажа до свежей прессы

В 1883 году Григорий Гладынюк перестал быть арендатором и приобрел обширный участок с постройками на углу Фундуклеевской (ныне Богдана Хмельницкого) и Ново-Елизаветинской (Пушкинской) улиц. В той части усадьбы, которая выходила на Фундуклеевскую, он построил трехэтажное здание под гостиницу.
Через несколько лет гостиница Гладынюка вошла в разряд первоклассных. В путеводителе по Киеву за 1909 год она значится четвертой — после «Гранд-Отеля», «Континенталя» и «Европейской». Заведение Григория Пантелеймоновича пользовалось популярностью у людей самого разного достатка. К примеру, здесь часто останавливались артисты, выступавшие в находившемся напротив театре Бергонье (ныне Национальный Театр русской драмы им. Леси Украинки). К тому же жилье у Гладынюка стоило сравнительно недорого — от 1 до 6 рублей в сутки. Заведение Гладынюка регулярно посылало экипаж на железнодорожный вокзал, тем самым помогая приезжим найти приют в незнакомом городе.
О хорошей кухне Грирогий Пантелеймонович тоже позаботился. В гостиничном ресторане подавались сытные и изысканные блюда украинской и российской кухни. Не забывали и о знаменитых киевских сладостях. Гость мог прочесть свежие газеты — Nord, Gazeta Polska, Allgemeine Zeitung, Independence Belge, «Санкт-Петербургские ведомости» и, конечно же, лучшие киевские издания.
Последний приют


Помимо гостиничного бизнеса, Гладынюк успешно занимался торговлей недвижимостью. К примеру, в 1909 году он продал Управлению Юго-Западных железных дорог свой земельный участок на улице Пушкинской, что принесло ему 75 тысяч рублей. Доход давали и его имения в Волынской губернии, из которых ежегодно поступало несколько десятков тысяч рублей.
К тому времени состояние Гладынюка было весьма впечатляющим: 400 тысяч рублей наличными, гостиница на Фундуклеевской, 8, оцененная в 500 тысяч рублей, два имения в Волынской губернии, а также 300 тысяч рублей, которые надлежало раздать неимущим или перечислить на те или иные благотворительные цели.
Живя в Киеве, Григорий Пантелеймонович никогда не забывал о крае, в котором родился. В 1898 году он купил участок земли у владельца Базалийского имения графа Ледоховского, построил для земляков участковую больницу и обеспечил ее капиталом на содержание.
Основное же пожертвование предназначалось на учреждение в Киеве детского приюта-ясель для младенцев, покинутых родителями. На постройку здания и снабжение его всем необходимым Гладынюк выделил 60 тысяч рублей, а после своей смерти завещал на содержание приюта все свои капиталы. К сожалению, увидеть приют Григорию Пантелеймоновичу было не суждено. 7 августа 1911 года, находясь на лечении в Пятигорске, он умер. Тело покойного было привезено в Киев и похоронено на Байковом кладбище.
А в феврале 1913 года Городская Дума наконец постановила отвести под приют одну десятину земли на Батыевой горе: здесь было решено возвести трехэтажный корпус, создать молочную ферму и разбить фруктовый сад. Закладка приюта-ясель имени Григория Гладынюка состоялась 30 мая 1914 года. К осени следующего года строительство было завершено. Увы, из-за Первой мировой войны приюту так и не суждено было открыться. Помещения сразу же были отданы под госпиталь для раненных солдат, а с 1920-х годов там находился Институт сахарной свеклы.
В январе 1915 года Киевская городская Дума установила на могиле Григория Гладынюка памятник из голубого мрамора. Однако до наших дней ни памятник, ни сама могила не сохранились. По свидетельству известного историка, профессора Квитницкого-Рыжова, в 1967 году на этом месте похоронили поэта Павла Тычину.

Практически все киевские элитные гостиницы были уничтожены в 41-м

Помимо заведения Гладынюка, лучшими киевскими гостиницами считались «Гранд-Отель», «Европейская», «Французская», «Отель Савой». «Европейская» славилась одним из лучших киевских ресторанов. «Гранд-Отель» на 110 номеров («люкс» — 30 руб. в сутки) имел собственный омнибус на вокзале, отличный ресторан, телефон непосредственно в номере, все необходимые удобства того времени (сейчас на этом месте Главпочтамт). Перед Первой мировой войной в Киеве открылась еще одна первоклассная гостиница «Континенталь» на 100 номеров (ныне на этом месте учебный корпус консерватории и Колонный зал им. Лысенко). Во всех лучших отелях гостям предоставляли омнибус, экипаж для езды по городу, отдельный кабинет в ресторане, отличный сервис, в номере — паровое отопление, ванну, электрическое освещение, телефон. Наличие телефона считалось едва ли не главной роскошью.
Был телефон и у Гладынюка: в «Адресной и справочной книге «Весь Киев на 1914 год» в разделе «Гостиницы» указано: Григорий Пантелеймонович Гладынюк, тел: 1084, Фундуклеевская, 8. В среднем номера в лучших отелях стоили до 25 рублей в сутки. Всего в 1913 году в городе имелось до 80 гостиниц. К второстепенным, «трех-четырехзвездочным», отелям относились «Австрия», «Америка», «Англия», «Бристоль», «Версаль», «Лион», «Марсель», «Италия», «Прага», «Берлин», «Краков», «Сан-Ремо», «Большая Национальная». Практически все киевские элитные гостиницы были уничтожены в конце сентября 1941 года советскими подпольщиками. Как известно, перед приходом немецких войск практически вся центральная часть города была заминирована и 24 сентября центр Киева был уничтожен. В числе разрушенных оказались «Гранд-Отель», Hotel de France, «Большая Национальная», сгорели номера Гладынюка и «Континенталь». Самой живучей оказалась «Европейская». Но в 1978 — 1982 гг. она также была уничтожена — на ее месте был построен музей Ленина (в настоящее время — Украинский Дом).


Источник в интернете:
http://www.interesniy.kiev.ua/old/7137/7141/glad




Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004