ИСКАТЬ:
введите ключевое слово
Главная  >  Культура   >  Традиционная культура   >  Древняя Русь. Город, замок, село   >  Глава первая Археологическое изучение Древней Руси


Глава первая. Археологическое изучение Древней Руси. Часть 5

11 октября 2007, 301

Одним из важнейших достижений славяно-русской археологии стало комплексное изучение истории древнерусского ремесла. Прежде всего следует назвать монографическое исследование Б. А. Рыбакова (1948).

Одним из важнейших достижений славяно-русской археологии стало комплексное изучение истории древнерусского ремесла. Прежде всего следует назвать монографическое исследование Б. А. Рыбакова (1948). Широкое историческое полотно, рисующее различные русские ремесла, автор начинает с IV в. н. э. По археологическим данным он прослеживает постепенное выделение из домашнего производства обработки черного металла (VI—VIII вв.), художественного литья из бронзы и серебра (VI— VII вв.), гончарства (IX—X вв.) и др. Успешное развитие ремесленного производства способствовало образованию ремесленных по преимуществу поселков, которые при благоприятных условиях превращались в города.

Подробно и разносторонне Б. А. Рыбаков изучил древнерусское ремесло XI—XIII вв. На археологических материалах и по сведениям специальных письменных источников исследователь рассмотрел деревенское и вотчинное ремесленное производство. Особенно детально описано ремесло в древнерусских городах. Б. А. Рыбаков подсчитал приблизительное число ремесленных специальностей, указал основные виды продукции городских ремесленников, выяснил районы ее сбыта. Анализируя некоторые выдающиеся изделия русских мастеров, исследователь высказал мысль о существовании на Руси института ученичества и ремесленных объединений типа западноевропейских цехов.

На большом количестве примеров было доказано, что расцвет древнерусского ремесла начинается с середины XII в. и продолжается до самого нашествия Батыя. Причем, вопреки бытовавшему суждению о некотором экономическом упадке со второй половины XII в. старых приднепровских центров, оказалось, что ремесленное производство в них не только не сократилось, но продолжало служить эталоном для всей Руси. Эти выводы имели первостепенное значение для выработки новой исторической оценки эпохи феодальной раздробленности.

Капитальный труд Б. А. Рыбакова открыл целое направление в археологических исследованиях. Более детально изучаются отдельные отрасли ремесленного производства. В работе Б. А. Колчипа (1953) специально рассматривалась история древнерусской металлургии и металлообработки. Автор умело сочетал традиционно-археологические методы исследования с методами естественных наук. Металлографический анализ изделий из черного металла, найденных в раскопках, представил в совершенно новом свете сложную технологию, которой владели русские кузнецы. Б. А. Колчип наметил круг предметов (орудия труда из высококачественной стали), поставлявшихся городскими ремесленниками сельской округе.

Интересна также сводка Г. Ф. Корзухипой (1954), собравшей данные о большинстве древнерусских кладов. На основе стилистического анализа автор датировала различные типы ювелирных изделий и высказала ряд общих соображений о развитии ремесла русских ювелиров. Появились статьи, посвященные ремеслу отдельных центров или особенностям техники изготовления конкретных находок.
Накопленный археологией фактический материал позволил иначе поставить вопрос о внешних торговых связях Руси и внутренней торговле. В уже упоминавшемся исследовании Б. А. Рыбакова указывался ряд товаров: ювелирные изделия, шиферные пряслица, замки, оружие, поступавшие на мировые рынки из Древнерусского государства, помимо рабов, меда и мехов. Этим был подорван утвердившийся еще в дореволюционной пауке тезис о главном образом транзитном характере древнерусской торговли. В разделе «Торговля и торговые пути», помещенном в первом томе «Истории культуры Древней Руси», Б. А. Рыбаков развил и углубил сделанные наблюдения.

Из единого русла археологического изучения древнерусских городов в самостоятельное направление выделилось начатое еще в предвоенные годы археолого-архитектурное исследование памятников зодчества (Н. П. Воронин, М. К. Каргер, Б. А. Рыбаков, А. Л. Монгайт). Истории военно-оборонительного строительства южной Руси были посвящены работы П. А. Раппопорта (1956). Впервые па широком историческом фоне автор рассмотрел особенности укреплений десятков городищ и городов, значительная часть которых была им лично обследована и изучена. Исследователь предложил свою типологическую классификацию этих памятников и обосновал хронологическую периодизацию изменений в устройстве и планировке оборонительных сооружений.

Таким образом, к середине 1950-х годов выкристаллизовались современные научные представления о древнерусском городе — центре развитого ремесла и торговли. Основная заслуга в их выработке принадлежит М. Н. Тихомирову и Б. А. Рыбакову. Ведущая роль ремесла в экономической жизни городов доказана статистически и на ярких примерах. Намечены закономерности развития городов, этапы роста городской территории. Собраны данные об органах городского самоуправления и профессиональных организациях купцов и ремесленников. Качественно новый шаг в изучении истории русских феодальных городов был сделан прежде всего благодаря успехам археологии.

Результаты исследований сельских поселений северо-восточной и северо-западной Руси представлены в первом томе коллективных «Очерков по истории русской деревни X—XIII вв.» (1956). Важным вкладом в науку явилась составленная А. В. Успенской и М. В. Фехнер карта-сводка поселений и могильников. На конкретных фактах авторы подтвердили правомерность заключения М. Н. Тихомирова о расположении древнерусских городов в гуще сельских поселений. Однако выработать ясные археологические критерии для расчленения совокупности известных древнерусских городищ на города и поселения других типов исследователям не удалось. Решающим для зачисления того или иного памятника в разряд городов признавался по сути дела факт его упоминания в письменных источниках.

Массовые раскопки древнерусских памятников предоставили в руки исследователей обильные материалы, характеризующие развитие сельского хозяйства. Появилась возможность разностороннего изучения этой важнейшей отрасли экономики Древней Руси. До сих пор приоритет здесь принадлежал историкам, хотя и активно привлекавшим археологические данные, но в основных выводах опиравшимся все же па сведения письменных источников. К концу 40-х годов положение изменилось. П. Н. Третьяков (1948) написал обобщающий очерк истории сельского хозяйства и добывающих промыслов для первого тома «Истории культуры Древней Руси». Автор сосредоточил внимание на вопросах эволюции почвообрабатывающих орудий и этапах перехода от подсечного к пашенному земледелию. Утверждались две линии развития пахотных орудий: от древнеславянского рала к плугу на юге и от бороны-суковатки к многозубой сохе на севере. Смена подсечно-огневой и переложных систем земледелия пашенной с тенденцией к установлению правильного трехполья признавалась важнейшим рубежом не только в истории сельского хозяйства, но и социально-экономического развития восточных славян в целом. Сельские промыслы исследованы менее подробно. Состоянию сельскохозяйственного производства у восточных славян накануне образования Древнерусского государства уделено много внимания и в монографии П. Н. Третьякова «Восточнославянские племена» (1953).

Обстоятельная глава о сельском хозяйстве (В. Н. Левашова) есть и в «Очерках но истории русской деревни X—XIII вв.» (1958). Во взглядах на характер развития древнерусского земледелия и почвообрабатывающих орудий автор придерживалась точки зрения П. Н. Третьякова, стараясь подкрепить ее новыми фактами. В. П. Левашова продолжила начатые археологами еще в довоенные годы исследования орудий уборки урожая. Ею выявлены несколько типов серпов и очерчены ареалы их применения. В работе собраны также палеоботанические данные о составе культурных растений. Специально рассмотрены вопросы развития скотоводства п птицеводства.

Краткий очерк истории добывающих промыслов на Руси дан В. А. Мальм (1956). Автор изучила по археологическим и этнографическим данным промысловые орудия. По ее мнению, промыслы (охота, рыболовство, бортничество) были побочным занятием деревенского населения. Однако они играли заметную роль в древнерусской экономике. Продукты промыслов (меха, воск, мед) входили в число основных товаров русского экспорта.

Остеологические находки из раскопок систематически исследовались В. И. Цалкиным. Ему на большом фактическом материале удалось определить видовой состав древнерусского стада и проследить закономерности в его изменениях (1956). Были выявлены характерные особенности пород скота в различных районах Руси. Автор первым указал на большое значение охоты как дополнительного источника продуктов питания.

Событием в истории изучения древнерусского денежного обращения явилась книга В. Л, Янина «Денежно-весовые системы русского средневековья» (1956). Исследователь, базируясь на реальном весовом содержании серебра в монетах денежных кладов, уточнил выводы Р. Р. Фасмера о периодах обращения восточного серебра на Руси. В. Л. Янин доказал, что к середине X в. сложились две самостоятельные денежно-весовые системы (северная и южная). Убедительно объяснены причины наступления безмонетного периода в денежном обращении Руси (прекращение ввоза западноевропейского серебра, отсутствие собственных месторождений драгоценных металлов, феодальная раздробленное и др.). Работа В. Л. Янина подтвердила справедливость датирования сокрытия денежных кладов п< младшей монете. Ранее не раз высказывалось мне о необходимости добавлять к дате младшей монеты 50—100 лет.

Серией обобщающих трудов первой половины - середины 1950-х годов одновременно завершаются предыдущие этапы традиционно-исторического и археологического изучения истории Древней Руси. Об направления оказались тесно взаимосвязанным между собой. Реальное свидетельство тому — коллективпые многотомники «История культуры Древней Руси» и «Очерки истории СССР», написаны в плодотворном сотрудничестве ведущими историк, ми и археологами страны. В итоге были с марксистко-ленинских позиций разработаны основные концепции происхождения и становления Древперусск го государства, этногенеза восточных славян, обш отцепного строя Руси, ее экономического развития; установлена периодизация истории феодальной России. Будущий исследования получили разностороннее теоретическое и источниковедческое обеспечение,
Благодаря успешному л быстрому развитию археология по праву запила место среди ведущих исторических дисциплин. Целые разделы истории Руси, в первую очередь вопросы экономики, этногенеза, повседневного быта, предпосылок формирования государства и классового общества, градообразования перешли большей частью в ведение археологов.

Особо следует отметить, что плодотворными трудами А. В. Лоциховского, Н. П. Воронина, М. К. Каргера, А. Л. Монгайта, В. И. Рандоникаса, Б. А. Рыбакова были заложены основы комплексного изучения истории и культуры древнерусских городов. Их исследования вошли в золотой фонд советской исторической пауки и во многом предопределили дальнейшее успешное развитие славяно-русской археологии.

Суммируя результаты археологических изысканий в городских центрах Руси, Н. Н. Воронин подвел краткие итоги этих работ и наметил задачи будущих исследований (19546).
Дискуссии начала 50-х годов, а затем решения XX съезда КПСС способствовали прогрессу леей исторической пауки. Новый период в изучении древнерусской истории характеризуется дальнейшим качественным ростом исследований. Причем определилась тенденция к их постоянной дифференциации. Детально разрабатываются отдельные вопросы и темы. Среди общих проблем внимание привлекал процесс формирования древнерусской народности. Появилась возможность наметить достаточно согласованную периодизацию этого явления.

Вторая половина I тысячелетия н. э.— время вызревания предпосылок сложения древнерусской народности. IX — начало XII в.—поступательное развитие древнерусской народности. XII—XIII вв. — эпоха сложения внутри древнерусской народности условий для создания на ее основе великорусской, украинской и белорусской народностей. Образование Древнерусского государства ускорило и закрепило формирование древнерусской народности.

Возрос интерес к изучению особенностей государственного строя Древней Руси. В. Т. Пашуто исследовал различные институты власти и вассалитета-сюзеренитета (вече, совет, подручничество, местничество, кормление и пр.), известные по письменным источникам, и обосновал их феодальную сущность (1960, 1972). Перу этого же автора принадлежат работы о системе политических взаимоотношений древнерусской народности с многими неславянскими народностями и племенами, входившими в состав русского государства (1968—1972). Впервые столь фундаментально были рассмотрены особенности многонационального характера государственной организации Руси.

Развитие органов государственной власти па протяжении XI—XIII вв. стало предметом изысканий Л. В. Черепнипа (1972).

Обзор общеполитических событий, борьбы с половецкой опасностью, межкняжеских отношений на материалах различных источников сделан Б. А. Рыбаковым (19(12, 1964и, 1970 в, 1972).


По материалам книги «Древняя Русь. Город, замок, село». Под редакцией Б.А. Колчина. «Наука», Москва 1985г.

Смотрите также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004