ИСКАТЬ:
Главная  >  Культура   >  Традиционная культура   >  Древняя Русь. Город, замок, село   >  Глава первая Археологическое изучение Древней Руси


Глава первая. Археологическое изучение Древней Руси. Часть 3

11 октября 2007, 340

Впервые широко и целенаправленно наряду со сведениями письменных источников привлек археологические материалы в обстоятельной монографии «Железный век Восточной Европы» Ю. В. Готье (1930).

Впервые широко и целенаправленно наряду со сведениями письменных источников привлек археологические материалы в обстоятельной монографии «Железный век Восточной Европы» Ю. В. Готье (1930). В данной работе археологические источники с точки зрения исторической значимости получили полное признание. Естественно, па выводах автора сказались и отрывочность археологической информации, и объективные трудности ее интерпретации. Однако заслуга Ю. Б. Готье, включившего археологию в круг основных исторических дисциплин, несомненна. 10. В. Готье удалось, опираясь во многом на исследования украинского археолога В. В. Хвойко, нарисовать общую картину развития народов Восточной Европы с глубокой древности до времени образования Древнерусского государства. Анализируя данные из раскопок славянских памятников, ученый пришел к выводу об их земледельческом характере. Ю. В. Готье выступил против пре-унеличепия роли хазар в истории Руси, стремился выявить кочевнический элемент в археологических материалах. Вместе с тем варяжский вопрос он решал в пользу норманнов (1930, с. 248).

Образованию Древнерусского государств и его классовой сущности был посвящен ряд исследований Б. Д. Грекова. в организованной в начале 1930-х годов ГАИМК дискуссии по этим проблемам Б. Д. Греков в своем докладе предложил поллиипо марксистскую трактовку спорных вопросов. Ученый настаивал на существовании я Древней Руси IX— XI вв. феодальных отношений и классовом характере Древнерусского государства. В вышедших затем работах Б. Д. Греков развил и уточнил спою точку зрения. Возникновение государства было следствием длительного и самостоятельного развития восточных славян. Прогресс экономики способствовал распаду первобытнообщинных отношений и формированию классового общества. Таким образом, Русь появилась не в результате привнесенного извне импульса государственности, а как закономерный финал сложного социально-экономического процесса, корни которого уходят в глубь местной славянской истории. После оживленного обсуждения, и том числе и в печати, концепция Г». Д. Грекова была принята большинством ученых и пошла в золотой фонд достижений советской исторической науки.

Участие археологии в разработке важнейшей проблемы древнерусской истории было двояким. Археологические материалы, характеризующие этногенез и экономику восточных славян, привлекались лядом исследователей, в первую очередь Б. Д. Грековым, для обоснования повой концепции. Важнейшим для реконструкции генезиса феодализма он считал вопрос о хозяйственном укладе восточных славян. Б. Д. Греков по достоинству оценил достижения археологов (А. В. Арциховского, П. П. Третьякова и др.), на фактах показавших, что составной отраслью хозяйства восточнославянских племен было земледелие.

Одновременно археологи активно искали возможности непосредственно но данным раскопок судить о социальной структуре древних обществ. Таковы работы А. В. Арпиховского
«Археологические лап-пъте о возникновении (Феолализма в Суздальской и Смоленской землях» (1934) и В. И. Равдоникаса «О возникновении (Феолализма в лесной полосе Восточной Европы» (1934а). Оба автора па конкретных археологических примерах подвергли критике утверждение порманистов о существовании скандинавских колоний па Руси. В отличие от предшествующих исследований, вопрос об этнической принадлежности погребальных памятников решался ими па основе анализа всего обряда погребений, а не отдельных вещей. Причем В. И. Равдоникас с новых позиций молодой советской археологии критически рассмотрел узловые положения выдвинутой Т. Арне теории колонизации Руси норманнами.

Симптоматично, что практически одновременно археологи и историки начали наступление против господствовавших взглядов об иноземном происхождении Древнерусского государства.

Выработанная в середине 1930-х годов советской наукой марксистская концепция возникновения в среде восточных славян классового общества и связанного с ним государства не оставила места для сколько-нибудь определяющего влияния норманнов в истории Руси.

Первые два десятилетия Советской власти для отечественной археологии в целом, и для археологического изучения Древней Руси в частности, были временем становления археологии как органической части марксистско-ленинской исторической пауки, временем формирования нового подхода к сущности археологических изысканий, выработки оптимальной полевой методики.

Исследование археологами древнерусских памятников постепенно приобретало целенаправленный характер. Па левобережье Днепра продолжил раскопки и обследования славяно-русских поселений Н. Е. Макаренко. Возобновил изучение Сарского городища Д. Н. Эдинг. Раскопки Старорязанского городища предпринял в 1926 г. В. А. Городцов. В окрестностях Курска обследовал памятники Л. Н. Соловьев. Небольшие разведки и раскопки в Орловской области осуществили П. С. Ткачевский, К. Н. Виноградов и Н. П. Милопов. Тешилов на Оке и Курское городище на Ловати исследовал А. В. Арпиховский. По инициативе ВУАК активно обследовались археологические древности Украины. Относительно большие но масштабам работы были проведены в зоне строительства капала Москва—Волга (О. Н. Бадер, Н. П. Милонов, Л. А. Евтюхова). В процессе этих раскопок не только накапливался новый фактический материал, но и решались методические задачи. Исследование поселений широкими площадями, наиболее полно позволяющее восстановить историю возникновения и развития памятника, завоевывало всеобщее признание.

С точки зрения планомерного и подобного изучения различных памятников в пределах обширного исторически сложившегося региона большое значение имела работа группы археологов во главе с А. Т. Лявдапским на территории Смоленщины и Белоруссии. Помимо могильников, селищ и стоянок, было зафиксировано и учтено несколько сот городищ. Часть из них, включая древнерусские, впоследствии раскапывались.

Уже в 1926 г. А. ТТ. Лявдапский опубликовал статью «Некоторые данные о городищах Смоленское губернии». Используя сведения о 347 городищах, автор разделил их по особенностям планировки на четыре типа и установил хронологию каждого из них. Затем исследователь вносил в свою классификацию уточнения, касающиеся датировок и этнической принадлежности памятников. А. Н. Лявданский не только типологически, по внешним признакам, но уже с учетом добытого материала относил те или иные городища к определенным историческим эпохам. Он первым для данной территории докапал, что большинство городищ являлись древними поселениями, а не культовыми местами. Возникновение ранних укрепленных поселений с лепной керамикой А. Н, Лявданский справедливо датировал началом I тысячелетия до н. э.— временем, предшествующим образованию Руси.

Несмотря па отдельные недостатки, опыт сплошной систематизации большого числа памятников представляет не только историографический интерес, а классификация городищ А. Н. Лявданского и сегодня сохраняет практическое значение. Кроме того, благодаря инициативе ученого впервые были археологически обследованы некоторые из летописных городов Смоленской и Полоцкой земель. Работы, осуществленные А. Н. Лявданским, и методически и практически были самыми передовыми в это время.

Таким образом, к середине 1930-х годов завершился первый этап археологического исследования Древней Руси. Его не столько характеризуют массовые раскопки, сколько выработка методических основ как полевых, так и лабораторных изысканий. Они включали в себя раскопки курганов на снос, а поселений — широкими площадями с повышенным вниманием к стратиграфии памятников. Специальному анализу подлежал массовый материал. Орудия труда и производственные сооружения изучались особенно тщательно, что позволило осуществить первые опыты исторического обобщения добытых археологией фактов. При этом исследователи отдали дань увлечению широкими социологическими построениями, по подкрепленными всей совокупностью источников. Археологические источники получили признание как составная часть источниковедческой базы исторической науки. Принцип историзма, марксистско-ленинского понимания закономерностей исторического процесса легли в основу археологической деятельности. Поэтому в известном Постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 15 мая 1934 г. об историческом образовании, сыгравшем огромную роль в развитии отечественной историографии, археология рассматривалась в неразрывной связи с исторической наукой.

По материалам книги «Древняя Русь. Город, замок, село». Под редакцией Б.А. Колчина. «Наука», Москва 1985г.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004