Главная  >  Общество   >  Социальные группы   >  Купечество   >  Киевские купцы, ремесленники, бизнесмены


Яков Каплер шил шинели, строил Пущу-Водицу и жертвовал на коммерческое образование

11 октября 2007, 63

С падением листвы в городе на Днепре наступал сезон шинелей. Не было в ту пору более популярной верхней мужской одежды.

Родом из каплеровской шинели

С падением листвы в городе на Днепре наступал сезон шинелей. Не было в ту пору более популярной верхней мужской одежды. В начале прошлого века в Киеве постоянно дислоцировались две пехотные дивизии, артиллеристы, саперы, юнкера, кадеты, а также интенданты и штабисты. Это многие сотни офицеров, тысячи нижних чинов, которые в холода одевались в шинели. Студентам и гимназистам также надлежало носить униформу, зимний вариант которой также был укомплектован шинелью.

Да и представители многотысячной армии чиновников, подобные герою гоголевской «Шинели» Акакию Акакиевичу Башмачкину, различных возрастов и ведомств обязаны были справить себе верхнюю одежду установленного казенного образца. И выполнял эти заказы для киевлян отнюдь не кривой портной Петрович, как у Гоголя, а признанный военными и гражданскими клиентами мастер и торговец мужским платьем Яков Каплер.

Магазин Каплера размещался в самом центре города — в старом Пассаже (не путать с нынешним Пассажем на противоположной стороне улицы, появившимся только в 1910-х годах!). Это место обладало какой-то особенной притягательной силой для портных, и порой арендаторами его торговых помещений были сразу по 5-6 торговцев мужским и дамским платьем.

Но слава заведения Якова Каплера, безусловно, была громче других. Уже в 1890-е годы он был ведущим киевским производителем и продавцом верхней одежды для господ офицеров. Купец и купеческий сын Яков Анатольевич (Нафталиевич) Каплер (родился в 1864 г.), имевший домашнее образование, с младых ногтей был приобщен к коммерции, строго контролировал качество и фасон своих шинелей. Сукно он закупал за границей или на Нарвской мануфактуре барона Штиглица, элегантный покрой заимствовал в столице, в ценах соблюдал умеренность, для студентов практиковал существенные скидки (за что пользовался неизменной благосклонностью руководства учебного округа). Со временем закройщики в заведении Каплера хорошо освоили не только шинели, но и цивильные модели. Заказчики могли приобрести готовое платье или сами выбрать себе покрой в свежих номерах иностранных модных журналов, которые у Каплера всегда были под рукой.

В 1909 году киевские издания вовсю рекламировали популярную фирму, называли ее «лучшим в Киеве магазином платьев», перечисляли призы и награды его изделий на престижных международных выставках. Однако уже в 1910-м стало известно, что знаменитый торговец вышел из дела. Его преемники — четверо портных из числа ближайших помощников Якова Анатольевича — объединились под новым названием «1-е Киевское Товарищество закройщиков».

Но, разумеется, все они понимали ценность раскрученного бренда и не собирались им поступаться. С первых же шагов Товарищество закройщиков, оставшееся в старом Пассаже, во всеуслышание заявляло: «Долголетняя практика в магазине Я. Каплера и исполнение заказов лично без посредства наемных служащих — лучшая гарантия образцового выполнения заказов». И в дальнейшем рекламные плакаты предлагали клиентам услуги «1-го Киевского Товарищества закройщиков, преемников Я. Каплера», причем знаменитая фамилия набиралась особенно крупным и броским шрифтом.

Самый чистый бизнес

Яков Каплер ушел из портняжного бизнеса, но не оставил коммерцию. У него имелись и другие источники пополнения своих капиталов. Один из них, можно сказать, был по сути своей противоположен прежнему ремеслу: если портные одевают клиентов, то здесь одежда была вовсе не нужна. Каплер вкладывал деньги в банные заведения, которые в то время были весьма популярны среди традиционно чистоплотных киевлян, а потому — весьма рентабельны.

Каплер содержал бани ближе к Днепру, на Подоле. На угловом участке по Константиновской и Ярославской улицам, который принадлежал ему с 1899 года, гражданский инженер Николай Яскевич выстроил для него двухэтажный корпус с подвалом, в котором были предусмотрены всевозможные варианты мытья. Банные помещения в зависимости от качества услуг распределялись по классам. На первом этаже находилась женская часть, а также мужская парильня более скромного 3-го класса и моечная 2-го класса. На втором этаже — мужская парильня 1-го и 2-го классов, моечная 1-го класса (номер — 2-3 рубля) и самые респектабельные помещения — номерные. В бане также были устроены выложенный изразцами бассейн и душ Шарко. А в подвале разместились жилые квартиры для обслуги. Небольшое здание строилось сравнительно долго — с 1899 по 1901 год. Это объяснялось внедрением суперсовременного по тем временам оборудования: в банях имелось центральное отопление от собственной «паровичной» (котельной), было проведено электрическое освещение.

Бани получили название «Московские» — может быть, как признак следования лучшим традициям знаменитых заведений в Белокаменной, воспетых Владимиром Гиляровским. На Московских банях Яков Каплер не остановился и в 1908 году на паях с купцом Меером-Лейбой Ципенюком купил еще один популярный центр гигиены — старинные бани «Днепровские», устроенные на Набережно-Крещатицкой улице в первой половине XIX века. Здесь тоже были услуги на все кошельки, от скромных общих отделений до роскошных индивидуальных номеров. До нашего времени эти банные помещения не сохранились.

Земельный участок на углу улиц Константиновской и Ярославской, с 1899 года принадлежавший купцу Якову Каплеру, отличался не только изрядными, как для городской усадьбы, размерами (1163 квадратных сажени, или около 5300 кв. м), но и чрезвычайным разнообразием функций застройки. Чего здесь только не было!

Угловое трехэтажное здание занимала гостиница под названием «Сион». Впрочем, номера находились только в двух верхних этажах, а первые этажи всех четырех кирпичных корпусов, выстроенных по фронту улиц, были сданы под торговлю и услуги. Вереница магазинов торговала в основном промтоварами — одеждой, обувью, головными уборами, мануфактурой. Был здесь также книжный магазин, нашлось место для переплетной и слесарной мастерских, парикмахерской. Со стороны Ярославской улицы в усадьбе Каплера обосновалась даже синагога. А во дворе стояло отдельное здание Московских бань.

Бывшие дома Каплера достояли до нашего времени, хотя и не без потерь. При прокладке трассы метро снесли бывшую синагогу. Стоящему справа от нее жилому дому повезло больше: от него «отгрызли» часть, зато сделали с противоположной стороны пристройку в том же стиле, и теперь здесь — гостиница «Домус» (тогда как гостиницу «Сион» давно закрыли). Но, пожалуй, самая оригинальная судьба досталась бывшим баням. После реконструкции здание превратилось в... учебный корпус нынешнего Театрального университета имени Карпенко-Карого.

Домашний кредит

Яков Каплер принадлежал к числу крупных киевских домовладельцев. Общая стоимость его имущества исчислялась миллионами. Кроме усадеб на Подоле, он владел участками в самом центре города. Один из них, с домами в начале Михайловской и Костельной улиц, выходил прямо на Думскую площадь (нынешний Майдан Незалежности). Другой находился в Крещатицком переулке (теперь переулок Шевченко) в нескольких шагах от Майдана. Там у Якова Анатольевича одно время была, так сказать, домашняя резиденция.

Там же размещался офис, напоминавший о еще одной деловой ипостаси купца. Каплер постоянно ратовал за удобный и недорогой кредит как для крупных, так и для мелких предпринимателей, благодаря чему существенно оживлялась деловая жизнь в городе. Этому успешно служили корпоративные кредитные учреждения. Группа лиц, знающих друг друга и сплоченных взаимным доверием, собирала в складчину капитал, который позволял каждому из них при необходимости получить достаточную ссуду на необременительных условиях. Сто лет назад подобные структуры назывались обществами взаимного кредита, кредитными кооперативами, ссудо-сберегательными товариществами.

С 1907 года Яков Каплер входил в совет Киевского купеческого общества взаимного кредита. Годом ранее он возглавил правление Киевского 1-го еврейского ссудо-сберегательного товарищества. Сама контора этого учреждения располагалась, можно сказать, у него на дому: во дворе усадьбы Капллера по Крещатицкому переулку был выстроен двухэтажный флигель, в котором специально были обустроены помещения для Товарищества. Дом этот, правда, не сохранился. Четырехэтажное жилое здание сгорело во время войны, а флигель с бывшим офисом снесли позже, когда прокладывали нынешнюю улицу Бориса Гринченко.

До Пущи-Водицы — с музыкой

В своей деятельности Яков Анатольевич не только стремился к сверхприбылям, — он не был чужд филантропии. В те времена молодые люди, стремившиеся к образованию, но ограниченные в средствах, могли рассчитывать не только на приработки в свободное от занятий время, но и на помощь благотворителей. Практически при каждом мало-мальски значительном учебном заведении Киева создавались «общества вспомоществования» и «попечительные советы». Они решали одну и ту же задачу. В «обществах вспомоществования» богатые доброхоты собирали деньги на стипендии, пособия, оплату права обучения, жилья и необходимой литературы для тех, кто в этом остро нуждался. «Попечительные советы» материально помогали высшим школам, гимназиям и училищам, которые благодаря этому могли устанавливать умеренные цены за образование.

Купец Каплер избрал для приложения своих сил в этой сфере коммерческое образование. В 1911 году он был избран членом комитета Общества вспомоществования студентам Киевского коммерческого института.

Еще одно приложение общественных усилий Якова Анатольевича было связано с тем, что он обзавелся загородной виллой в Пуще-Водице. Дачный поселок был создан здесь, на территории городского леса, в 1900 году. Город сдавал дачникам землю в долгосрочную аренду, но с момента постройки домика его владелец имел право приватизировать эту территорию. Каплер занял двойной участок по тогдашней Гоголевской улице, между 3-й и 4-й линиями.

Изначально Пуща привлекала состоятельных киевлян своим целебным хвойным воздухом, чистыми озерами, а также тем, что предусмотрительные городские власти обеспечили бесперебойную связь поселка с Киевом при помощи специального трамвайного маршрута. Конечно, драгоценные дары природы необходимо было подкрепить созидательными усилиями человека. Для этой цели возникло Общество благоустройства Пущи-Водицы. В его состав вошли самые влиятельные и энергичные дачники, среди которых был и Яков Каплер, в 1910 году избранный вице-председателем комитета Общества. Вилла Каплера, по счастью, уцелела. Долгое время эта постройка входила в комплекс дома отдыха «Труд» на нынешней Краснофлотской улице. И теперь справа от входа на его территорию мы видим обветшалый, но все же сохранивший приметы прежнего времени, украшенный изящной деревянной резьбой дом, в котором в начале прошлого века предавался отдохновению видный киевский бизнесмен с супругой Раисой Захарьевной (урожденной Кринцберг), двумя сыновьями и четырьмя дочерьми.

Очевидно, не в последнюю очередь благодаря Якову Каплеру в Пуще-Водице круглый год поддерживалась благоприятная для проживания обстановка, а на уик-энд обитатели поселка не нуждались в том, чтобы отправляться в город в поисках увеселений. Все, что нужно для культурного досуга, доставляли им прямо на дом. Вот как это было: «Каждое воскресенье в наш дачный поселок Пущу-Водицу приезжал из Киева трамвай с открытым прицепным вагоном. На скамьях прицепа сидели музыканты духового оркестра и играли марш. Дачники просыпались под этот праздничный сигнал, означавший, что сегодня в парке на пятой линии весь день будет гулянье, а вечером на открытой эстраде состоится концерт, в закрытом театре — спектакль, а в дощатом здании синематографа, что встроено в розовый забор парка и само выкрашено в тот же веселый розовый цвет, — премьера новой киноленты», — вспоминал позже сын Якова Каплера — Алексей.

О закате жизненного пути Якова Анатольевича известно немногое. Мы знаем, что купец Яков Каплер не покинул Киев после всех трагических событий, последовавших за февралем и октябрем 1917 года. Правда, с коммерцией пришлось покончить. Документально зафиксировано, что в 1930 году Я. А. Каплер еще обитал в одной из квартир бывшего своего дома на Костельной. А в воспоминаниях Светланы Аллилуевой об Алексее Каплере встречается даже фраза, что и в 1948 году его киевские родители были живы. Если это правда, то экс-коммерсанту, наперекор жестоким временам, удалось разменять девятый десяток.

Сердце Каплера

Сын киевского купца Якова Анатольевича — Алексей Каплер прославился в советское время как кинематографист и ведущий популярнейшей телевизионной передачи «Кинопанорама». А киевские улицы помнят раннюю молодость Люси Каплера — мальчишки, который с такими же, как он сам, дерзкими юношами Гришей Козинцевым и Сережей Юткевичем закладывал в Киеве основы театрального авангарда.

В те времена его фамилия еще ассоциировалась у всех с папой-купцом. Когда юный Каплер пробовал свои силы в эстрадном театре и подготовил парный танцевальный номер с партнершей Лидочкой Винтер, режиссер развел руками: «Номер-то годится, но фамилии, фамилии... Ни к черту не годятся ваши фамилии! Представляете афишу — Винтер и Каплер. Каплер — это для портновской фирмы, а не для эстрады». И на афишных тумбах появилось извещение о предстоящем выступлении... Лидии Ивер и Алексея Бекефи.

Впрочем, с годами имя актера, потом режиссера и, наконец, киносценариста Алексея Каплера приобретало все большую известность, пока его отец доживал свой век в Киеве. По сценариям Каплера были сняты такие популярные ленты своего времени, как «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году», «Котовский» и «Она защищает Родину», впоследствии он участвовал в создании неувядаемых «Полосатого рейса» и «Человека-амфибии». Он обладал яркими способностями, красноречием, юмором, привлекательной внешностью.

Он был признан и знаменит — что еще нужно, чтобы легко привлекать женские сердца?! И Каплер охотно пользовался своим талантом донжуана. Однако тем самым невольно подставил себя под жестокий удар. Как известно, среди тех, кому вскружил голову Алексей Яковлевич, оказалась совсем еще молоденькая Светлана Аллилуева — дочь самого вождя. «Люся был для меня тогда самым умным, самым добрым и прекрасным человеком. От него шел свет и очарование знаний», — вспоминала потом Светлана.

Их отношения с Каплером были вполне платоническими, и все же Сталин пришел в ярость. «Я люблю его!», — отважно заявила Светлана, а отец в ответ залепил ей пощечину: «Ты бы посмотрела на себя — кому ты нужна?! У него кругом бабы, дура! Не могла себе русского найти...». И сценариста одним росчерком пера определили в английские шпионы, после чего ему пришлось «отмотать» срок в лагере и ссылке...

Но последняя любовь, пришедшая к Алексею Каплеру уже после смерти диктатора, заставила всех забыть о его былых увлечениях. Он искренне влюбился в талантливую московскую поэтессу-фронтовичку Юлию Друнину, которая поступила на сценарные курсы, где он преподавал. Между ними было два десятка лет разницы, однако Друнина ответила Каплеру такой же искренней взаимностью. Он был уже женат, она тоже замужем, им обоим пришлось развестись, и после этого они стали удивительно прочной и счастливой парой. По выражению их знакомых, Алексей Яковлевич «снял с Юли солдатские сапоги и обул ее в хрустальные туфельки».

Ошибка в энциклопедиях

Во всех энциклопедиях и справочниках, указана дата рождения Алексея Каплера — 1904 год. Однако иногда и энциклопедии ошибаются. В данном случае, как свидетельствуют документы, Алексею Яковлевичу «укоротили» жизнь на целый год.

Впервые это было замечено нами при изучении личного дела Якова Каплера в городском архиве, в материалах 1-го коммерческого училища. Там хранится формулярный список купца-филантропа, в который внесены все его дети. Но год появления на свет младшего из них — Лазаря (как назвали при рождении Алексея Каплера) указан не 1904-й, а 1903-й.

Для установления истинной даты мы обратились в Исторический архив Украины к раввинским метрическим книгам, куда вписывали всех родившихся в Киеве евреев. И вот в книге за 1903 год обнаружилась запись о том, что в сентябре у «киевского местного первой гильдии купца Якова Нафталиевича Каплера» родился сын Лазарь. А в книге за 1904 год никакой информации о пополнении в семье Каплеров не имеется!

Почему же дата вдруг изменилась? Скорее всего, по той же причине, по какой изменилась она и у ровесника Каплера, родившегося и записанного в ту же метрическую книгу буквально три дня спустя, — великого пианиста Владимира Горовица. Он тоже во всех энциклопедиях упоминался как родившийся в 1904 году, пока архивная находка не «добавила» ему год жизни. Дело, вероятно, в обстановке гражданской войны, когда в Киев попеременно являлись то красные, то белые, то сине-желтые власти и каждая, нуждаясь в пушечном мясе, объявляла мобилизацию призывных возрастов.

В этих условиях один год «туда-сюда» мог определить, жить юноше или не жить. Так что некоторые родители, в том числе, очевидно, и Яков Каплер, принимали предупредительные меры по уменьшению возраста своих отпрысков, оказавшиеся, как мы теперь видим, вовсе не лишними. Как бы то ни было, у нас есть возможность впервые довести до всеобщего сведения истинную дату рождения прославленного деятеля кино, сына видного киевского предпринимателя, Алексея (Лазаря) Яковлевича Каплера: 15 (28) сентября 1903 года.

Источник в интернете:

http://www.interesniy.kiev.ua/old/7137/7141/yakov_kapler_rus

Михаил Кальницкий
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты