ИСКАТЬ:
Главная  >  Экономика   >  Экономика России   >  Аграрный сектор   >  Коневодство


Кони в России в XV-XVII веках

11 октября 2007, 490

Первые конные заводы были основаны еще в 1557 году в Рязани и Мценске при царе Иване IV, когда «боярин Шереметев захватил 60 тыс. лошадей у крымского хана Девлет Гирея и отправил туда лучших из них»

XV—XVII столетия были важным периодом в истории отечественного коневодства. Еще во второй половине XV века при царе Иване III (1462—1505) была создана первая «государева» конюшня в с. Хорошеве (около Москвы). И. Мердер (1897) считал, что эта конюшня была «началом коннозаводства в России».

В 1496 году в Москве при царском дворе был организован Конюшенный приказ (Конюшенное ведомство). Вначале его функции ограничивались обслуживанием царского двора, а позднее они были расширены, и в его задачу входило удовлетворение потребностей русской армии.

Конюшенному приказу царское правительство придавало особое значение, как организации, ведающей разведением и содержанием государственных лошадей, охраной их от различных заразных («моровых») и незаразных болезней. На должность руководителя Конюшенного приказа назначались наиболее авторитетные — «родовитые бояре». Первым русским конюшим в 1496 году пожалован был боярин И. А. Челяднин. Конюший боярин был выше дворецкого боярина — «первый боярин и чином и честью». Он пользовался большой властью при царском дворе. Конюшенный приказ имел свой «стяг» — флаг.

Начиная с XVII в Конюшенный приказ имел штат обслуживающего персонала до 350 человек. Кроме конюшего боярина, ясельничего, дьяков и подъячих, в нем были; конюхи (стадные, стремянные и задворные), кузнецы, шорники и др. В штате этого приказа также имелись коновалы, коновальные мастера и коновальные подмастерья.
В 1705 году Конюшенный приказ был преобразован в Конюшенную канцелярию.

Еще в 1516 году при царском дворе был создан другой — Ямской приказ для транспортировки «служилых» людей и различных грузов на лошадях. Ямские станции были организованы по различным почтовым и другим трактам, на которых всегда содержались запасные лошади.

Создание единого Русского государства вызвало необходимость военного укрепления страны, увеличения численности русской армии. Были организованы в 1631—1634 гг. полки «нового строя» (драгунского, рейтарского и солдатских ).

В 1699 году издано руководство «Краткое и обыкновенное учение с крепчайшим и лучшим растолкованием в строении пеших полков...». Царское правительство обратило серьезное внимание на развитие отечественного коневодства и коннозавода и обеспечение русской армии лошадьми.

Первые конные заводы были основаны еще в 1557 году в Рязани и Мценске при царе Иване IV, когда «боярин Шереметев захватил 60 тыс. лошадей у крымского хана Девлет Гирея и отправил туда лучших из них» ( В. Берх. Царствование царя Федора Алексеевича. СПБ., 1834. ). В 60-х годах XVI века «войско Московского государства состояло из 75 тыс. лошадей эдних только дворян, не считая казаков, татар и других».

В XVII веке при царствовании Михаила и Алексея Романовых имелось 13 государственных («аргамачьих», «кобылячьих») конюшен; Александровская, Бронницкая, Хорошёвская и другие. В конце XVII века общее количество конюшен достигало 16. В них было 5163 заводских и «подемных» лошадей.

Более точные сведения о количестве конского состава «всяких статей» за период с 1677 по 1681 год, во время царствования Федора Романова, приводит Н. Зезюлинский (1889). На основании изучения архивных материалов им установлено, что в этот период в царских конюшнях только под Москвой имелось: в 1677 году — 4426 лошадей, в 1678— 5045, в 1679 — 4875, в 1680 году— 4759 и в 1681 году — 5163 лошади.

В царских («кобылячьих») конюшнях разводили лучшие породы русских лошадей, а также «аргамачьи» породы, то есть метисов, полученных путем скрещивания отечественных кобыл с породистыми жеребцами различных восточных пород (арабские, персидские и др.). Для комплектования русской армии конским составом подбирались лошади епециального назначения: верховые, артиллерийские и обозные.

В этот период отечественные породы лошадей создавались не только в Москве и вокруг нее, но также и на периферии. Например, русские битюги (по реке Битюг), верховые лошади (на Дону), мезенская, обвинская (Архангельская губ.), сибирская и Др.

Н. Кукольник (1842) указывает, что с целью комплектования царских конюшен хорошим племенным конским составом по распоряжению Конюшенного приказа ежегодно из Астрахани и Казани пригонялись Москву на продажу татарские и нагайские (калмыцкие) конские табуны численностью от 30 до 50 тысяч лошадей. В числе этих табунов было 5—8 тысяч лучших лошадей, предназначенных «про царский обиход». Эти лучшие лошади перед их отгоном в Москву еще в Астрахани и Казани предварительно отбирались и клеймились («пятнились») местными воеводами. В Москве на царском дворе лошади осматривались, оценивались и за них платили из государевой казны.
Кроме такого пути комплектования царских конюшен конским составом, очень часто Конюшенный приказ специально посылал дьяков и опытных конюхов-коневодов на ярмарки в различные города страны для приобретения хороших лошадей. На этих ярмарках дьяки и коневоды также подбирали и покупали выездных и рабочих («пашенных») лошадей различных отечественных и иностранных пород. Вновь приобретенных «государевых лошадей» таврили и регистрировали в особых книгах, в которых записывали подробно:
пол, возраст, приметы ( Н. Кукольник.. Старина. Конюшенное дело. Жури. «Коннозаводства и охоты», 1842, т. I.).
Лучшие породы лошадей, как и других видов сельскохозяйственных животных, были сосредоточены в вотчинах царя, князей, бояр и монастырей. Владельцы их стремились разводить хороших лошадей и скот. Для этой цели феодалы привлекали в вотчины опытных «коневиков» и «животников» — «добрых, правдивых и рачительных», которые «всякую животину, дворовые всякие птицы водить умели б», а для лечения больных животных — коновалов.

В хозяйствах крепостных крестьян содержался малопродуктивный скот и в небольшом количестве. Особенно страдало животноводство крепостных крестьян и простых «служилых людей» (солдат и холопов) в годы неурожаев и массовых вспышек заразных болезней («конского и скотского мора»), когда наблюдался большой падеж различных видов сельскохозяйственных животных, что по описанию летописцев «счесть было не мочно».

Кроме Конюшенного приказа, сохранением государственного конепоголовья («государевых лошадей») и контролем за правильным его содержанием и кормлением занимался также Тайный приказ.

Особой известностью в эту эпоху пользовался «Домострой» (1560) — рукописное обобщение многовекового опыта и наблюдений русского народа в области растениеводства и животноводства и служил настольным руководством на все случаи жизни.

По вопросу содержания, кормления и ухода за лошадьми в главе 56 «Домостроя» говорится: «А в конюшне чтобы был за всем строгий надзор во все дни. Сена следует класть в ясли столько, сколько лошади могут съесть, и наблюдать за тем, чтобы лошади в ночи сено не рыли;
солому же под лошадей слать и во все дни ее перетряхивать. А на воду лошадей следует водить бережно и следить, чтоб ребята их не гоняли», а затем: «Вываляв и вычесав лошадей, следует кормить их овсом перед собою из желоба и попонами затем покрыть их; летом же следует их покупывать...».

На протяжении всей истории Русского государства лошадь пользовалась всеобщей любовью населения как боевой друг во время войн, так и верный помощник в сельском хозяйстве. Издавна сложились народные пословицы и поговорки: «У хорошего хозяина нет плохой лошади», «Добрая лошадь от еды согревается», «Не спеши ехать, спеши кормить», «Сыпь мешком — не пойдешь пешком», «Гони лошадь не кнутом, а овсом» и др.

Изучение гербов — гербоведение (геральдика) русских городов показывает, что на многих из них изображена лошадь. Так, например, на гербе г. Москвы (1147 г.) изображен «Святой Георгий на коне, поражающий копьем змия». Это изображение имеется на всех гербах подмосковных городов. На верхней части герба г. Бронницы (1453 г.), кроме изображения «Святого Георгия на коне», в нижней его части имеется «Золотой конь в знак того, что в сем месте (т. е. в Бронницах) были славные конские заводы». На гербе г. Данкова (Рязанской губ.) изображена серебряная лошадь, означающая, что этот город знаменит лошадиными ярмарками. На гербе г. Кологрива (Костромской губ.) в золотом поле лошадиная голова с крутой гривою, означающая название города..., и другие.

В Полном собрании русских летописей (ПСРЛ, X—XVII века) очень часто встречаются названия городов и сел, названных в честь лошади. Так, например: г. Конин, г. Конcк, села Конево, Коньково, Кобылино и др. В «Справочнике улицы Москвы» (М., 1972) также имеются названия: Конный пер., ул. Коновалова, ул. Конюшенная и другие.
Русское государство постоянно уделяло большое внимание развитию военного дела, в том числе и конскому составу. Лошади для армии подбирались крепкие и выносливые. Обеспечивались доброкачественными кормами. Еще в 1553— 1554 годах английский морской командир Р. Ченслор, побывавший в Москве, в своих воспоминаниях о русской армии при царствовании Ивана IV отмечал, что русский царь «в состоянии вв]ставить во время войны 200 или 300 тысяч воинов... Все его воины — конные. Пехотинцев он не употребляет, кроме тех, которые служат в артиллерии, число их составляет 30 тысяч».

Восхищаясь смелостью и выносливостью русских воинов и замечательных их коней, Р. Ченслор отмечал, что «нет под солнцем людей столь привычных к суровой жизни, как русские; никакой холод их не смущает, хотя им приходится проводить в поле по два месяца в такое время, когда стоят морозы и снега выпадает много... Его конь ест зеленые ветки и т. п., стоит в открытом холодном поле без крова и все-таки работает и служит воину хорошо».

Обращаясь к английскому правительству, Р. Ченслор в конце пишет:
«Я спрашиваю Вас, много ли нашлось среди наших хвастливых воинов таких, которые могли бы пробыть с ними (т. е. с русскими воинами — примечание В. К.) в поле хотя бы только месяц. Я не знаю страны поблизости от нас, которая могла бы похвалиться такими людьми и животными... Если бы русские знали свою силу, никто бы не мог бороться с ними!».

В 1663 году русская действующая армия насчитывала в своем составе 122 тыс. человек и до 40 тыс. лошадей, а в 1681 г. — около 184 тыс. человек и до 75 тыс. лошадей, в том числе 30 тыс. только в кавалерии (К. В. Базилевич, 1949).

В. Калугин, профессор

Источник в интернете:
http://www.kdvorik.ru/base.php?id=441


Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004