ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество   >  Народы России   >  Русская нация   >  Русская идея


Теория официальной народности

11 октября 2007, 1878

Cамодержавие при Николае I впервые в истории почувствовало необходимость идеологического обоснования своего существования. Появилась нужда в официальной светской идеологии.

Cамодержавие при Николае I впервые в истории почувствовало необходимость идеологического обоснования своего существования. Появилась нужда в официальной светской идеологии.
Официальная идеология, в соответствии с законами жанра, должна прославлять прошлое, оправдывать настоящее и обещать замечательное будущее. Такая идеология времен николаевского правления получила с легкой руки Пыпина не очень точное, но давно утвердившееся в науке название "теория официальной народности". В общих чертах ее изложил министр народного просвещения граф С. С. Уваров во Всеподданнейшем докладе императору в связи с десятилетием своего пребывания на посту министра. Сущность концепции Уваров выразил в следующих словах: "Посреди быстрого падения религиозных и гражданских учреждений в Европе, при повсеместном распространении разрушительных понятий, ввиду печальных явлений, окружавших нас со всех сторон, надлежало укрепить отечество на твердых основаниях, на коих зиждется благоденствие, сила и жизнь народная; собрать в одно целое священные остатки ее народности и на них укрепить якорь нашего спасения. К счастию, Россия сохранила твердую веру в спасительные начала, без коих она не может благоденствовать, усиливаться, жить. Искренно и глубоко привязанный к церкви отцов своих, русский искони взирал на нее как на залог счастия общественного и семейственного. Без любви к вере предков, народ как и частный человек, должен погибнуть. Русский, преданный отечеству, столь же мало согласится на утрату одного из догматов нашего православия, сколь и на похищение одного перла из венца Мономахова. Самодержавие составляет главное условие политического существования России. Русский колосс упирается на нем, как на краеугольном камне своего величия. Эту истину чувствует неисчислимое большинство подданных Вашего Величества: они чувствуют ее в полной мере, хотя и поставлены на разных ступенях гражданской жизни и различествуют в просвещении и в отношениях к правительству. Спасительное убеждение, что Россия живет и охраняется духом самодержавия сильного, человеколюбивого, просвещенного, должно проникнуть народное воспитание и с ним развиваться. Наряду с сими двумя национальными началами находится и третье, не менее важное, не менее сильное: народность. Вопрос о народности не имеет того единства, как предыдущий; но и тот и другой проистекают из одного источника и связуются на каждой странице истории Русского Государства. Относительно к народности все затруднение заключалось в соглашении древних и новых понятий; но народность не заставляет идти назад или останавливаться; она не требует неподвижности в идеях. Государственный состав, подобно человеческому телу, переменяет наружный вид свой по мере возраста: черты изменяются с летами, но физиономия изменяться не должна. Неуместно было бы противиться этому периодическому ходу вещей; довольно, если мы сохраним неприкосновенным святилище наших народных понятий, если примем их за основную мысль правительства, особенно в отношении к отечественному воспитанию.
Вот те главные начала, которые надлежало включить в систему общественного образования, чтобы она соединяла выгоды нашего времени и с надеждами будущего, чтобы народное воспигание соответствовало нашему порядку вещей и не было чуждо европейского духа"1.

1 Десятилетие Министерства народного просвещения. СПб., 1864 С 2-4.


Как видим, "официальная народность" графа С. С. Уварова отнюдь не сводилась к апологии правительственного курса. Уваров точно уловил необходимость единства духовного, политического и национального начал в жизни страны, которые и были выражены в триаде "Православие — Самодержавне - Народность". Не случайно эта условная триада и в наши дни является одним из самых распространенных девизов русских правых. Мало какой из политических формул во всемирной истории была суждена такая долгая жизнь. Вероятно, только лозунг "Свобода, Равенство, Братство" Великой французской революции, в противопоставлении которому и была создана ува-ровская триада, может похвастать большим долголетием. Но вряд ли в современной Франции каноническая формула вызывает столько новых толкований и разъяснений, как в современной России.
Для многих современных правых характерно стремление вообще всю русскую духовную культуру свести к этим трем словам. Так, по словам известного скульптора В. Клыкова, "Русская идея - это Православие, Самодержавие, Народность". Недавно скончавшийся знаток русской и мировой философии А. Гулыга считал триаду формулой русской культуры. Впрочем, подробнее об этом и других символах веры правых будет рассказано далее.
Что касается казенных правых николаевского времени, то нельзя отказать им в логичности, ясном понимании стоявших перед Россией проблем (что не мешало правым испытывать стpax при мысли, что решение этих проблем, например ликвидации крепостничества, не породит тут же новые, не менее значимые). В силу этого "теория официальной народности" при всех своих историософских озарениях мысли в глазах "просвещенного общества" так и не стала теорией, а осталась лишь своего рода набором фраз, которые произносят благонамеренно мыслящие обыватели. Впрочем, официальная, называемая сверху доктрина вряд ли могла иметь другую судьбу.
Между тем по убеждению, а не по заказу в духе "теории официальной народности" творили литераторы И. В. Кукольник, М. Н. Загоскин, Ф. Т, Булга-рин, Н. И. Греч, О. В. Сенковский, историк М. П. Погодин, архитектор А. К. Тон, композитор М. И. Глинка и многие другие. Эпоха "николаевской реакции" была одной из самых ярких в истории русской культуры. И ведь большинство деятелей культуры того времени состояли на государственной службе. Впрочем, не служивший дворянин, "лишний человек" (социальный тип, совершенно неизвестный в предшествующие эпохи), только теперь становится заметным явлением, что находит отражение в классической русской литературе.
Известный западный исследователь А. Л. Янов писал об "обожествлении государства" и культе "политического низкопоклонства", перед которым "лучшие из лучших русских умов того времени - Пушкин, Тютчев, Белинский, Гоголь, Вяземский, Жуковский, Надеждин — оказались неспособны ему сопротивляться"1. Разумеется, никакого низкопоклонства здесь не было, просто даже самые духовно свободные люди России понимали, что без сильной государственной власти в стране невозможны никакие преобразования и никакие политические свободы. И, что еще более существенно, все лучшие русские люди того времени, будучи всесторонне, по-европейски воспитанными, оставались искренними патриотами и имели много причин быть недовольными положением в России, сохраняя чувство независимости от власти, не выступали против символизирующей единство страны власти. Не случайно А. С. Пушкин в зрелые годы был, па мнению П. Вяземского, "свободным консерватором", а также, по мнению известного публициста русского зарубежья Г. П. Федотова, "певцом Империи и свободы".


1 Янов А. Л. Русская идея и 2000-й год // Нева. 1990. № 9. С. 148.


Итак, в период царствования Николая I русские казенные правые вырабатывают собственные оригинальные теоретические концепции, несмотря на двусмысленность своего положения как официальных пропагандистов крепостнического самодержавия, что ограничивало как их теоретическую свободу, так и восприятие их идей в обществе. В самом общем виде из основных положений идеологии правых второй четверти XIX в. можно выделить такие положения: противопоставление России и Запада (центральный вопрос русской философии истории), самодержавие - главное условие политического существования России.
Народ (не столько в этническом, сколько в социальном значении этого слова) приобретает значение виднейшей политической силы, раз уж "народность" является одним из основных начал, которое "не менее важное, не менее сильное" (все это может считаться совершенно революционным в стране, где в 1833 г. крепостные составляли 44,9% всего населения!); признание естественного неравенства людей и вытекающей отсюда неизбежности сословной и классовой иерархии в обществе; просвещение и воспитание россиян на основе истинно русских начал будет способствовать мирному эволюционному развитию России, гораздо более эффективному и скорому, чем в потрясаемой социальными бурями Европе; распространение в "образованном обществе" безбожия и вольномыслия чревато для России катастрофой, поскольку все революционные теории подрывают коренной порядок русской жизни. Этим зловредным теориям, занесенным с Запада, необходимо противопоставить свое русское направление просвещения. Вообще от Запада следует отгородиться идейно, установив карантин против чуждых учений.
Как видим, перед нами довольно целостная государственно-традиционалистская консервативная идеология, в общем объективно оценивающая положение в России. То, что многие лозунги, положения, теории, характерные черты практической политики составляют существенную часть политического идейного багажа современных русских правых, говорит о жизненности "теории официальной народности".

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004