ИСКАТЬ:
Главная  >  Культура   >  Традиционная культура   >  Забавы   >  Детские и женские забавы


Летели две птички

11 октября 2007, 1695

С древних времен пристальное внимание общины проявлялось к молодежной группе. Именно в этот период молодой человек получает необходимые знания и навыки для благополучной взрослой жизни в коллективе.


В традиционной культуре Кубани (как и любого другого региона) можно выделить несколько субкультур (подкультур). Различаются они по определенным признакам: профессиональному (кузнецы, пастухи, коновалы, чумаки), религиозному (православные, староверы (некрасовцы), половозрастному и другим. Например, по возрасту и полу различают детскую, молодежную субкультуры, субкультуру взрослого населения, а также женскую и мужскую. Каждая из них соответственно имеет свой фольклорный репертуар, нормы и правила общения, особенности в одежде, прическе и т.д..

С древних времен пристальное внимание общины проявлялось к молодежной группе. Именно в этот период молодой человек получает необходимые знания и навыки для благополучной взрослой жизни в коллективе. Конец одной жизненной фазы и начало другой объединились в самом сложном обряде традиционной культуры — свадьбе. Поэтому все время пребывания в молодежной группе можно назвать репетицией, подготовкой к свадьбе и всему, за ней следующему. Это время называлось «переходным». И образ жизни молодежи в течение этого «перехода» повсеместно в России носил название «игра» (это отмечает в своей книге Т.А. Бернштам).

Игра в молодежной субкультуре выполняет очень важную роль: она объединяет молодых, раскрепощает, поучает. Через игру, песню познаются и проигрываются многие жизненные ситуации. Поэтому игра занимала такое важное место в молодежных встречах.
Основным временам года соответствовали свои формы организации досуга. Так, в теплое время устраивались «улицы», «вулицы» (улицей называлось место, где собирались для гулянья), «пятачки» (местное: Тихорецкий район); в праздничные дни — «широкие улицы», куда сходились со всей станицы водить хороводы (корогоды). При наступлении холодов снимали дом (хату) у вдовы или одинокой женщины, где проходили «досвитки» (до света сидели), «посиделки» (с работой), «вечеринки». Интересно отметить, что о собраниях девушек с 15 августа по 15 ноября (время свадеб) говорили: «девки сидят по месяцу».

Набор игр молодежи также соответствовал сезону. На «улице» играли («гуляли») в игры, требующие большого пространства, места: «в горелки», «в мяча», «в пояса», «в жгута», «в третьего лишнего», «в сновалки», «в гуси», водили хоровод «А мы просо сеяли», танцевали «Метелицу». С переходом в дом зимой на «досвитках», «вечеринках» преобладали игры более пассивного характера, (для молодежной субкультуры) игры с обостренным интуитивным контактом: угадать (догадаться), узнать и т.д. Например, три игры типа «колечко-кольцо», «хоронушки», «в Амура» — с различным логическим завершением: угадать, у кого кольцо, выполнить желание, поцеловать имеющего кольцо. Особой популярностью у молодежи пользовались игры, заканчивающиеся поцелуями: «голуби», позже появилась «бутылочка» (до сих пор ее можно встретить в станицах и хуторах Кубани). Многие игры носили внесезонный характер (в них играли как на улице, так и в доме): «в жгута», «в пояса», «в жмурки» и другие. На «посиделки» или «сиделки» (ст.Кавказская) каждая девушка приходила с работой: шитьем, вязанием, пряжей. Играли «в ниточки» или «в прядки» (рвали куски пряжи) использовали предметы интерьера — игра «в вышинки», «в табуретку». Все эти игры также завершались поцелуями.

Однако соответствия типа: тепло — улица, холод — дом могли нарушаться во время праздников. Информаторы часто упоминают о рождественских и масленичных хороводах (на льду, на перекрестке) или о вечеринке в доме на Красную горку (через неделю после Пасхи, когда уже началось время «улиц»).
Чередование будней и праздников упорядочивало жизнь общества. А так как молодежная группа со своей культурой являлась (и является) составной частью общества, то и игровой репертуар ее был гибким и чувствительным к сложившейся системе. Были игры и песни, которые исполнялись только на Пасху («А мы пашню пахали», «в битки крашеными яичками»), на Красную горку (игра «Летели две птички»), на Троицу, специальные постовые игры, песни-стихи, исполняемые в пост. В пост и игры, если их не запрещали, были «постные», т.е. тихие, без поцелуев, без выбора пары.

У молодежи в своем кругу, в своей игре сложились особые этические представления и нормативные формы. Практически все условия молодежных игр сводились: к выбору пары (проявление знаков внимания); к максимальному сближению полов (касания, поцелуи, гулянья за ручку и под ручку и др.).
Совершение любого из таких действий в другой обстановке, немолодежной, считалось грехом, грубой ошибкой и могло обернуться неприятностями для провинившихся («подмочить репутацию» девушке или парню). Здесь уместно отметить особую форму молодежного общения — «поночевки»: ими заканчивались посиделки и вечеринки. Девушка с парнем, которые нравились друг другу, ночевали вместе, но со строгим выполнением условия — сохранения чистоты и непорочности. Поночевки тоже можно назвать своеобразной игрой, где проигрывался один из важных моментов — «семейный».

Из всего вышесказанного становится понятным, почему в молодежную группу допускали с определенного возраста. Возрастной ценз, определяющий момент входа в молодежную субкультуру, варьировался приблизительно от 14 до 16 лет. Одной из причин непринятия в молодежную группу могла быть небольшая разница в годах между старшей незамужней сестрой и младшей. Чтобы младшая не «посадила старшую под корыто» (не вышла замуж раньше), родители ограничивали ее выход на особо значимые молодежные собрания. На такие выставки приходили девушки на выданье в своих лучших нарядах: пели, водили хороводы. Здесь же собирались взрослые, старики и парни полюбоваться и выбрать невесту. Дело это серьезное, не будничное, поэтому и приурочивались такие хороводы-выставки к большим годовым и престольным праздникам.

Собственно, с выбора невесты (в хороводе или около церкви) и начинался предсвадебный период, который заканчивался специальным молодежным вечером в доме невесты. Назывался он по-разному: «вечер», «вечеринка», «дружки» (ст. Темижбекская), «горячий вечер» (ст. Удобная); остальные молодежные вечера от сватовства до свадьбы назывались «холодными». На эти вечера к невесте приходили ее подруги, помогали шить приданое и свадебные подарки жениху, родителям. С приходом на вечер жениха и его друзей начинались игры. Неотъемлемой частью развлекательной программы «горячего вечера» было «обыгрывание» — величание холостого парня с девушкой. Если на вечере присутствовали молодожены, их тоже просили обыгрываться после холостых. Вот пример такого обыгрывания в ст. Темижбекской (по описанию Е.Передельского, XIX в.): «Дружки сначала обыгрывают жениха, т.е. поют песни, в которых величают жениха с невестой. За невестой обыгрывают дядьку (роль дядьки исполняет один из женатых родственников жениха). Эти два лица должны обыгрываться обязательно. После этого старшая дружка подходит к присутствующим холостым ребятам и просит их обыграться. Обыгрываются не только холостые, но и женатые... холостых величают с одной из девушек, а женатых с их женами. Во время обыгрывания каждая дружка, начиная со старшей, подходит и целует обыгрываемого, но не целуют только жениха ( по современным записям чаще целуются только девушка и парень. — Е.З.). После величальной старшая дружка берет в руку кружку и подходит к обыгрываемому, поет вместе с другой:

Что, что в столе звенит?
Да Иван казну воруша,
Григорьевич золотую,
Он хоча девок дарить,
Он хоча красных дарить:
— Подари, Иванушка,
Подари, Григорьевич,
Не рублем, полтиною,
Золотою гривною,
Из гривны копеечку,
Из копеечки копьем,
Ты живи себе статьем.

Обыгрываемые бросают в кружку коп. 5-10, а дружки поют:

Спасибо, Иванушка,
Спасибо, Григорьевич!»

Игра для молодежи не столько развлечение, сколько способ самореализации. В игре проявляются смекалка, острословие (умение говорить, общаться), ловкость, сила (особенно в играх спортивного типа — «персигушки», «третий лишний» и др.), умение налаживать контакт с представителями своего и противоположного полов. Именно на это «работает» каждое условие игры — выявить самые лучшие качества в человеке. Общество и группа их заметят и оценят по достоинству: будет дано «добро» на брак, правильный переход во взрослую жизнь.

Е. Зелинская

1. «Летели две птички»



(ст. Архангельская Тихорецкого р-на. Из материалов фольклорно-этнографической экспедиции Центра народной культуры Кубани, 1996 г).

Играют на Красную горку на вечере в комнате.
Все участники сидят. Из присутствующих выбирают пару — парня и девушку, симпатизирующих друг другу. Все вместе поют песню, а пара выполняет те действия, о которых в данный момент поется.

1) Летели две птички
Ростом невелички.
Припев: Чернявая моя,
Черноглазенькая.

2) Летели, летели,
Сели, посидели.
Чернявая моя,
Черноглазенькая.

3) Сидели, сидели,
Снялись, полетели.
Чернявая моя,
Черноглазенькая.

4) Стали расставаться —
Семь раз целоваться.
Чернявая моя,
Черноглазенькая.

Эта пара уходит, садится на место. Затем выбирают новую пару. Могут спеть 5-й куплет — «для смеху»:

5) Стали расставаться —
Семь раз целоваться.
Семь раз и восемь раз,
А три целоваться.

Последний куплет на прощание:

6) Целовались пышно,
Усем было слышно.
Чернявая моя,
Черноглазенькая.

2. Игра «в ниточки» или в «прядки»

(ст. Кавказская. Кубанский сборник: Труды Кубанского областного статистического
комитета — Екатеринодар, 1914 г).По числу пар рвутся из пряжи прядки, длиною около 1/2 аршина (36 см). Сметливая девушка заранее показывает свою пряжу своему парню, чтобы безошибочно браться за концы этой прядки, потом по очереди девушки наматывают прядки на указательный палец, одни концы дают парням, другие — девушкам, которые со смехом стараются взять прядку, конец которой держит нравящийся ей парень. Прядки спускаются с пальца, и держащие одну прядку должны целоваться, о чем договариваются заранее. Девушки по очереди наматывают прядки. В течение осени и зимы такие игры бывают очень часто: поцелуи сближают парня и девушку настолько, что они без слов понимают друг друга.


Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004