ИСКАТЬ:
Главная  > 


Круглый стол: Либерально-троцкистская смычка

11 октября 2007, 284

27 октября в редакции "Русской цивилизации" прошел Круглый стол на тему: "Либерально-троцкистская смычка". Присутствовали ультраправые русские политики, левые интернационалисты, собственно троцкисты, а также представители партии "Родина". Дискуссия оказалась плодотворнее, глубже и интереснее, чем ожидалась.

     27 октября 2004 год в помещении нашей редакции и под эгидой «Русской цивилизации» прошел Круглый стол, посвященный проблемам наметившейся в последнее время смычки либералов и левых антигосударственников.
     Если с термином «либерал» все более менее ясно, то под левыми антигосударственниками следует понимать и анархо-нигилистов из НБП Лимонова-Абеля, и боевиков АКМ, и недальновидных пожилых политиков из КПРФ и мечущихся глазьевцев и, конечно, «Молодежный левый Фронт» Ильи Пономарева. Практика показала, что использовать длинный и трудно склоняемый термин «левые антигосударственники» весьма неудобно, поэтому в жизнь сам собой вошел легкий, хотя и не всеобъемлющий, термин «троцкисты», а сама смычка, таким образом, стала либерально-троцкистской.
     Вел Круглый стол редактор отдела «Общество» «Русской Цивилизации» Александр Елисеев. Участвовали: редактор правого неосталинистского интернет ресурса «Наша Родина» Артем Башилов, радикальный коммунист и редактор сайта Лефт.ру Дмитрий Якушев, православно-консервативный правый политик Аркадий Малер, редактор сайта Команданте.ру Виктор Морозов, редактор отдела «Русское Православие» «Русской Цивилизации» Михаил Тюренков, руководитель Молодежного Левого Фронта Илья Пономарев и руководитель молодежного крыла партии «Родина» Олег Бондаренко.
     Круглый стол был открыт выступлением Артема Башилова, который констатировал наличие либерально-троцкистской смычки. При кажущейся на первый взгляд неестественности, когда Хакамада объединяется с нацболами, а Новодворская, которая любит твердить «коммуняки», объединяется с этими самыми коммуняками, такая смычка, считает Башилов, весьма естественна. И левые революционный нигилизм, и респектабельный либерализм на самом деле лишь две тактики, которые используют масонские организации для разрушения мира обособленных государств и построения общего планетарного государства. Разница лишь в том, что троцкисты желают это сделать быстро и через революционную войну установить Мировое правительство уже завтра, а либералы готовы заседать в комитетах по триста лет и вести дело к медленной интеграции.
     Государство понимает опасность либерально-троцкистской угрозы, это видно и из заявления В. Путина, и из интервью В. Суркова. Поэтому необходимо сегодня режим поддерживать, при этом можно критиковать сего «справа» за недостаточно решительные действия или за очевидные просчеты, например, миграционная, демографическая, политика, русский вопрос, наличие либерального блока в правительстве – здесь нужно критиковать. В борьбе же против либералов, троцкистов и республиканщины режим надо поддерживать.
     Мы уже имели опыт 1916 года, когда государство игнорировало либерал-нигилистов, в результате держава пала. И мы видим обратный опыт, когда в 1937 году товарищ Сталин репрессировал пятую колонну (термин, обновленный В. Сурковым), страна победила в войне и превратилась в супердержаву.
     Либерал-троцкисты сейчас относительно слабы, решительные действия государства и общественности способны обеспечить скорую победу. Это даже хорошо, что два крыла масонства, революционный троцкизм и либерализм, сегодня объединились. Птица со сложенными крыльями лететь не может, она упадет на дно самого глубокого ущелья, и от нее останутся только мокрые перья - закончил А. Башилов.
     Ведущий Александр Елисеев: Я хотел бы привлечь внимание к следующей проблеме: почему политические силы сегодня увлекаются персоналиями и не анализируют, каким социальным группам выгодны те или иные события? Все зациклены на личности Путина и объединяются именно против него лично. Но… Есть крупный капитал, который несет ответственность за кризисное положение дел в стране, и есть либерализм – политическая надстройка этого крупного капитала. Левые, вместо того чтобы бороться против причин, наоборот, блокируются с либералами и выступают против Путина. Мы видим несколько уровней этой смычки: КПРФ и «Комитет-2008» делают совместные заявления, лимоновцы выступают против войны в Чечне, молодые яблочники надевают майку с Че Геварой. Где находится сердце этой смычки? Это, конечно, активность крупных олигархических структур внутри страны, другой центр находится за границей, я не буду сейчас говорить о масонских структурах, хотя их роль, безусловно, деструктивна, я говорю про транснациональные корпорации, которые заинтересованы в ликвидации любых государств. В том числе Российского. ТНК стремятся демонтировать национальные государства, в результате чего появляются теории Нового мирового Порядка, Золотого миллиарда, Устойчивого развития и пр., которые ставят целью создание наднационального политического центра. Крупный капитал давит Россию, то же самое происходит и в других странах: в США сейчас схлестнулись республиканцы, представляющие бюрократию и средний американский бизнес, и демократы, представляющие крупный транснациональный капитал. ТНК стремятся стать субъектами международного права вместо государств, и, мне кажется, из этого надо исходить, наблюдая сегодня за активностью политических сил либералов, коммунистов по борьбе с государством.
      Дмитрий Якушев: Александр сейчас изложил радикальную левацкую доктрину, которая не имеет ничего общего с марксизмом. Вы преувеличиваете раскол между демократами и республиканцами в США, где и те и другие лелеют американское государство. Они будут укреплять государственность США и ЕС, но им не нужны государства за пределами крупных империалистических центров. В России им не нужно крепкое правительство, которое способно выгнать американцев с Сахалина или национализировать ЮКОС. Но это не значит, что по всему миру уничтожаются государства, это Ваши ошибки.
     Дальше. То, что говорил Артем Башилов – это реакционный консервативный антиимпериализм. Когда приезжали травить индейцев, они огрызались – это естественная реакция. Но такой радикальный антиимпериализм обречен. Югославия, Ирак показали, что реакционный консервативный антиимпериализм будет уничтожен. Саддам Хусейн десятки лет методично вырезал пятую колонну, но генералы его все равно предали. То же самое будет и здесь: вы будете вырезать пятую колонну, но уже сидят генералы, которых купили, чтобы они, если что, не нажали красную кнопку.
     Ваш консервативный, русский подход, когда в 1904 году у японцев были лучше корабли, а вы говорили: «Сейчас с иконами пройдем и победим». Вас всех раздавят! И будете воевать туляки с донцами, и русских не будет! Забудьте свое черносотенство.
     Сопротивление может быть только с последовательно левых, марксистских, интернациональных позиций. Надо ехать к европейским левым и на хорошем английском им говорить: «Смотрите, бесцеремонное вмешательство вашего империализма в наши дела. Ваш крупный капитал нас угнетает». И они помогут. А если вы в Европу со своими хоругвями полезете и с капустой со своей – они вас выгонят. Хватит быть дикарями! […]
      Ведущий: Давайте ближе к теме, про смычку
      Якушев: Я был недавно на митинге, там О. Шеин (КПСС, радикальные коммунисты) стоял на одной трибуне с Политковской и Новодворской. Встречаю там рабочего с «Государственного подшипникового завода», он член шеинской партии, он мне говорит: «Молодец, говорит, Путин. Завод заработал, армия покупает подшипники, зарплату стали платить». У нас нет партий. Если бы партия опиралась на массы, она не могла бы так легко туда свернуть или туда. У нас – политические группы, тусовка, которая не обременена массами и может маневрировать по воле лидеров.
     Партии коммунистической сейчас нет в обществе. В 90-е годы – была, это была партия советского реванша, в ней были радикальные крылья, умеренные. В обществе была потребность, сейчас – нет, а люди-руководители остались. Вот они и мечутся, их позвали, они пошли.
     Ведущий: Я резюмирую. В коммунистическом движении нет опоры на рабочий класс, поэтому оно легко может попасть под буржуазное влияние либералов. Аркадий, пожалуйста.
      Аркадий Малер: Я представляю идеологию неовизантизма. Я исхожу из православно-имперского проекта в отношении России, "Москва – Третий Рим".
     В России в патриотическом движении есть две крайности, первая – ненавидеть власть и все, что от нее исходит. Если нам приказали сверху – это уже неправда, можно идти с кем угодно, только не с властью. Это крайне деструктивно. Есть другая крайность – любовь к власти. «Ах, Путин вспомнил, что России тысяча лет, спасибо ему». Это две крайности. Мы должны выступать не за власть и не за оппозицию, мы должны выступать за Россию. Мы должны критиковать власть и критиковать оппозицию, когда они того заслуживают, и солидаризироваться и с властью и с оппозицией, быть самим и властью и оппозицией.
     Критериев русскости три, это 1) православная ориентация; 2) империализм или экспансия; 3) социальная справедливость. Это принципиальный пункт, социальная справедливость, который правые патриоты не должны терять, иначе его заберут себе левые.
     Современная власть, власть Путина и современный коммунизм российский – явления далеко не однородные. Они будут вести себя двойственно. Путин, безусловно, наследует ельцинский режим, буржуазно-капитулянтского происхождения, но если он хочет сохранить то, что осталось, то ему приходится быть консерватором и патриотом. В этой степени действующая власть нам нравится. Коммунистическое движение тоже не однородно. Сущностью коммунизма является идея социальной справедливости. Нам патриотам, православным империалистам, нужно, чтобы пункт о социальной справедливости и социальных гарантиях стал нашим пунктом. Никто не умрет от голода или холода. Если нам удастся взять это, то коммунистов в России на следующий день уже не станет. Ветви коммунизма можно условно назвать «правый коммунизм» близкий к национал-большевизму, не НПБ сегодня, а настоящий национал-большевизм, близкий, как мне представляется, к Неосталинизму, и «левый коммунизм», каким он возник в европейских салонах.
     Три принципиальных различия между правым и левым коммунизмом. 1)Чисто левый коммунизм, как и чисто левый либерализм, солидарны в принципиальном моменте: мир сам собой движется к прогрессу. Наш мир – прогрессизм. Это идея того, что в будущем всегда будет лучше, чем вчера. Другая сторона коммунизма - это те коммунисты, которые считают, что мир идет не к раю на Земле, а необходимо восстанавливать, реконструировать те архетипы цивилизации, которые были когда-то. Прогрессистский коммунизм против консервативно-революционного. Я считаю, что с прогрессистским коммунизмом нужно бороться до конца, а консервативно-революционный коммунизм нужно использовать, вплоть до того, чтобы уже не было отличия между нами и этим коммунизмом. 2) Для левых прогрессистских коммунистов высшей ценностью является индивидуальная свобода. Здесь левые исходят из буржуазной идеологии. Есть правый коммунизм, который исходит из того, что есть права человека, а есть права народа, права государства. Это коллективистский коммунизм. 3) Для левого коммунизма не существует никакой цивилизационной разнородности, а существует единый планетарный проект установления общества справедливости, а для правый коммунистов есть все-таки некая разнородность, правый коммунизм не космополитичен, а, не хочется говорить «националистичен», так как кроме наций есть еще религии, но скажем так - культурологичен.
     Консервативно-революционному, культурологическому правому коммунизму нужно рвать с левым, прогрессистским, либеральным, буржуазным коммунизмом. Почему эти не произошло сразу? Потому что в 90-е годы в нашей стране была атлантистская доминанта, которую мы осознавали в фигурах Ельцина, Чубайса. Гайдара. Мы жили практически в состоянии оккупации. Подавляющее большинство населения, я, к сожалению, никак это не могу доказать нашим правым монархистам, ассоциируют сильную Россию не с Иваном Грозным и не с Николаем Первым, а с товарищем Сталиным и Советским Союзом. Поэтому логично и понятно объединение белых и красных против либеральной доминанты. В начале 2000-х эта доминанта была сорвана, это объективно, тут нечего обсуждать. Изменились акценты. Теперь либералы, для которых идея либерализма важнее российского суверенитета и левые коммунисты, для которых построение обществ социальной справедливости во всем мире важнее российского суверенитета – стали объединятся. Как, кстати, сами либералы стали терять тех либералов, для которых Россия еще что-то значит, так называемые либерал-предатели, и коммунисты стали размежевываться, правые коммунисты, для которых идея российского суверенитета важнее, стали отходить.
     Нам нужно сейчас подчеркивать, что идеология коммунизма неоднородна, и нам нужно из коммунизма вытаскивать то, что нам нужно и отбрасывать то, что ненужно.
     Сам союз либералов и левых коммунистов для нас отвратителен, это наши враги, мы с ними будем бороться, с космополитической пятой колонной будем бороться до конца, а что касается власти, то мы не должны любить во всем существующую власть. Иначе мы кончим не известно чем, нас эта власть будет использовать.
     Православно-консервативный проект должен быть проектом не возвращения в скиты и в леса, а должен быть проектом будущего, мы должны построить новую Россию, которая лучше, чем Россия Ивана Грозного, лучше, чем Россия Петра Первого и лучше, чем Россия Сталина. Мы должны ориентироваться не на некие уже существовавшие в истории государственные типы, а на некий общий идеал, тогда авангардная молодежь потянется к нам, а не к этой пятой колонне.
     Ведущий Александр Елисеев: Давайте резюмируем и подведем к теме. На смычку с либералами сегодня идет левая часть коммунистов. Сегодня сменилась доминирующая атлантистская парадигма, поэтому наш союз белых и красных патриотов тоже актуален. Дальше.
     Виктор Морозов: редактор сайта Comandante.ru
     Не хотелось бы растекаться мыслью по древу и теоретизировать, кратко выскажу свои замечания, по уже звучавшим выступлениям. Башилову: масонский заговор - это замечательно, но я не думаю, что это имеет под собой серьезную почву, как и заговор транснациональных корпораций. Мне не совсем ясно, почему они должны сегодня поддерживать троцкистское движение. Другое дело, что интересы Запада и транснациональных корпораций и наших самых отъявленных диссидентов и олигархов совпали, тут смычка произошла. Якушеву: Интересы Запада, их левых, не могут совпадать с интересами России. Наша страна в мире может быть либо доминирующей, либо, к сожалению, как сейчас, ее загнали в угол. Запад нас будет стараться в угол загнать.
     Троцкисты и либералы стараются добиться, чтобы Россия подчинилась унифицированной глобализированной цивилизации. Русские исчезнут, если это произойдет.
     Ведущий Александр Елисеев: Резюмирую: Запад един в лице своих разных политических крыльев, он боится, что Россия снова достигнет мирового лидерства, поэтому поддерживает те силы в левом движении, которые выступают за ослабление государственности. Идем дальше.
      Михаил Тюренков, редактор отдела «Русское Православие» портала «Русская Цивилизация»:
     Я бы попытался перевести разговор в духовную плоскость, не соглашаясь, с марксистским концептом, что духовное есть только надстройка. Духовные ценности имеют базовое значение. Сам процесс либерально-троцкистской смычки имеет большое влияние на духовные процессы в обществе. Если мы вспомним компартию середины 90-х, в Русской Православной Церкви было очень немало имен, кто поддерживал компартию. Компартия в этот период зачастую выражала право-консервативные интересы. В дальнейшем мы видим постепенную эволюцию компартии в сторону нигилизма. Пиар для людей в партии стал значить очень много, выгодно вести либеральную риторику – будем либералами, выгодно быть православными патриотами – будем православными патриотами. Здесь повторяется ленинский тезис: в борьбе с черносотенцами будем сотрудничать с кадетами, в борьбе с кадетами будем сотрудничать с меньшевиками и т. д. Видимо сегодня, будь то борьба с черносотенцами Путина или черносотенцами церковными – довлеет та же логика. Совсем недавно Зюгановым были озвучены следующие тезисы: РПЦ практически не выражает национальные интересы, интересы русских, и только компартия якобы выражает интересы русского народа.
     Верующие люди сегодня не считают компартию своей, хотя бы потому что народно-патриотическая компартия образца 1996 года и компартия-2004 – это две разные партии. Есть люди, которые выражают некие сталинистские… Неосталинистские взгляды, хотя сам по себе мне этот термин не совсем ясен…
      Башилов : Это вы теорию Неосталинизма не читали!
      Тюренков: Думаю, здесь большую роль играет эстетика конца сороковых годов. Если рассматривать историю Русской Церкви с сороковых годов, то тут видно, хоть и значительно стесненное коммунистической партией, но все-таки некоторое возрождение Церкви. Сейчас, в начале 2000-х годов, компартия ни в коей мере не выражает интересы ни Русской Цивилизации, ни Православной Цивилизации в целом.
     Верующие люди сегодня, сторонники византийского пути, те же неосталинисты не могут не встать на сторону власти, которая, пусть и не всегда последовательно, занимается укреплением государства, а зачастую и поднимает важнейшие вопросы духовности.
     Ведущий Александр Елисеев: Давайте предоставим слово руководителю Молодежного Левого Фронта Илье Пономареву.
     Илья Пономарев: Сегодня получается очень хороший разговор. Когда общаются между собой единомышленники, они на многие вещи смотрят технически и по верхам, обсуждают конкретику и текучку политическую, а в подобного рода дискуссии мы дошли до глубинной природы вещей, такие дискуссии очень редки. Затронуты были два основных вопроса: «Какова наша национальная идея?» и второй, более частный вопрос: «Что такое правые, что такое левые?». Мы, практически, разными словами говорили о путях развития: прогрессизм/консерватизм, открытость/закрытость, европейскость/евразийскость, примат личности / примат коллектива – по сути, это одна развилка: либерализм или консерватизм.
     Но либерализм сегодня тоже не однороден. Во второй половине XX века появился так называемый неолиберализм, против которого выступают антиглобалисты, и есть либерализм начала века, что очень близко к левому движению. Что происходит сегодня в США? Дж. Буш говорит Дж. Керри: «Ты либерал, сидишь на левой обочине». С точки зрения американцев быть либералом и быть левым – тождественно равно. В Европе уже есть различия в этих понятиях.
     Россия сейчас подходит к очень важному моменту и подходит благодаря Владимиру Путину – мы будем вынуждены определиться с вектором развития. И определиться можно только одним путем – это принятие новой конституции. Ельцинская конституция была необходима не для того, чтобы задать вектор развития страны, а чтобы задать метод управления – президент имеет возможность решать практические любые вопросы. Каким методом мы примем новую конституцию, которая задаст курс – непонятно, эволюционным или уже революционным. Поэтому мы не идем 29 октября вместе с «Комитетом-2008» защищать конституцию, потому что считаем, что проблема в этой конституции и есть.
     Я согласен с Димой Якушевым, который говорил, что эпоха Путина ликвидировала в обществе потребность в советском реванше. Путин олицетворяет этот реванш. При этом скоро будет переопределено, кто такие левые, кто такие правые, потому что те, кто себя называет сегодня левыми, левыми не являются, правые – не являются правыми, коммунисты не являются коммунистами, социалисты – не являются социалистами, либералы не являются либералами…
      Артем Башилов : … И только неосталинисты являются неосталинистами!
      Илья Пономарев: Ну, возможно, возможно… Что такое троцкисты, например? С точки зрения Иосифа Виссарионовича Сталина, они представляли ультралевое крыло коммунистической партии. Они самые левые или анархисты самые левые? Наш «Молодежный левый фронт» чаще всего критикуют именно троцкисты. Знаете, два троцкиста – партия, три – интернационал, четыре – раскол. С ними каши не сваришь, и хотя я с ними во многих согласен идейных позициях, но построить организацию нельзя.
     Если посмотреть, кто является спонсором троцкистских движений по всему миру, то можно видеть, что действительно, объективно происходит смычка транснациональных корпораций и троцкистских движений. Кто является спонсором крайне левых и троцкистских организаций? Джордж Сорос. С другой стороны, он спонсирует и правых в Грузии, Белоруссии, Сербии, на Украине. Почему? Потому что заинтересован, в конечном счете, в стирании границ. Мы, последовательные марксисты, считаем, что первоочередной задачей является выравнивание условий в национальных экономиках. Мы видим итоговой целью стирание границ, но мы не видим итоговой целью Мировое правительство, мы наоборот работаем на то общество, в котором правительства нет и на отмирание государства. Наша позиция действительно антигосударственна в этом смысле. Но этого возможно достичь только путем создания адекватного материального базиса.
     Сегодняшнее российское государство – антинародно, и любые шаги по разрушению этого государства являются положительными. Нам все равно, с кем блокироваться, где наша роль будет ведущей – мы будем заключать такие союзы. Где «Комитет-2008» захочет нас использовать в качестве пушечного мяса – мы не будем с ними блокироваться. «Комитет-2008» - тусовка людей с единственной целью политического самовыживания. Люди, которые уже обанкротились, потеряли всякую надежду получить политическую поддержку в обществе, они будут паразитировать на тех силах, у кого есть социальная поддержка в обществе.
     Дмитрий Якушев: Послушайте меня. Илья и «Комитет-2008» являются конкурентами за западные деньги. Поэтому у него такая позиция по «Комитету».
      Илья Пономарев: Дима, у нас с ними есть принципиальные расхождения.
      Ведущий Александр Елисеев: Предоставим слово главе молодежного крыла партии «Родина» Олегу Бондаренко
      Олег Бондаренко : Вернемся изначально, к тому, из-за чего мы тут сегодня собрались – либерально-троцкистская смычка. Чтобы определить наше отношение к либерально троцкистскому заговору, к этой смычке, нам необходимо определить наше отношение к Путину и определить, насколько стабилен режим Путина. Путин – умеренный национал-патриот в политике и умеренный либерал в экономике.
     Но мы не можем не видеть, что за последние два года давление на оппозицию возросло, кое-кто оказался в тюрьме. Если мы сейчас не будем заступаться за репрессированных, то придет время, когда уже некому будет заступиться за нас. Если Путин будет вносить все больше и больше элементы диктатуры, то мы скоро увидим в одном месте коммунистов, националистов, либералов, все, кроме членов партии «Единая Россия». Есть другой вариант, когда останется маленькая щелочка, когда есть пять каналов ТВ, которые хвалят Путина и один «РенТВ», который покажет, как в очередной раз посадили бунтовавших комсомольцев. Будет видно, что по форме у нас вроде еще есть демократия. В этом варианте и остается поле для маневра, в котором сможет действовать партия «Родина».
     Говоря о стратегии партии «Родина», а стратегия любой партии – взятие власти, я могу усомниться в том, что партии будет выгодно поддерживать режим Путина в течение всех ближайших лет его царствования. При первой же возможности партия сможет выступить, но для этого в партии должны быть наши люди, для этого партия должна из себя представлять не тридцать мальчиков, способных приковать себя наручниками к Центризбиркому, но силу реальную.
      Ведущий Александр Елисеев: Я возвращаюсь к заявленной теме – либерально-троцкистская смычка. Резюмируя сказанное Олегом Бондаренко: союз левых и либералов обусловлен авторитаризацией власти.
     В нашей дискуссии вырисовывались позиции, во-первых, сил, которые поддерживают государство. Это Неосталинисты, которые здесь были представлены А. Башиловым и отчасти В.Морозовым, и православные консерваторы, которые были представлены А. Мелером и М. Тюренковым. За себя скажу, что тоже разделяю эту точку зрения.
     Вторая позиция - безусловное разрушения государства вообще и антинародного российского путинского государства в частности, за это высказался у нас Илья Пономарев.
     Дмитрий Якушев считает, что сильное государство сметут извне, а Олег Бондаренко сказал, что если Путин не прекратит давить оппозицию, то партия «Родина» или какая-то ее часть может примкнуть либерально-троцкистской смычке.
     Кроме этого, мы углядели, что коммунизм и либерализм – сложные и неоднородные явления, поэтому, видимо, возможны совершенно неожиданные союзы, как либералов с троцкистами, так и правых и левых патриотов, монархистов и сталинистов.
     Спасибо всем за дискуссию.
     

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004