ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество   >  Кризисы переходных периодов


Оранжевый подвиг «Геракла»?

11 октября 2007, 385

Политическую жизнь потрясла очередная сенсация. О готовности баллотироваться на пост президента от единой оппозиции заявил Виктор Геращенко, бывший руководитель Центрального банка.

Оранжевые пребывают в радостном возбуждении. Похоже, что наконец-то у них может появиться достойный кандидат в президенты. И вот уже Объединенный гражданский фронт (ОГФ), возглавляемый Гарри Каспаровым, приветствует это «судьбоносное» решение: «На поле оппозиции появился еще один серьезный кандидат. Очень хорошо, что люди, за чьими плечами внушительная биография, чувствуют ответственность за судьбу России».
А еще один «другой россиянин», бывший премьер-министр Михаил Касьянов делится своими «планами» в отношении Геращенко: «Я хочу, чтобы он присоединился к «Другой России» и, еще лучше, возглавил организацию патриотического толка – такую, какой раньше была «Родина». А если бы он вошел в политическое совещание «Другой России», это было бы идеально».
Восторги оранжевых лидеров - любопытно, что «бывших» - вполне понятны. Вряд ли кто-то из них набрал бы больше 5 %. Большую часть протестного электората твердо держит в своих руках КПРФ, чей кандидат мог бы вполне обоснованно рассчитывать на 20 %. Однако, теперь все может измениться. В большую политическую «игру» вступает кандидат, обладающий имиджем крепкого и честного хозяйственника советской закалки. (Кое-кто уважительно называет его «Гераклом».) К слову, если бы «народно-патриотическая оппозиция» додумалась выставить такого кандидата в 1996 году, то он бы, несомненно, одолел Ельцина. На него не смотрели бы сквозь темные очки коммунистической угрозы, поэтому серьезной пропагандистской кампания попросту не получилось бы. Собственно говоря, в Белоруссии так и произошло. Там как раз и победил этот самый крепкий хозяйственник, взявший от СССР много полезного.
Теперь имидж «крепкого хозяйственника», рубящего правду-матку, может быть использован на благо оранжевой революции. Более того, «под Геращенко» явно попытаются провести объединение всех оппозиционных сил – от «Другой России» до КПРФ. В принципе, ничего невозможного в этом нет. Серьезный политический кризис может заставить доселе осторожных парламентских оппозиционеров сделать выбор в пользу «оранжада». Были же в свое время странные игры с ЮКОСом, в которых оказались замешанными как левые, так и либералы. (К слову сказать, Геращенко в 2004 году возглавил управление ЮКОСом.) Лояльной, солидной оппозицией будет двигать страх остаться у разбитого корыта, не вписаться в «победоносную оранжевую революцию».
Между прочим, такие же опасения могут обуять и некоторые аппаратные, кремлевские кланы. А в Геращенко они увидят фигуру, способную взять на себя реальное управление страной (в Касьянове, Каспарове и в Лимонове такие фигуры увидеть сложно). Таким образом, бывший председатель ЦБ имеет очень неплохие шансы оказаться у руля страны.
Что ждет тогда всех нас? Новый «Лукашенко»? Или новый «Ющенко»? Скорее все-таки последнее. И восторги «других россиян» свидетельствуют именно об этом. Но дело даже не в них. Большую настороженность вызывают планы Геращенко по ограничению президентской власти. Все это дело может окончиться созданием парламентской республики. В своем интервью сайту АПН.Ру Геращенко заметил: АПН: «Я полагаю, что мы не Франция. Там была после войны ситуация, когда правительства менялись чуть ли не каждую неделю. И все-таки, на мой взгляд, большинство стран в Европе, которые для нас основной пример, являются парламентскими республиками». На вопрос АПН: «То есть, став президентом, вы будете готовы ограничить полномочия главы государства?», он ответил: «Скажем так, я буду не против».
Что тут сказать? Ссылки на европейский опыт – очень слабый аргумент. В Европе их парламентаризм утверждался на протяжении веков, в течение которых его механизм отлаживался и ремонтировался. И парламенты буржуазных государств в первое время формировались на основании достаточно жесткого имущественного ценза. А у нас, в огромной стране с достаточно сильными традициями единовластия, сейчас вот так вот сразу хотят ввести парламентскую республику. Не тревожно ли?
И уж если сравнивать, то лучше с соседней Украиной. Вспомним, что тамошняя оранжевая революция разворачивалась именно под лозунгами конституционной реформы, предусматривающей создание парламентско-президентской республики. Эта реформа началась – и вот, теперь нашего славянского соседа потрясает совсем уж абсурдный кризис. А Россия все-таки не Украина – наша территория гораздо обширнее и противоречия у нас гораздо более острые. В России введение парламентской вольницы только дезорганизует все управление - донельзя, непомерно усилив региональные кланы. На выходе – хаос и, возможно, развал страны.
Невольно возникает вопрос, а уж не заинтересованы ли в кандидатуре Геращенко некоторые влиятельные международные круги, часто именуемые «мировой закулисой» или «Фининтерном»? И здесь бросается в глаза трудовая биография «Геракла»: «…Это фигура далеко не «внутреннего розлива». Виктор Владимирович работал в структурах Всемирного Банка, Международного Валютного Фонда, тесно контактировал с верхушкой Федеральной Резервной Системы США и Евробанка. Его хорошо знают финансисты Ближнего и Дальнего Востока. Это вроде бы никого ни к чему не обязывает, но понимание и поддержка здесь могут проявиться в самый неожиданный момент и в самых неожиданных формах. Скажем, как у Евгения Максимовича Примакова осенью 1998 года где-то нашлось несколько миллиардов долларов на «северный завоз» и прочие государственные нужды. А потому премьером после «киндерсюрприза-дефолта» Кириенко стал именно он, а не Виктор Степанович Черномырдин, у которого «не нашлось» («Тринадцатый лот «Геракла»)
Итак, пища для размышлений есть, причем обильная. Не хотелось бы думать, что такой уважаемый человек и замечательный специалист, как Геращенко, может стать орудием в руках недоброжелателей России из числа «транснационалов». Но в истории случались разные казусы…





Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004