ИСКАТЬ:
Главная  >  Политика   >  Территориальное устройство России   >  Территории Российской Империи   >  Крым


Аязьма - уголок нетронутой природы под Балаклавой

11 октября 2007, 874

Аязьма — небольшой уголок Крыма, удаленный от основных путей следования, спрятанный от посторонних глаз, а потому все еще дикий, почти нетронутый.


Развалины Генуэзской крепости в Балаклаве


Приезжающие в Крым прекрасно знают стандартный набор его достопримечательностей. Это города c музеями и памятниками истории, которые необходимо посетить для общего образования (Севастополь, Бахчисарай, Старый Крым, Судак, Феодосия, Керчь), вершины Главной гряды, подъем на которые оставляет неизгладимые впечатления (Ай-Петри, Чатыр-Даг), пещеры (Кизил-Коба /Красная/ и Мраморная) и пещерные города (Чуфут-Кале и Тепе-Кермен), водопады (Учан-Су и Джур-Джур) и Большой Каньон. А также наиболее известные своей красотой места отдыха: Коктебель, Гурзуф, Форос, Ласпи, дворцово-парковые ансамбли Ливадии и Алупки. Все эти объекты объединяет то, что каждый из них находится рядом с основной автомобильной трассой, в пределах двух-трехкилометровой доступности от нее. Однако в Крыму существуют и другие места, уступающие по известности, но ничуть не уступающие по красоте. Одним из таких уголков Крыма и является Аязьма.
Аязьма (Ай-Язма) — прибрежная полоса с крутым скалистым склоном, поросшим лесом, на изломе береговой линии между Балаклавой и м. Айя. В переводе с греческого аязма означает «освященный», «благословенный».
Узнать о ее существовании можно, только услышав чью-нибудь рекомендацию, потому что в противном случае вы можете сколько угодно проезжать на машине по шоссе из Севастополя в Ялту и обратно и даже не догадаться, что за горным хребтом, вдоль которого вы едете, находится замечательное по красоте и своим бальнеологическим свойствам урочище. Так же и с моря: проплывая на катере из Севастополя в Ялту, вы увидите только круто обрывающийся к морю склон и не подумаете, насколько удивительно приятной для отдыха может оказаться узкая полоска пляжа вдоль него.
В отличие от граничащих с нею территорий Аязьма никогда не была заселена людьми. К северо-западу от нее, в идеально закрытой от моря бухте, являющейся природной границей Гераклейского полуострова, приютился городок Балаклава — «столица крымского греческого поселения» (по словам Сергея Елпатьевского*) в начале XX в.
К северу и северо-востоку, у подножия противоположной стороны горного хребта, отделенные от ялтинского шоссе виноградниками, расположились три населенных пункта, постепенно превращающиеся в дачные поселки, — Оборонное, Резервное и Гончарное, подчиненные Севастопольскому горсовету, ранее (до 1944 г.) называвшиеся соответственно — Камары, Кучук-Мускомия (кучук в тюркских языках — «малый», «небольшой») и Варнутка.
И, наконец, к востоку за мысом Айя, там, где горы отступают, расширяя прибрежную полосу, делая ее более привлекательной для жизни и отдыха, официально начинается Южный берег Крыма с плотной застройкой санаториев и домов отдыха.
Два маяка - старый и новый


Итак, Аязьма — небольшой уголок Крыма, удаленный от основных путей следования, спрятанный от посторонних глаз, а потому все еще дикий, почти нетронутый. Единственный объект, незначительно, но постоянно, на протяжении многих веков влияющий на нее, — Балаклава.
Балаклава — это небольшой городок, разместившийся по берегам Балаклавской бухты. Балаклава известна тем, что в ней никогда не бывает даже слабого волнения в то время, когда на море бушует шторм. Входят в нее, лавируя по S-образной кривой между двумя скалами, обращенными навстречу друг другу. Это единственная в Крыму бухта, которая одновременно полностью закрыта от моря и в то же время достаточно глубока во всех местах для того, чтобы размещать в ней большие военные корабли вплотную к берегу.
Скалы, сохраняющие гладь воды в бухте от любых волнений и превращающие ее в большое озеро, закрывают и видимый вход в нее. Со стороны моря можно увидеть только скалистые, высокие берега, тянущиеся от мыса Фиолент в сторону мыса Айя. Лишь в одном месте они понижаются маленькой седловиной, но все же кажутся неразрывной линией скал, особенно ночью и во время шторма.
Естественно, что вход этот обозначается маяками. Роль одного из них раньше играла Крепость Чембало (на горе Крепостная), сохранившаяся со времен генуэзцев. Она и является первым достойным внимания архитектурным сооружением на пороге урочища Аязьма. Следующее творение человеческих рук можно встретить чуть дальше (к востоку от горы Крепостная, через ущелье) на более высокой, возвышающейся над остальным массивом, горе Аскети.

Аскети — гора с округлой вершиной, пологим северным и крутым южным склонами. По преданию, когда-то на ней жил отшельник-аскет. Теперь там находятся остатки подземного редута с площадкой наверху. Когда были построены первые укрепления на этой горе, сказать сложно, но последние постройки времен Великой Отечественной видно сразу. Это мощные, местами бетонные, местами каменной кладки стены, уходящие глубоко под землю. Есть достаточно большие помещения для казарм, отдельные бетонные отсеки для зенитных орудий и мощные доты по периметру всей горы. Но самое ужасающее творение — это большая (метра 4 в диаметре) железная бочка, висящая над отвесной стеной. С моря ее видно плохо, но если хорошенько присмотреться, то можно увидеть маленький черный квадратик на сером фоне вершины. Бочка эта была установлена эсэсовцами. Они загоняли в нее пленных, потом открывали дно, и люди падали вниз. Существует книга местного автора, в которой он описывает военные действия близ Балаклавы. Он также вместе с остальными пленными был сброшен со скалы, но ему повезло: к этому времени трупов под горой стало так много, что, упав на них, он сломал обе ноги, но выжил, а потом написал книгу о том, что ему и другим выпало пережить.
"Бочка смерти" над обрывом горы Аскети

Совсем рядом с горой Аскети находится военная часть. Она тоже занимает доминирующую высоту, но чуть дальше, ближе к другой стороне горного хребта, чтобы не было видно с моря. К ней и от нее тянется большое количество разных дорог и тропинок. Некоторые поддерживаются и сейчас, другие, оставшиеся еще с войны, во многих местах разрушены оползнями так, что по ним уже не проехать. Вообще дорожная сеть очень хорошо развита по всему урочищу. Одни дороги на разных высотах стелются согласно рельефу — змейкой, с минимальной потерей высоты, другие — серпантином стремительно спускаются к морю.
Ближе к юго-восточной оконечности Аязьмы все дороги поднимаются ближе к вершине, так как в этом месте спуститься к морю уже нельзя. Это мыс Айя.
И с моря, и с берега мыс Айя смотрится очень красиво и величественно, напоминая профиль носорога. Не уступает ему по красоте и причудливое сочетание огромных скал, расположенное чуть западнее мыса Айя, которое в народе называют Спящей Красавицей, за то, что оно похоже на профиль человеческой головы, лежащей на каменной подушке.
Ныне урочище Аязьма является государственным заказником «Мыс-Айя». Там нельзя ставить палатки в засушливые периоды и запрещено разжигать костры. Однако узкая полоса пляжа отдана на откуп отдыхающим.

Вход в Балалавскую бухту. Вид с горы Аскети

Аязьма славится своими пляжами, правда, только среди местных жителей — из Балаклавы, Севастополя и близлежащих населенных пунктов. Если по достоинству оценить тот факт, что жители Севастополя предпочитают своим близким пляжам более удаленные балаклавские, можно понять, насколько они хороши.
Все пляжи можно условно разделить на четыре участка.
Первый начинается сразу же на выходе из Балаклавской бухты. Здесь отвесная стена горы уходит в море, и так продолжается около двух километров. Только в двух местах можно встретить отдыхающих. Одно находится сразу же на выходе — здесь особо отчаянные, в основном подростки, облюбовавшие себе небольшой уступчик, на котором загорают и с которого метров с двух-трех прыгают в воду. Другое, чуть дальше — пляж Шайтан-Дере. Начинается он крутым оврагом с живописными скальными обрывами, который спадает к морю между горами Крепостной и Спилией, заканчиваясь миниатюрной песчаной полоской около десяти метров. Шайтан по-тюркски — «черт», «дьявол»; дере (дереси) — «ущелье», «овраг», «балка», реже — «долина». Спилия же представляет собой северо-западную ступень горы Аскети. Она слабо облесена, у нее крутые склоны и многочисленные скальные выходы. В переводе с греческого спилиа или спелеон означает «пещера», что подтверждает выходящая в открытое море балаклавская канализация — одетый в бетон выход из пещеры. Пляж этот часто пустует, так как попасть на него можно либо на лодке, либо спускаясь по отвесной лестнице, что не всем под силу.
Второй участок располагается непосредственно под горой Аскети — этот пляж называют Ближним. До него из Балаклавы недалеко, идти через горы минут 30—40, и потому он более местный, чем другие.
С горы Аскети открывается великолепный вид на все урочище Аязьма. Под вашими ногами бескрайнее море сливается с горизонтом. Теплый, сильный, но ласковый ветер обдувает ваше тело. Дышится легко и глубоко. Вы испытываете такое блаженство, что даже не хочется спускаться к зовущему морю. А спускаться придется около трехсот метров. Тропа, ведущая к пляжам, углубляется в лес. И теперь вы вынуждены, двигаясь спортивным шагом, оздоравливать свои легкие, вдыхая горно-лесной воздух, насыщенный запахами дуба, сосны, можжевельника и разнотравья. Из животных вы увидите разве что белку, на большее рассчитывать не приходится. Еще лет десять тому назад можно было увидеть парящего в небе орла, но теперь только вороны.
Спускаясь вниз, вы должны принять решение, на каком пляже остановиться — на Ближнем или на Золотом. Золотой — это пляж, отделенный от Ближнего небольшим мысиком. От этого места и начинается условно выделенный третий участок Аязьмы.
Основная масса отдыхающих приезжает на Золотой пляж на катере, так как только на этом пляже есть причал. Эта поездка для многих наиболее привычна. Полчаса по волнам под шум мотора — и вы на любимом вами пляже. Избрав этот вариант маленького путешествия, вы никогда не пожалеете, особенно если будете стоять на носу или на корме. Сначала вы будете заняты наблюдением за полетом провожающих вас чаек, потом, когда они немного отстанут, ваше внимание привлекут горы — большие, массивные, величественные. Наблюдать за ними можно бесконечно долго, тем более что с изменением угла зрения будут меняться и они.
И вот вы на Золотом. Катера ходят часто: раз или два раза за час, в зависимости от сезона. Поэтому многие интуитивно сразу уходят вправо от причала, чтобы максимально исключить катера из своего поля зрения. Золотой, как и Ближний, и последующие маленькие пляжики, подкупает своей природностью и дикостью. Пляж это не городской, он не поделен на сектора волнорезами. Он дик. Человек успел поставить на нем только несколько раздевалок, туалетов и маленький домик Красного Креста. Больше ничего нет. Никакой торговли. За вами горы, перед вами открытое море. Под вашими ногами мелкие морские камушки, лежать на которых, прогревая на будущую зиму косточки и почки, одно удовольствие. Кстати, именно из-за отсутствия песка, вода на Золотом всегда прозрачна.
Чтобы на время отказаться от цивилизации, вам придется пройти дальше, ближе к мысу Айя. Этот последний, четвертый участок Аязьмы называется Инжир. Здесь отсутствует сплошная линия пляжа. Пройти по берегу уже невозможно, дорога идет на 20—30 м выше уровня моря. Время от времени внизу вы будете встречать небольшие пляжики, выбирайте любой приглянувшийся и наслаждайтесь одиночеством. Здесь только вы и море. И больше никого.
Рассветы на Аязьме поздние. Солнце встает из-за гор, поэтому увидеть его в обычное время можно только с моря. По пляжам же его лучи заскользят ближе к полудню. Зато на Аязьме незабываемые закаты. Если вы всегда отдыхали только на Южном берегу Крыма, вы будете приятно удивлены — солнце заходит не за горы или в землю, а в море. Оторвать глаз от этого зрелища невозможно.
Невозможно и заставить себя уехать оттуда через день или два. Все условия для полноценного дикого отдыха на Аязьме есть. Есть даже пресная вода, правда, подниматься за ней придется на 200 м вверх по склону. Так что берите с собой провиант и отправляйтесь отдыхать на неделю-другую в мало кому известное урочище Аязьма, что под Балаклавой.

*Сергей Яковлевич Елпатьевский — очень известный в начале XX в. врач, лечивший Льва Толстого, Чехова, Ленина и многих других замечательных людей, а также не менее известный писатель, чьи «Крымские очерки» стали одной из любимых книг знатоков истории Крыма.

Источник в интернете:
http://geo.1september.ru/article.php?ID=200101602

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004