ИСКАТЬ:
введите ключевое слово
Главная  >  Экономика


Нашей экономике не хватает стимулов созидания

11 октября 2007, 435

Современная экономическая наука, имеющая в своём арсенале массу методик оценки тенденций развития промышленности и уровня жизни, к сожалению, не научилась определять созидательный потенциал капиталов.

Наверное, не будет открытием, если сказать, что средства массовой информации сыграли не последнюю роль в криминализации российского общества. Молодежи показали картинку красивой богатой жизни, сначала там, на Западе, а потом и у нас, но не показали, как сказку сделать былью, опираясь на свой труд и талант. В результате мы получили капитализм со звериным лицом, вырастили поколение, которое в подавляющей своей массе не знакомо с таким понятием как созидание, деловая этика, радость достижения поставленной цели. Таким образом, наша экономика лишилась мощнейших стимулов развития, вероятно, во много раз более значимых для динамики прироста ВВП, чем нано технологии, длинные кредиты и благоприятный инвестиционный фон.

Большинство наших современников, что уж тут греха таить, относятся к процессу добычи денег, как к суровой необходимости. Голод и холод, кого угодно заставят шевелиться. Даже бабуин, только вчера слезший с пальмы, и тот поймёт, что без бананов долго не протянет, а в городских условиях их можно получить исключительно за деньги. Только принудиловка и творческий созидательный порыв – вещи абсолютно разные. Вода в ручейке тоже шевелится, повинуясь рельефу дна, но вращать турбину ГЭС, увы, не может, так как там нужен напор. В нашем обществе напора, как раз и не достаёт. Деньги даже если и зарабатываются, то редко находят положительное продолжение, количество разводов тому прямое подтверждение, а ведь семья – один из первых объектов удачного инвестирования в своё будущее. Удачный бизнес, покупка машины, квартиры в сравнении с этим уже вторично.

Увы, но годы строительства социализма не прошли бесследно для ментальности нашего народа. Сословие хозяйственников начала ХХ-го века, большинство представителей которого были людьми глубоко религиозными, а значит имевших понятия о чести, совести и долге, подвергли физическому уничтожению, вместе с духовенством. То есть истребление инстинкта и культуры созидательного труда, большевики провели в России на уровне абсолютно сатанинской селекции, методом отстрела наиболее порядочных и трудолюбивых членов общества. Потом были десятилетия уравниловки, когда трудиться больше, лучше и качественнее не имело никакого смысла, не говоря уж о какой-то самостоятельной инициативе. В завершении всего на головы наших сограждан обрушился шквал диких «либеральных бредней», подавших народу капитализм под идеологией «жевательной резинки».

К сожалению, ни экономисты, ни политики, не учли важности идеологической составляющей экономических реформ. Впрочем, тем, кто в ту пору стоял у руля власти позитивный, в широком смысле слова, результат был совершенно не нужен, т.к. шло варварское разграбление страны. Но тем, кому нужна сильная Россия, необходимо учесть, что на динамику роста экономики в значительной степени влияют инстинкты и стимулы созидания, если они сильны в обществе, то и экономика, а в месте с ней вся социальная сфера приобретают принципиально иной, качественный уровень. В свою очередь, стимулы созидания, обусловлены представлением о позитивной работе капитала. Деньги ни в коем случае не должны ассоциироваться с кровью, насилием, грабежом, воровством; их источник всегда должен быть связан с трудом, талантом, волей, творчеством. Только в этом случае они будут работать во-благо. Современные же СМИ такой рекомендацией пренебрегают, упорно внедряя в сознание масс разрушительные идеи, в которых деньги через зло добываются и во зло используются. Кого таким образом можно воспитать? Есть две крайности – либо циничных «рубителей бабла», мошенников, бандитов, казнокрадов, либо анархистов-революционеров, презирающих частную собственность, для которых бунт «кровавый и беспощадный» – главный смысл жизни. В тёмном же переулке лучше не встречаться ни с теми, ни с другими. Первые убьют из жадности, вторые из зависти и ненависти.

Современная экономическая наука, имеющая в своём арсенале массу методик оценки тенденций развития промышленности и уровня жизни, к сожалению, не научилась определять созидательный потенциал капиталов, находящихся в обороте. А без этого, действительное положение вещей оценивается, весьма неточно. Приведём примитивный пример: допустим, малый бизнес в городе N, в течение года увеличил свои доходы в 3 раза; за этот период в городе открыто пять казино, 10 стрипт-баров и 20 игральных залов; в сфере обслуживания в общей сложности трудоустроено 10 000 человек. Согласитесь, математические показатели для маленького города вроде бы хорошие. Но заглянем в статистику с другой стороны. За тот же год в городе количество разводов, выросло в 3 раза, преступность в 5 раз, наркомания, гепатит, СПИД, венерические заболевания, поставили городскую молодёжь на грань вымирания. В общем, конечный итог как в очень «чёрном» анекдоте – все умерли. Спрашивается: и в чём же была выражена качественная составляющая экономического роста, если все умерли (ну, может быть не за год, а, к примеру, за 15 лет)?

Для ответа на поставленный вопрос приведём другой пример. В том же городе N, с тем же инвестиционным потенциалом, но с иным отношением предпринимателей и населения к капиталу, за год были открыты 5 животноводческих ферм, 5 – сескохозяйственных, начато строительство 7 многоэтажек, пущены в строй 2 швейных фабрики и два мебельных завода. При этом наметился всплеск заключаемых браков и рождаемости, сократилась смертность, преступность, показатели по пьянству и наркомании. Через два года на средства меценатов построены: православный храм, новая школа, детский сад и кружок творчества.

В чём же отличие двух, приведённых примеров: почему по чисто экономическим показателям они примерно равны – одинаковые инвестиции, одинаковая прибыль, а в социальной части наблюдается столь существенное расхождение? Ответ очевиден – в первом случае люди думали исключительно о наживе или просто о средствах к существованию. Не имея в себе созидательного начала, они, получив свою часть прибыли, использовали её для своих весьма сомнительных удовольствий. Во втором же случае, люди ощутили созидательный потенциал денег (ощутили вкус к жизни) и воспользовались им в полной мере.

Вывод: для эффективного, а главное качественного в социальном смысле, развития экономики нужно не только расчищать административные барьеры, создавать благоприятный инвестиционный фон, но также нужно позаботиться об идеологической работе, направленной на пробуждение в обществе стимулов созидания. В противном случае, как в том вымышленном городе N, мы можем в масштабе страны получить чрезвычайно высокие темпы развития, но при этом потерять коренное население. А зачем нам богатая страна без народа?


Источник в интернете:
http://www.rusidea.ru/?part=11&id=2872

Смотрите также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004