ИСКАТЬ:
Главная  >  Вера


Отцовство, отцеубийство и воспитание

11 октября 2007, 457

Секуляризация нашего времени не просто отвергает традиционные общественные структуры, она объявляет Бога виновником всех антигуманных общественных структур прошлого.

Наше время отличается невиданным прежде в истории бунтом против любого рода авторитета и «опеки». Каким бы этот авторитет ни был — религиозным, нравственным, общественным или семейным, он поставлен под сомнение и переживает глубокий кризис. Всеобщий кризис авторитета захватил и область воспитания, его цели и ценности. По словам известного педагога Поля Ланграна, все поставлено под вопрос. Складывается впечатление, говорит он, что человечество сорвалось с привязи и бросилось в страшную бессмысленную авантюру, не видя перед собой ее цели. Всякий авторитет стал рассматриваться как символ насилия и принуждения. «Что есть авторитет? Что есть Бог? — было написано на стенах Сорбонского университета во время студенческих волнений в мае 1969 года, — то и другое — образ отца, природная функция которого — насилие». Очевидно, что одной из причин этого бунта явился дух отцеубийства в самом широком смысле этого слова. Зигмунд Фрейд, например, считал, что за такой реакцией скрывается Эдипов комплекс, то есть затаенное желание ребенка устранить отца как соперника в отношениях с матерью. Придав этому греческому мифу, художественно изображенному в трагедии Софокла, универсальное значение, он утверждает, что в этом комплексе отражено «подсознание» всего человечества. Тайная жажда отцеубийства, которой Фрейд объясняет свою теорию libido (похоть), углубляется идеей «отца-садиста», своим насилием угрожающим «моей» личности, ее независимости и который должен быть уничтожен (устранен), чтобы «я» мог существовать.
Эта идея, спроецированная на любой авторитет, в особенности на Бога как главный источник авторитета, прежде всего воспитательного, приобретает метафизическое значение и устрашающий масштаб. Складывается впечатление, что атомная бомба, прежде чем взорваться над Хиросимой, взорвалась в человеческом сознании. Известно, что в духовном плане, плане человеческой психики, можно говорить, прежде всего, о непрерывном внутреннем процессе, который невидимым образом оказывает влияние на все слои общества, как на индивидуальном, так и на коллективном уровне. Это влияние особенно заметно проявилось в возникновении современного атеизма и секуляризации, в революционном терроризме, разросшемся в наши дни до мирового масштаба. Секуляризация нашего времени не просто отвергает традиционные общественные структуры, она объявляет Бога виновником всех антигуманных общественных структур прошлого. Современный «свободолюбивый» атеизм, особенно после Гегеля, Маркса и Фрейда, понимает отношения Бога и человека как отношения «господина» и «раба».
Идея Бога рассматривается как высшая точка отчуждения человека от собственной личности, как вершина всех запретов и несвободы, и главной задачей человека является освобождение от Него и от всего того, что Ему свойственно, что Он несет.
Проблема, о которой идет речь, слишком глубока и серьезна и требует серьезного рассмотрения. Дух отцеубийства, в отношении ли к Богу, родителям или любому авторитету прошлого, проявляется в человеческом сознании и подсознании по-разному. В чем же искать его корни и причины? Они неоднозначны, трудноуловимы и затрагивают целые пласты человеческой истории. Мы же ограничимся рассмотрением основных мотивов этого разрушительного инстинкта и возможностей спасения от него в том смысле, как нам его открывает библейская философия жизни и основанный на ней опыт.
В библейском понимании «отцеубийство» составляет саму суть первородного греха. Человеческая попытка стать богом, самовольно, самочинно вкусив запретный плод, не согласуя свою волю с волей Божественной и с требованием исполнения Его заповеди, явилась первой попыткой человека устранить Бога из своей жизни и сознания ради самообожествления. Эта самоизоляция человека, удаление от Бога, забвение Бога, попрание заповеди равнозначны «отцеубийству». Сущность безбожия заключена в формуле «Бог — помеха человеческому счастью». Сатанинский шепот змия о том, что Бог и Его слово ложны, что настоящая жизнь и знание — вне Бога, слышен в учениях Маркса и Сартра о том, что в Боге человек «отчуждается» от своей истинной человечности и его святой долг — отрицание такого Бога ради утверждения собственного достоинства. Вся история человечества неопровержимо доказывает, что на всем ее протяжении человек находился и находится перед дилеммой: в чем обрести смысл жизни и достичь полноты своего бытия — в Боге или в самом себе? Это значит — в Боге и в жизни по Его благословению, или вне Бога, противно Его воле и заповедям. Именно в этом состояло искушение Адама и Евы, и навсегда оно осталось вечным искушением человека. В глубинах человеческого сознания и подсознания, во всех проявлениях человеческой жизни сокрыта именно эта дилемма, вызов его свободе. Богоубийство, равнозначное отцеубийству, — вот суть человеческого (исторического) падения; убийство Бога в себе, осуждение себя на смерть и смерть, сначала духовную, а затем и биологическую. Отсюда единственная историческая бесспорная данность — человек существо смертное, как смертно все на земле — утроба матери, рождающая его, и земля, и плоды ее, питающие человека. Тленная пища возводит в человеческом сознании тленность и смерть в степень основного закона жизни.
Грехопадение исказило жизнь человека, стало причиной патологичности человеческого существования и его отношения к Богу, к себе и окружающему миру. Поскольку человек по природе своей устремлен на ближнего, без которого его существование неполно, то из этой патологичности рождается двойственное к нему отношение — с одной стороны, рабское, с другой — тираническое. Сатанинская ложная свобода, вместо того чтобы принести человеку ожидаемое освобождение, предает его тирании падшей природы и рабству смерти. Избрав путь «отцеубийства» и насилия над Богом и Его заповедью, человек заражается тиранической психологией, превращается в самовлюбленного тирана, полного жажды эгоистического обладания всем, что его окружает. Раб и тиран одновременно, раб и бунтовщик перед сильным, тиран для слабого (по сути, тирания — это оборотная сторона рабского бессилия), человек начинает создавать свои собственные авторитеты, своих богов, по своему «образу и подобию». Согрешив, человек не только нарушил заповедь Божию, но породил в себе ложную идею, ложное представление о Боге. В действительности, ложная идея о Боге и есть цель и суть сатанинского обмана. Отсюда человеческое падение становится и «падением Бога», то есть падением тех богов, которым человек поклоняется. В человеческом сознании Бог перестает быть тем, что Он есть в действительности, и не может больше оставаться для человека с таким сознанием нормальным Отцом, но становится «отцом-садистом»; человек теперь способен быть только рабом или бунтовщиком — «отцеубийцей».
Таким образом, отношения Бога, природы (мира) и человека в сознании человека превращаются в судорожную борьбу за власть. Этот отцеубийственный дух неизбежно кладет свой отпечаток на все человеческие отношения, на всю историческую действительность. Эдипов комплекс — лишь одно из проявлений, один из ядовитых цветов, проросших из мрачного подземелья «отцеубийства», совершенного в раю. Отсюда возникла ложная идея, что Бог, общество, власть, государство, учитель, отец — авторитеты, подавляющие человеческую личность и вызывающие бунт.
Но в то же время этот бунт оправдан, если речь идет о бунте против такого Бога и такого рода авторитета вообще, потому что направлен против ложного Бога. Непроницаемая греховная тьма помрачила видение истинного Бога и Его место заняли идолы, в самой природе которых заложено насилие. Бунту такого характера, истинный Бог неизвестен, а причиной такого бунта, может стать именно подсознательная жажда Его. Поэтому злоупотребление идеей Божества и создание авторитетов по ее изуродованному «образу», так же как и все преступления, совершаемые в угоду такому псевдобожеству, и раньше, и теперь приводят к атеизму как форме протеста против ложной веры, но в котором одновременно содержится и тайная, апофатическая, жажда встречи с истинным Богом. Такое «отцеубийство» — это, в действительности, странный, болезненный поиск исстрадавшимся человеком потерянного Небесного Отца (Отцовства). Потому что человек осколками своего изначального здравомыслия понимает, что опустевший Божий престол не может быть занят никакими идолами и полубогами. Именно такой, вечно «неизвестный», непознанный Бог, Его Отцовство, созерцание и ощущение Которого было помрачено грехопадением — в центре новозаветного благовествования. Богочеловек Христос открывает людям Отца Своего и Отца нашего, раскрывает отношения Отца и Сына как давно забытые отношения Бога и человека и человека с человеком. Поэтому Церковь Богочеловека, Церковь Сына Единородного есть Церковь и Отца нашего, и Церковь святых отцов: кто знает Меня, знает и Отца Моего, и кто чтит Сына, чтит и Отца, пославшего Его. Послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем. Отец во Мне и Я в Нем. Видевший Меня видел Отца.
Истина о Сыне как об Откровении Отца свидетельствует о том, что без проникновения в тайну сыновства невозможно прозреть святую тайну истинного отцовства. Отцовство и сыновство неразрывно связаны между собой в двуединой тайне. В человеческой исторической действительности они пребывают в непрерывном конфликте, часто отрицая и исключая друг друга.
Почему тогда в Евангелии им придается такое исключительное значение? Потому что, без сомнения, в истинном отцовстве и сыновстве скрыты и раскрыты забытые законы жизни и бытия, нарушение их искажает все в мире, следование же им возвращает данную Богом гармонию.
Каковы же эти вечные отношения Отца и Сына, на которых зиждутся законы бытия? — Сын, вечное Слово Божие, открывает, с одной стороны, Свое единство с Отцом: Я и Отец одно, с другой — являет чудную тайну Своего бесконечного смирения перед Ним и послушания Ему: Отец Мой более Меня. Открывая Свою вечную единосущность Отцу, Сын говорит: Все, что имеет Отец, есть Мое и снова, любовно прославляя Отца, добавляет: Мое учение не Мое, но Пославшего Меня.
Цель Его слов — доказать истинность Своего учения и Себя Самого как свидетеля об Отце, но еще показать чудесную тайну вечного отцовства — источника Своего вечного сыновства, и богочеловеческого учения.


Источник в интернете:
http://www.russned.ru/stats/1391

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004