ИСКАТЬ:
Главная  >  Вера   >  История Русской Церкви   >  Православие в Восточной Сибири


Строительство церквей и часовен в Сибири в Восточной Сибири ( XVII в)

11 октября 2007, 842

Распространение православия в Восточной Сибири неразрывно связано с процессом колонизации этого региона русским населением. Русские казаки, промышленники, служилые люди появились на территории края в начале XVII в. В 1607г.

Распространение православия в Восточной Сибири неразрывно связано с процессом колонизации этого региона русским населением. Русские казаки, промышленники, служилые люди появились на территории края в начале XVII в. В 1607г. в устье Турухана было основано первое зимовье. Продвижение казаков происходило по системе рек: Обь-Кеть-Кемь-Енисей-Ангара-Лена, затем по озеру Байкал и рекам в него впадающим. В 1619г. ниже устья Ангары был поставлен Енисейский острог. Удобное месторасположение сделало его центром колонизации края. Для защиты подступов к енисейскому водному пути были основаны Красноярский (1628г.), Канский (1628г.), Ачинский (1641г.) остроги, получившие названия Красноярской засечной черты. Дальнейшее освоение территории Приенисейского края связано с продвижением на юг и основанием Абаканского (1707г.) и Саянского острогов 1.
Продвижение по Ангаре началось в 20-е гг. XVII в., когда енисейским казакам стало известно "про безымянную великую реку на востоке, до которой от Енисейска ехать до волоку две недели, да тем волоком два дня". В 1619г. "гулящий человек прозванием Пенда", собрав ватагу из 40 "гулящих и промышленных людей", отправился на поиски новых земель. Весной 1623г. они первыми из русских вступили в Прибайкалье, выйдя к берегам Лены. В 20-е гг. XVII в. походы казаков вверх по Ангаре стали регулярными. В 1628г. по стопам Пенды отправился другой отряд служилого человека Василия Бугра. Он построил 2 ясашных зимовья в устье Куты и Киренги. В них остались небольшие гарнизоны. Эти небольшие зимовья стали первыми сооружениями русских поселенцев в Прибайкалье. В начале 30-х гг. XVII в. из Енисейского острога направились в Прибайкалье сразу несколько казачьих экспедиций во главе с Иваном Галкиным, Максимом Перфильевым, Петром Бекетовым. В ходе этих экспедиций были основаны несколько острогов и зимовий.
Первым форпостом на пути в Прибайкалье стал Братский острог, построенный в 1631г. на берегу Ангары напротив Падунского порога. Братский острог приобрел оборонное значение, так как контролировал окинских бурят, обеспечивал продвижение по ангарскому водному пути, а также пути к Илиму и Лене. В 1630г. атаман Иван Галкин построил небольшое зимовье в устье Илима, названное Ленским Волоком. В следующем году оно приобрело острожные укрепления, а после перестройки в 1647г. официально именовалось Илимским острогом. Строительство этого острога открывало дальнейший путь к Лене. Позднее Илимский острог стал крупнейшим транзитным центром, а также центром самостоятельного Илимского воеводства.
Дальнейшее присоединение Прибайкалья связано с освоением территорий ангарского и ленского водных бассейнов. В 30-40-е гг. XVII в. сооружается ряд острогов: Усть-Кутский, Киренский (1631г.), Чечуйский (1631г.), Тутурский (1632г.), Илгинский, Верхоленский, Удинский (1648г., в дальнейшем - Нижнеудинск). Для закрепления в среднем Прибайкалье был направлен отряд, во главе с сыном боярским Дмитрием Фирсовым, основавший Балаганский острог (1654г.).
В 60-е годы XVII в. возникла сеть новых укрепленных поселений по Ангаре и ее притокам: Бельский строг, Идинский острог (1669г.) и др. В верховьях Ангары в 1661г. сын боярский Яков Похабов построил Иркутский острог. Строительство этого острога стало началом земледельческого освоения верхнего Прибайкалья. Сам же острог вскоре превратился в важный административный центр и в 1686г. получил статус города.
Для обороны южных границ Прибайкалья в 1676г. сыном боярским Иваном Перфильевым у реки Тунки в "крепком и угожем месте" выстроен Тункинский острог. Тем самым Прибайкалье оказалось окончательно введено в орбиту российского управления.
Главным опорным пунктом в освоении Якутии стал Якутский острог, построенный в 1632г. отрядом енисейских казаков Петра Бекетова.
Для закрепления Забайкалья были поставлены Баргузинский (1648г.), Нерчинский (1653г.), Читинский (1653г.), Кабанский (1665г.), Селенгинский (1665г.) и Верхнеудинский (1666г.) остроги.
В результате продвижения русских поселенцев на восток Восточная Сибирь во второй половине XVII в. вошла в состав Московского государства, и началось активное освоение ее территории. К 1699г. русских и других несибирских народов в Восточной Сибири насчитывалось около 60 тыс. человек (7052 двора). Они проживали в Приенисейском крае: Енисейский уезд — 2131 двор, Красноярский — 888 дворов, Мангазейский — 231 двор; Якутский край — 1214 дворов; Прибайкалье: Илимский уезд — 642 двора, Иркутский уезд — 1452 двора; Забайкалье — 494 двора. Численность коренного населения составляла 100 тыс. человек 2. Таким образом, в регионе сформировалась прочная социальная база для распространения православия и развертывания миссионерской деятельности.
Непременным атрибутом быта русского человека XVII в. являлась церковь. Православная вера объединяла поселенцев в новом крае, служила связующей нитью с покинутой родиной. Поэтому для удовлетворения духовных потребностей верующие, обосновавшись на новом месте, приступали к постройке храма. Кроме того, любое культовое сооружение как бы освящало новое поселение, обеспечивало покровительство "небесных сил".
О необходимости церкви для русских поселенцев XVII в. говорят многочисленные прошения, адресованные как епархиальным властям, так и гражданской администрации, в которых верующие сообщали, что "без церковного пения нам быть никак нельзя". В регионе развернулось церковное строительство. Его общие тенденции удачно подметил исследователь Сибири П.А.Словцов: "...где зимовье ясачное, там и крест или впоследствии часовня, где водворение крепостное, там церковь и пушка, где город, там правление воеводское, снаряд огнестрельный и монастырь кроме церкви" 3.
Отправной точкой распространения православия в Восточной Сибири можно считать 1607г. В этом году отряд казаков, пробираясь с севера со стороны Мангазеи, воздвиг православный крест в честь св. Николая Чудотворца при первом зимовье в устье Турухана. Поселение зачастую именовалось зимовье "у Николы на Турухане", впоследствии оно стало называться Новой Мангазеей, затем Туруханском (в настоящее время деревня Старотуруханск) 4. Традиция называть поселения именем православного святого характерна для Восточной Сибири. Так, Никольским погостом долгое время именовался Киренский острог, Покровским городком — Нижнеудинский острог и др.
Крупнейшим православным центром Восточной Сибири в XVII в. стал Енисейский острог. Первоначально он объединил несколько зимовий, обнесенных крепостной стеной. В одной из башен острога размещалась часовня. Число жителей острога постоянно увеличивалось, поэтому было принято решение о строительстве православного храма. Первая православная церковь в Восточной Сибири — Енисейская Введенская — была построена в 1623г. Таким образом, было положено начало церковному строительству в регионе.
Первыми культовыми православными сооружениями в новом крае являлись часовни. Они представляли собой небольшие безалтарные храмы, предназначавшиеся для общественных молений. Вокруг них формировались первые православные общины, образуя небольшой часовенный приход. В XVII в. строительство часовен в Восточной Сибири получило широкое распространение. Они строились в деревнях, монастырских заимках, на кладбищах для поминовения усопших, в полях для освящения начала полевых работ и сбора урожая, в лесах, в особо значимых местах. Довольно много часовен возводилось по обету, по случаю "чудесного избавления" от опасностей или посвящалась каким-либо событиям.
Часовенное строительство в регионе шло довольно быстро. Уже к концу XVII в. во многих поселениях имелось несколько часовен. Например, в Илимском остроге было построено 9 часовен: 5 — в остроге и 4 на крепостных башнях, в Киренском — 2, в Братском - 1. Всего же только в Илимском воеводстве в конце XVII в. насчитывалось 20 часовен: 16 отдельно стоящих и 4 - "на свесе" 5. Имеющиеся данные позволяют говорить о том, что к концу XVII в. в Восточной Сибири было построено более 70 часовен.
Причиной широкого распространения этих культовых сооружений стало отсутствие жестких норм, регламентирующих часовенное строительство. Это привело к многообразию форм и архитектурных решений, использованных при их возведении. Исследователь церковной архитектуры И.В.Калинина выделила 4 группы часовен, исходя из их типологии и формообразования: "часовни-башни", "часовни-клети", "часовни-церкви", "часовни-беседки" 6.
Первыми в регионе появились "часовни-башни". Они строились одновременно с острогом и размещались в одной из сторожевых или проезжих башен. Не будучи непосредственно приспособлены для обороны, часовни, по представлениям того времени, имели исключительно важное значение, своей святостью отвращая врагов во время осады 7. В XV-XVI вв. в Европейской России строительство часовен-башен прекратилось, но в Сибири оно продолжалось вплоть до начала XVIII в.

Наиболее яркий пример "часовни-башни" представляет сохранившаяся до настоящего времени Спасская башня Илимского острога, во втором ярусе которой были устроены две часовни. Сама башня, построенная в 1667г., имела военно-оборонительное и культовое назначение, являясь своеобразным символом острога. Часовню украшала икона Спаса.
Сохранилось описание часовни-башни Селенгинского острога, построенной в год его основания в 1665г., составленное в 1673г. сыном боярским С.В.Поляковым: "В стене большие ворота, и над воротами поставлена бревенчатая часовня. А с приходу в киоте образ грозных сил воеводы Михаила Архангела" 8.
"Часовни-башни" существовали также в Красноярском, Ачинском, Якутском, Иркутском, Балаганском, Верхоленском, Киренском, Усть-Кутском и др. острогах, что говорит о их повсеместном распространении.
"Часовни-клети" по формам напоминали крестьянскую избу, увенчанную небольшой главкой или крестом. В наиболее скромных постройках не было даже главки, только крест венчал простую тесовую кровлю. В описаниях этих часовен отмечается, что стены, полы и потолки их "простой плотничьей работы" без окраски или побелки. Внутри устанавливался иконостас, также весьма скромный, в один-два става с вкладными иконами 9.
Одна из таких "часовен-клетей" находилась в Большом Голоустном, построенная во имя святителя Николая. Интересна история этого культового сооружения. В 1701г. к тобольскому митрополиту Игнатию поступила челобитная: "Бьет челом раб твой великого государя холоп десятник казачей Андрюшка Ошаровской... Пожалуй меня раба своего великого государя холопа, вели по обещанию великому Архиерею Николаю Чудотворцу на море в Голоустной поставить часовню". На прошение митрополит наложил резолюцию: "1701-го году генваря 20 день по сей челобитной во имя Чудотворца Николая на Голоустной Часовню построить в совершенство невозбранно" 10. В этом же году часовню построили. Однако верующим не долго пришлось ей пользоваться. По указу 1722г. часовню "запечатали", т.е. вход и окна заколотили, иконы и предметы культа вынесли. В "запечатанном" виде часовня простояла до начала XIX в. В XIX в. ее перевезли с берега Байкала и частично перестроили. По замечанию иркутского архимандрита Мелетия, часовня являлась особо чтимой не только среди русского, но и бурятского населения.
"Часовни-церкви" по своему плану напоминали церкви. Единственными их отличиями являлись небольшие размеры и отсутствие алтаря с восточной стороны. Сооружение данного типа часовен характерно для конца XVII - начала XVIII в. и связано с особенностями колонизации края. Подобные сооружения воздвигались в новых поселениях, число жителей которых стабильно увеличивалось. Жители уже не могли обходиться без храма, но оказывались еще не в состоянии построить церковь и обеспечить священнослужителей и причетников. Поэтому строилась по всем церковным канонам часовня достаточно больших размеров, как бы с "запасом", чтобы позднее прирубить алтарь и иметь свою приходскую церковь.
Примером подобного культового строительства служит село Оек, расположенное близ Иркутска. В 90-е гг. XVII в. первые поселенцы построили здесь часовню в честь Афанасия и Кирилла Александрийских. В 1697г. они "испросили" у тобольского митрополита Игнатия разрешение на пристройку алтаря и освящения новой церкви, называвшейся до 1730г. Афанасие-Кирилловской 11.
В конце XVII — начале XVIII в. пристройка к часовням алтарной части получила в Восточной Сибири широкое распространение. На основании часовен возникли церкви в Усть-Куде, Лыловской, Верхнеиркутской, Бадайской, Разводинской деревнях, Качугской пристани и др. населенных пунктах. Предположительно 60% церквей Восточной Сибири были построены на основе или месте часовен.
Временной период от постройки часовни до возведения церкви был различным. В Иркутском остроге от составил 11 лет, в Илимском — 15, в Киренском — 25, в Тункинском - 13. В среднем по региону, в острогах и городах он составлял 10-15 лет, в сельской местности — 15-20 лет. Состоятельные общины верующих сразу принимали решение о строительстве церкви. Подобные решения приняли поселенцы Братского острога, Илгинского острога и др. мест.
"Часовни-беседки" начали строить позднее, в XVIII в., как правило, при монастырях или недалеко от уже действовавших церквей. Они не приобрели массового характера и являлись упрощенной моделью культовых построек.
Сохранились имена некоторых первых строителей часовен. Это дворяне Василий и Алексей Бейтоновы (Бейтоновская заимка Идинского прихода), пашенные крестьяне Лука, Никифор, Гаврила, Тимофей Лыловы (Богородицы Владимирская часовня Лыловской деревни Уриковского прихода), иркутский городовой толмач Козьма Зверев и сын боярский Василий Зверев (часовня во имя Господа Вседержителя Усольского прихода) и др. Однако большинство имен основателей осталось неизвестным.
Интересное предание сохранилось об одном из строителей - Луке Рыбкине: "Поселен был в Мухтуйском селении Киренского округа 14-летний крестьянский сын Лука Сидоров Рыбкин, который терпением своим и многолетними трудами приобрел себе здесь домообзаведение и скотоводство... Будучи крестьянином состоятельным и находясь в отдалении от храма Витимской Спасской церкви Лука Рыбкин ... возымел искреннее желание построить в своем селении деревянную часовню и построил оную на иждивение свое к 1700 годам, в Мухтуйском селении. В эту часовню он пожертвовал иконы Спасителя Божией Матери, Святителя Николая Мирликийского Чудотворца и Святого Дмитрия Ростовского Чудотворца" 12.
Организация строительства часовни была намного проще, по сравнению с церковью. Отсутствовала жесткая регламентация по размерам, местоположению, внутреннему убранству. Для начала строительства требовалось подготовить необходимый материал, иметь небольшой капитал для внутреннего обустройства и разрешение от епархиального архиерея.
В XVII - начале XVIII вв. разрешения на строительство часовен выдавались без промедления. Это обусловило высокие темпы их возведения. Практически ежегодно в регионе воздвигалась новая часовня или восстанавливалась после пожара уже существовавшая. Некоторые часовни строились без разрешительных грамот. В соборных статьях 1703г. отмечалось: "Ведомо нам великому господину учинилось, что в низовых городех многие часовни построены без архиерейского благословения и грамот" 13. Это свидетельствовало об определенной степени мирской самостоятельности в вопросах культового строительства.
В конце XVII - начале XVIII вв. церковные власти Тобольска предприняли ряд мер для установления контроля за часовенным строительством. Тобольский митрополит Филофей Лещинский строго предписал Даурскому заказчику архимандриту Селенгинского Троицкого монастыря Мисаилу: "...тебе архимандриту без нашего архиерейского указу в городех и в селех и в деревнях церквей и часовен строить отнюдь не велеть, а велеть о том бить челом нам великому господину" 14.
При всей важности часовенного строительства особое внимание тобольские епархиальные власти уделяли строительству церквей, поскольку именно церковь считается основной культовой постройкой в православии. По своему предназначению она представляет собой здание для проведения религиозных действий и церемоний, которые предполагают общение священника с паствой, проповедничество, организацию культовых зрелищ, а также удовлетворение других религиозных потребностей верующих. Приходская церковь, в богословском толковании, - это "дом божий". Он должен представлять единство земного и небесного: земной сути бытия и божественной красоты вечности. В церковном здании воплощалась важнейшая мысль христианства - разделение мира на видимый и невидимый. Представление о двуединости мира воплотилось в организации внутреннего строения здания - четком разделении на храмовую часть, как места предназначенного для верующих, и алтарную, представляющую собой сакральную часть. Переступая порог церкви, человек должен был забыть обо всем земном, суетном и подумать о вечном, божественном. Это достигалось путем внутреннего убранства и общих архитектурных форм. Поэтому строительство церкви велось по строго установленным канонам, за соблюдением которых следило духовенство.
В Приенисейском крае церковное строительство развернулось в 30-е гг. XVII в. К концу XVII в. были возведены Преображенский собор в Красноярском остроге, Богоявленский собор в Енисейске (1690г.), Преображенская церковь в Туруханском остроге, Спасская церковь в Канском остроге, Предтеченская церковь в с. Усолье Туруханское (1680г.), Петропавловская церковь с. Богучанского, Покровская церковь с. Маковское, Спасская церковь с. Караульно-Острожское, Михаило-Архангельская церковь в Верхне-Подгорненском селе и др. Имелась церковь в Ачинском остроге. Строились храмы на монастырских подворьях. Так, в конце XVII в. в Енисейске было основано Абалацкое подворье Туруханского Троицкого монастыря, имевшее Богородице-Владимирский храм, впоследствии, после пожара 1775г., превращенный в городскую кладбищенскую церковь 15.
Первая церковь на территории Прибайкалья была построена енисейскими казаками в Братском остроге в год его основания — 1631г. 16 В 1645г. жители Илимского острога возвели Спасскую церковь, затем были построены Введенская (1673г.) и Казанская (1679г.). В острогах Прибайкалья были возведены Верхоленская Воскресенская (1651г.), Нижнеудинская Спасская (1652г.), Киренская Спасская церковь (1656г.), Тункинская Покровская (1679г.), Балаганская Спасская (1690г.), Идинская Троицкая (1690г.), Чечуйская Воскресенская (1697г.), Яндинская Преображенская (1698г.) церкви. Три церкви были построены в Иркутске: Спасская (1672г.), Знаменская (1693г.), Богоявленский собор (1695г.). 8 церквей были сооружены в селах. Всего же в Прибайкалье в конце XVII в. имелось 26 церквей. В отличие от Приенисейского края, где бесспорным религиозным центром являлся Енисейск, в Прибайкалье в XVII в. сформировалось два религиозных центра — Илимск и Иркутск.
В Якутске первым православным культовым сооружением являлась Троицкая часовня, построенная, вероятнее всего, вместе с острогом — в 1632г. Позднее в остроге началось строительство церкви. Вновь построенная Троицкая церковь была освящена в 1641г. прибывшими священниками. После переноса Якутского острога в 1646г. была возведена соборная Троицкая церковь. В 1684г. в Амге служилые люди и пашенные крестьяне построили Спасскую часовню. В конце XVII в. на р. Индигирке была сооружена Спасо-Зашиверская церковь. Таким образом, в Якутии в конце XVII в. существовало 3 церкви и 1 часовня (без учета монастырских) 17.
В Забайкалье первым православным храмом считается Баргузинская Спасская церковь, построенная в 1648г. одновременно со строительством острога 18. Церковное строительство здесь шло довольно быстрыми темпами. В конце XVII в. в документах упоминаются Селенгинская Спасская (1665г.), Верхнеудинская Спасская (1696г.), Ильинская Богоявленская (1689г.), Кабанская Рождественская (1692г.), Итанцинская Спасская (1689г.) церкви. Кроме того, церкви возводились в Читинском и Нерчинском острогах. В целом в Забайкалье в конце XVII в. имелось 14 церквей 19.
Все церкви, построенные в XVII в., были деревянными. В Сибири обращаться с топором умел практически каждый крестьянин, в то время как каменные работы требовали особых навыков. В сибирских городах возможно было найти кирпичников, каменщиков, но для строительства большого культового сооружения требовались подмастерья каменных дел, уставщики, которых регион не имел. Начиная со второй половины XVII в. Сибирский приказ постоянно направлял за Урал московских мастеров. В 1680г. присланные из Москвы мастера приступили к строительству Софийского собора в Тобольске, ставшего первым каменным культовым сооружением в Сибири. В дальнейшем подмастерья каменных дел направлялись в другие наиболее значимые сибирские города: Мангазею, Енисейск, Иркутск. Это позволило в XVIII в. перестроить ряд церквей в каменные.
Инициатором строительства храма могла выступать община, гражданские власти, православное духовенство или частные лица. Например, в Иркутском остроге инициатором строительства Спасской церкви выступил приказчик сын боярский Иван Максимов, организация строительства возлагалась на служилого человека Андрея Барнешлева, а исполнителями стали енисейские плотники во главе с Федором Хлызовым 20. Примеров личной инициативы в деле церковного строительства в XVII в. сохранилось немного. Например, известно, что Знаменская церковь в Иркутске, при которой впоследствии возник монастырь, была построена при личном участии и на средства Власа Сидорова. Однако главную роль в церковном строительстве в XVII в. сыграли непосредственно жители. Более 75% церквей региона было построено по инициативе верующих.
Строительство церкви занимало не один год. Первоначально подготавливался весь необходимый материал: рубили лес и подвозили его к месту постройки. Затем нанимали опытного уставщика, под руководством которого начиналась работа. Деревянную церковь ставили "вчерне" и лишь после усадки здания приступали к отделочным работам и внутреннему убранству. Во вновь построенную церковь жители вносили самые ценные реликвии. Так, жители Илимского острога внесли в первую церковь образ Спаса, с которым пришли в Прибайкалье, икона почиталась особо и считалась чудотворной, в настоящее время известна как "Спас Илимский". В Якутском остроге в первую часовню также была внесена икона Троицы, с которой русские поселенцы пришли на берега Лены. Известно, что к образу приходили все жители острога и приносили посильные дары, из которых впоследствии составился капитал для строительства церкви. В новой Троицкой церкви икона также заняла достойное место.
Строительство церкви считалось важнейшим событием в истории города, острога, слободы или села, так как свидетельствовало об устойчивости поселения, стабильности и административной значимости. Кроме того, церковь служила своеобразным ориентиром, центром притяжения для новых поселенцев. Освящение церкви становилось событием, которое фиксировалось на страницах сибирских летописей.
Многие церкви, построенные в XVII в., просуществовали недолго. Из-за малой вместимости, пожаров или неудачной конструкции они со временем перестраивались. Показательна в этом плане история первой церкви Иркутска. Она находилась в центре острога, по своим размерам «небольшая, убогая, со слюдяными окнами» 21. В 1682г. к церкви пристроили придел Св. Николая Чудотворца и колокольню. В 1697г. на колокольне размещались «часы с перечасьем». Под церковным зданием находились «6 лавок, а под колокольней 4, да анбар церковный» 22. Более 20 лет она оставалась главным культовым сооружением города. К концу XVII в. Спасская церковь начала разрушаться. «Ныне церковь от многих лет обветшала, - сообщается в грамоте тобольского митрополита Игнатия, - и в церкви и во святом алтаре от ветхости верхней и нижней помосты и подпорные столпы повалились, и во время Божественной службы с подволок на святый престол и на жертвенник сыплетца земля, а в прошлом в 205-м (1697) году в неделю Святые Пасхи в хождении со Святым Животворящим Крестом и со святыми иконами от многолюдства помост повалился, и многие де прихоцкие люди побились до смерти, и за тем в воскресенье и в праздныемые дни и в господские праздники прихоцкие люди в церкви стоять опасаются, и впредь в той церкви Божественной службы служить за опасением невозможно» 23. Богослужения в ней прекратились, а в 1716г. деревянная церковь сгорела.
Огромное влияние на ход церковного строительства, помимо колонизационных процессов, оказывала правительственная политика. Правительство обладало двумя важнейшими рычагами: финансовым и административным, с помощью которых оно отстаивало интересы государства, которые не всегда совпадали с церковными.
В XVII в., при освоении Сибири, правительство нуждалось в мощном союзнике в лице церкви для организации жизни и быта переселенцев, контроля за деятельностью воевод и христианизации коренного населения. Это заставляло власти активно поддерживать церковное строительство. Обладая огромным влиянием на верующих, церковь оказывала услуги государству в поддержании установившегося порядка. Например, во время "Красноярского бунта" 1695-1700гг., когда восставшие "отказали на воеводстве" Алексею и Мирону Башковским и организовали свое управление, тобольский митрополит Игнатий Римский-Корсаков направил в Красноярск грозное послание. В нем он проклял руководителей восставших и требовал от жителей покорности: "Разсмотрите себе, и внидите каждо вас во ум свои, - на ково востали есте... Зрите, убо безумнии и глупии простяки, что вам учинила тая злая смута... И в пренебрежении их, тако не точно великому государю царю, но и самому господу богу ваше непослушание противлением сочиняется... Безначалие всюду зло есть и мятеж... В погрешении вашем покайтеся перед господом богом и перед... государя нашего... самодержца! Покоритеся и милости просите и бейте челом, дабы он великий царь государь вам пожаловал и таковую вину вам простил" 24.
Правительство ценило услуги церкви и оказывало ей поддержку, которая заключалась в оказании помощи при строительстве храмов, финансировании ряда работ, обеспечении утварью или выделении руги для причтов. В наказах воеводам или приказчикам острогов власти предписывали заботиться о приумножении православных храмов и организации "церковного пения".
Помимо этого формировалась схема прямого финансирования церковного строительства. Первоначально из сибирского острога или слободы в Сибирский приказ, поступала "слезная челобитная" об оказании помощи в строительстве церкви "убогим богомольцам". Поступившее прошение рассматривалось и от имени "государя" поступало повеление местному воеводе построить церковь или выделить все необходимое для строительства. После постройки церкви в Москву направлялась соответствующая "отписка".
С 1620г., после учреждения самостоятельной Сибирской епархии, политика властей несколько изменилась. Произошло разграничение предметов ведения между церковными и гражданскими властями. С этого времени все прошения о постройке того или много культового сооружения направлялись архиепископу, который определял целесообразность постройки церкви или часовни в указанном месте и выдавал разрешительную грамоту.
Прихожане в XVII в. довольно часто прибегали к помощи государства при строительстве церкви и эта помощь, как правило, оказывалась. Например, крестьяне Ново-Удинской слободы в 1703г. в своей челобитной к царю указывали: "...без церкви, государь, нам быть никак нельзя... а которых, государь священников... призываем... и те священники за дальностию запрашивают с нас от того большие взятки, чево нам за скудостию и за твоей государевой пашней и взять негде". Крестьяне брали на себя обязательство построить церковь, однако обеспечить ее утварью они не могли - "все купить нам, за новопоселением нашим невмочь", поэтому они просили оказать помощь в приобретении всего необходимого 25. Поддержка государства существовала постоянно. Для Якутской Троицкой церкви были выделены утварь и колокола. В Илимскую Спасскую церковь из Тобольска был привезен колокол "великих государей жалованья, весом 5 пуд да 4 колокола церковных". В 1692г. из Москвы был привезен еще один колокол из Москвы, весом 19 пудов 26. Кроме того, причты Илимской Спасской и Иркутской Спасской церквей, а также других городских и острожных храмов Восточной Сибири получали от государства ругу.
В целом в XVII в. правительство благожелательно относилось к сооружению церквей и часовен в Сибири. Это дало мощный импульс культовому строительству в крае. К концу XVII в. в регионе было построено около 50 православных церквей. Это позволило заложить прочную основу для дальнейшего распространения православия в Восточной Сибири.

------------------------------------------------------------------
1. Енисейский энциклопедический словарь. Красноярск, 1998. С.9.
2. Дулов А.В. Взаимоотношения православной церкви с другими конфессиями Восточной Сибири в XVII — начале ХХ вв. // Церковь и государство: история и современность. Иркутск, 2005. С.6; Водарский Я.Е. Численность русского населения Сибири в XVII-XVIII вв. // Русское население Поморья и Сибири (период феодализма). М., 1973. С.204.
3. Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири. Т.1. СПб, 1886. С.32.
4. Енисейский энциклопедический словарь... С.9, 587.
5. Подсчитано по: Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. Т.1. Иркутск, 1949. С.530-532; Громов П. Начало христианства в Иркутске и святый Иннокентий первый епископ Иркутский. Иркутск, 1868. С.3-12, 210-214; Калинина И.В. Деревянные часовни Прибайкалья (конец XVII — начало XX вв.) // Земля Иркутская. 1995. №3. С.34-40.
6. Калинина И.В. Деревянные часовни Прибайкалья... С.35.
7. Выголов П. Архитектура Московской Руси с середины XV в. М., 1988. С.157.
8. Жалсараев А.Д. Поселения, православные храмы, священнослужители Бурятии XVII-XX столетия. Энциклопедический справочник. Улан-Удэ, 2001. С.188.
9. Калинина И.В. Деревянные часовни Прибайкалья... С.37.
10. Древние церковные акты Восточно-Сибирского края. Казань, 1875. С.113.
11. Громов П. Указ. соч. С.210-211.
12. Иркутские епархиальные ведомости (далее ИЕВ). Прибавления. 1872. С.489-490.
13. Древние церковные грамоты... С.135.
14. Там же. С.134.
15. Подсчитано по: Персианов Г. Из истории Енисейской епархии // Журнал Красноярско-Енисейской епархии. Красноярск. 2000.
16. Азиатская Россия. СПб., 1914. Т.1. С.202.
17. Подсчитано по: Сафронов Ф.Г. Православное христианство в Якутии. М., 1998.
18. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.330.
19. Подсчитано по: Жалсараев А.Д. Указ. соч.; Древние церковные грамоты...
20. Иркутск в панораме веков: очерки истории города. Иркутск, 2002. С.17.
21. ГАИО, ф.276, оп.2, д.15, л.5.
22. Первое столетие Иркутска. СПб., 1902. С.1.
23. Древние церковные грамоты... С.87.
24. Город у Красного Яра: документы и материалы по истории Красноярска XVII-XVIII вв. Красноярск, 1981. С.79-81.
25. Шерстобоев В.Н. Указ .соч. Т.1. С.531.
26. Там же. С.43.


Источник в интернете:
http://mion.isu.ru/pub/church/index.html


Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004