ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество   >  Кризисы переходных периодов


Оппозиция Системы

13 октября 2007, 639

Можно предположить, что самая большая угроза исходит не от самой «радикальной оппозиции», но от некоторых элитных групп, готовых с ее помощью укрепить свое положение.

Выражение «системная оппозиция» появилось у нас в начале 1990-х. «Системная оппозиция» противопоставляется «внесистемной». Принадлежность к первой считается удостоверением политической респектабельности, тогда как участие во второй часто приравнивается чуть ли не к государственной измене.
Тем самым происходит подмена понятия «легальная оппозиция». Нашумевшее интервью Б.Березовского британской «Гардиан», совпавшее с проведением в Москве и Питере «маршей несогласных», породило волну разговоров о поднимающейся в России волне внесистемного протеста. Между тем, и подготовка «дворцового переворота» якобы людьми из окружения президента В.Путина, о которой говорил Березовский, и уличные акции «Другой России» должны расцениваться как внутрисистемные действия.
Исторический пример. Большая часть XVIII столетия – эпоха дворцовых переворотов. Их инициаторы стремились к транзиту власти и связанных с нею привилегий от одной элитной группы к другой. Все такие изменения совершались внутри одного и того же господствующего класса, не затрагивая основ его могущества. При этом методы, которые в политической борьбе применяли дворцовые группировки для свержения власти, были аналогичны тем, что и власть использовала для своего утверждения. Поручик Мирович, пытавшийся возвести на престол Иоанна VI, выступал в качестве нелегальной, но вполне системной оппозиции по отношению к Екатерине II, которая воцарилась на крови своего мужа, Петра III. Нелегальной эта оппозиция была просто потому, что ротация на престоле происходила только со смертью монарха.
В то же время Пугачёв представлял внесистемную оппозицию тогдашнему режиму. Хотя, как доказали ещё советские историки, общественно-экономическая формация в случае гипотетической победы Пугачёва осталась бы той же. Но произошло бы полное перераспределение власти и собственности, совершилась бы кардинальная смена элит.
Поэтому нынешняя «радикальная оппозиция» никоим образом не может рассматриваться как внесистемная. Её ядро сформировалось в тех же элитных, экономически господствующих кругах, к которым принадлежат и представители верхних и средних эшелонов действующей власти. Победа такой оппозиции приведёт лишь к внутриэлитным перестановкам, но не поколеблет основ социально-экономической системы (можно даже думать, что ещё больше укрепит). То, что эта оппозиция имитирует внесистемный протест, можно отнести к формам пиара.
Главная задача системной оппозиции в демократическом государстве – канализовать протестные настроения, которые в ином случае могут вылиться во внесистемные действия. Прежде основной партией системной оппозиции у нас считалась КПРФ. Причём ее лидер (интервью Г.Зюганова в «Завтра» от 12.05.1998) не считал системную оппозицию чем-то «противоестественным». Однако системная оппозиция должна также демонстрировать способность сменить декорации и действующих лиц на арене власти. Эту задачу поручить КПРФ считалось и считается невозможным. Поэтому возник проект «Справедливой России», но она пока явно не тянет на статус «второй партии».
Впрочем, часто возникающие в последнее время законодательные коллизии между Госдумой с одной стороны, Советом Федерации и Президентом с другой, могут свидетельствовать о глубоком расколе правящей элиты РФ. Можно ли в президентской республике считать оппозицией большинство верхней палаты, чьё мнение поддерживает глава государства? Вместе с тем, если В.Путин весной будущего года уйдёт с поста Президента, то серьёзно просматривается сценарий дрейфа РФ в сторону парламентской республики, в которой «ЕР» на первых порах сохранит и укрепит за собой командные высоты.
В то же время, возможности для системного протеста российского электората неуклонно сужаются. Этому способствуют введение 7%-ного барьера для прохождения в Госдуму, отмена возможности голосовать «против всех», укоренившаяся практика снятия с выборов под натянутыми предлогами целых партий, общественная непрозрачность процесса подсчёта голосов, попытки уголовного преследования партий, протестующих против таких действий. Курс на разжигание оппозиционных настроений может быть намеренным со стороны части правящей элиты в преддверии ожидаемого в следующем году передела не только федеральной власти, но и крупных объектов собственности.
Ещё в сентябре 2003 года Г.Павловский писал на страницах «Эксперта»: «Оппозиция, которая слишком долго не появляется в обществе, складывается в партию внутри власти… Основной целью новой системной оппозиции является проведение передела собственности в свою пользу и осуществление массовой смены элит на федеральном и региональном уровнях». Летом 2005 года появилась информация о том, как якобы лоббируются интересы главного оппозиционера – экс-премьера М.Касьянова – в федеральных структурах. В частности, утверждалось, что благодаря некоторым ключевым фигурам в Правительстве РФ была осуществлена быстрая смена руководителей многих крупных федеральных государственных унитарных предприятий на людей, близких к Касьянову. Тем самым, по мнению «информаторов», создались хорошие условия для финансирования президентских амбиций лидера «объединённой оппозиции».
И при этом как раз данная часть системной, внутриэлитной оппозиции демонстрирует наибольшую готовность использовать неконституционные средства. Произойдёт, как в 1990-91 гг., ещё одна «революция сверху». При этом среди политического класса в максимальном проигрыше окажется то крыло оппозиции, которое стабильно придерживалось легальных, парламентских средств борьбы и не ставило себе задачи захвата власти любой ценой.
Элитные группировки, позиционирующие себя как радикальную альтернативу действующей власти, готовы использовать в своих интересах объективно нарастающий протест общества, который власть загоняет вглубь. Между тем, власть сейчас объективно заинтересована не в отсекании «внесистемной оппозиции», а в том, чтобы сделать её противовесом той части внутриэлитной оппозиции, которая играет не по конституционным правилам, а по «понятиям».
Расширение спектра партий и движений, реально участвующих в борьбе за места в парламенте и в президентской гонке, может гарантировать, что транзит власти не обернётся грубым попранием всех демократических процедур, переделом собственности на верхах, между группами правящего класса, с физической ликвидацией конкурентов. Всё очевиднее, что именно широкое вовлечение внепарламентской оппозиции в политический процесс способно удержать страну от скатывания к неконституционным методам борьбы, которые исповедует верхушечная оппозиция и на которые она всё провоцирует власть.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004