ИСКАТЬ:
Главная  >  Политика   >  Территориальное устройство России


Единое пространство и русские «кочевники»

14 января 2008, 576

Нынешняя Россия недостаточно едина во многих отношениях – политическом, экономическом, культурном и т. д. У нас есть ведущая партия – «Единая Россия», чье название весьма характерно. Но есть ли стопроцентное единство страны?


Можно ли рассуждать о подлинном национально-государственном единстве тогда, когда проезд из одного региона в другой стоит большие, зачастую просто «бешеные» деньги? А уж об авиаперелетах и говорить не приходиться – тамошняя дороговизна просто поражает. Н. Попов (Всероссийский центр изучения общественного мнения) приводит такие цифры – в России 24 % считают железнодорожные билеты слишком дорогими, 84 % утверждают то же самое в отношении авиационных услуг. А в 2006 году 33 % никуда не поехали в отпуск из-за дороговизны транспорта.
Вообще, получается довольно-таки опасная вещь. В условиях слабо развитого сообщения между различными частями страны возникают предпосылки для их удаления друг от друга. И особую роль здесь играют высокие транспортные тарифы. Это, кстати, признал недавно и лидер «единороссов», спикер Госдумы Б. Грызлов: «Во многом из-за высоких транспортных тарифов экономический и социальный потенциал восточных территорий России остается невостребованным, ослабляются хозяйственные связи, возникают трудности при реализации инвестиционных проектов. Если ничего не предпринимать, то может возникнуть реальная угроза нарушения социально-экономического единства России».
А вот информация по транзиту, которая, прямо скажем, шокирует: «С января прошлого года транзитные тарифы на Транссибе были повышены более чем вдвое и составили 2145 долларов США за 40-футовый контейнер по сравнению с 1004 долларами в 2005 году. Отныне цена перевозки транспортных грузов по Транссибирской магистрали в Европу стала значительно превышать цену перевозки морским путем. Российский транзит стал попросту неконкурентоспособен. Последствия не замедлили сказаться. Уже в первом квартале снижение объемов перевозок было почти четырехкратным с 31 тысячи контейнеров до 7 тысяч. К середине 2006 года континентальный транзитный мост между Востоком и Западом фактически оказался разведен. Всего за прошлый год транзитные перевозки по Транссибу сократились на 80 %... До конца прошлого года была надежда, что министерство прислушается к мнению бизнеса и снизит тарифы, но увы: Минтранс остался непреклонен. Более того, к уже объявленным повышениям тарифов добавится рост на 10, 4 % в 2007 году и на 8, 8 % в 2008 году». (Т. Станкевич. «Прощай, Транссиб». «Смысл», № 1, 2007)
Но дорогой транспорт – это не единственное, что ограничивает свободу передвижения и наносит удар по хозяйственным связям. Если вы захотите отдохнуть на российских курортах, то вам это влетит в копеечку. «…В большинстве крымских отелей за двухместный номер придется выложить минимум 1500 рублей в сутки - и это не считая питания и транспортных расходов. На Черноморском побережье Краснодарского края, впрочем, цены кусаются и вовсе до крови: более или менее приличная гостиница выйдет примерно в 3000 рублей за сутки, - сообщает «Труд». - Легко подсчитать, что отдых на многих далеко не худших курортах дальнего зарубежья стоит существенно дешевле, хотя уровень сервиса там несопоставимо выше. Например, неделя в болгарском пятизвездочном отеле, который на порядок комфортабельнее сочинских «Жемчужины» или «Дагомыса», с системой «все включено» и авиаперелетом обойдется всего в 450 долларов за неделю. Да и в сравнении с совсем экзотическими странами Крым и Сочи оказываются дороже. Например, по горячей путевке в Тунис запросто можно слетать за 685 долларов. Притом, что неделя в сочинской гостинице обойдется минимум в 1000 долларов».
Да, получается, что отдых в своей родной стране – слишком большое удовольствие. Дешевле посетить какую-нибудь Турцию, что у нас часто и делают – в массовом порядке.
Причем, в России можно отдыхать не только на черноморском побережье. Помимо него, где как раз и процветает самая настоящая дороговизна, есть Карелия, есть Байкал, есть Поволжье, есть Урал. Да мало ли самых разных мест – одно только перечисление заняло бы объем целой статьи! Однако же, туристический бизнес в России развит явно недостаточно, поэтому наши граждане и предпочитают отдых заграницей.
«Цены на отдых за границей и непосредственно в пределах самой области могут разнится в несколько раз, - пишут на сайте РИА «Новый регион». Версия 2.0. - Например, отдохнуть в Тунисе можно в 4 раза дешевле, чем на южноуральском курорте. Так, один день в Северной Африке обходится, в среднем день, в 35 долларов, то есть примерно в 800 рублей, а в санаториях Челябинской области ежедневная сумма доходит до 3,5 тысяч рублей. Стоимость путёвки в Тунисе стоит в 4 раза дешевле, чем в одном из санаториев области».
Русской цивилизации перестало хватать мобильности. Точнее сказать, мобильность-то есть, но она какая-то однобокая. Часть населения мигрирует в крупные города, прежде всего, в Москву, соблазняясь тамошним высоким уровнем жизни. (При этом игнорируется тот факт, что в этих городах сложилась тяжелейшая ситуация с преступностью, экологией и т. д.) И это никак не способствует укреплению единства России, а, скорее, наоборот порождает только новые конфликты.
Нет, нам необходима мобильность иного характера, которая выражалась бы в постоянной готовности русского человека путешествовать. Русские, по своему менталитету, есть народ, прежде всего, оседлый, земледельческий. Но им не чуждо и кочевое начало. (Во времена славянской древности, наши предки активно взаимодействовали с ираноязычными кочевниками, что оказало некоторое влияние на складывание национального характера русских. Так, кочевники иранцы входили в состав славянского Скифского царства. Кроме того, кочевой элемент всегда существовал и внутри оседлого славянства. В старинном «Синопсисе» 17 в. утверждается, что русы князя Кия пришли из «Диких полей», т. е. из волго-донских степей.) Представляется, что одно другому не противоречит, вернее, противоречия есть, но они вполне разрешаемы в некоем диалектическом синтезе. Так, землевладельческая и оседлая Русь колонизовала огромные пространства. А колонизация очень близка к кочевничеству, хотя, конечно, и не тождественна ему. Это - кочевничество на службе оседлости, которое распространяет оседлость на новые земли.
Далее можно привести в пример паломничество, которое поднимало огромные «массы», идущие по святым местам.
Наконец, не будем забывать о том, что знатные люди всегда любили путешествовать; само по себе, путешествие было выражением кшатрийского, воинско-аристократического духа. (О войне с ее походами и говорить нечего - здесь все более, чем очевидно).
В то же самое время русские, в подавляющем большинстве, связывали себя с отдельной местностью – городом и селом (пусть и вновь образовавшимся), монастырем или поместьем. То есть можно быть вполне себе оседлым земледельцем или землевладельцем и, в то же время, кочевником. («Точка» оседлости крайне необходима, ибо она символизирует постоянство, вечность. В то же время «круг» кочевья символизирует развитие, изменение.)
В идеале каждый должен выступать как бы в двух «ипостасях» – «земледельца», привязанного к определенной местности, и «кочевника», путешествующего по определенному пространству. Но вот о каком пространстве должна идти речь? О глобализирующемся мире? Но тамошние потоки (финансовые, миграционные и т. д.) способны размыть любую национальную идентичность, поэтому лучше всего держаться от них на некоторой дистанции. Однако, у нас ведь есть огромная Россия, которую и надо воспринимать как отдельный мир. И ведь мы этот мир еще недостаточно освоили - взять хотя бы Сибирь. А осваивать его надо, причем не только экономически. Не менее, а даже более важно культурное освоение. И путешествия здесь могут сыграть важную роль - они должны усилить осознание связи человека с родным пространством, с Россией. Было бы даже неплохо поставить каждого гражданина перед моральной обязанностью - посетить как минимум сотню известнейших русских городов. Для этого государство должно предоставлять все возможности. Даже и бесплатный транспорт, и «подъемные». И это будет своеобразной гражданской инициацией.
Но, конечно, на первом плане должно быть участие в жизни собственной общины (идеально было бы совпадение ее с местом работы или службы). Тем более, что информационные технологии вполне позволяют путешествовать и быть связанным с местом постоянного жительства и работы. Просто надо правильно расставить приоритеты.
В свое время идеолог глобализма Ж. Аттали придумал термин «новые кочевники». По его мнению, люди будущего, продвинутые адепты «торгового строя», должны всегда и всюду ощущать себя именно кочевниками, не связанными с какой-либо страной, местностью. Этому глобалистскому идеалу мы должны противопоставить идеал «русского кочевника», сохраняющего верность единому национальному пространству. Для такого кочевника мобильность является не целью, а средством – оно только ближе укореняет его к родной почве и утверждает в священном патриотизме.


Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004