ИСКАТЬ:
Главная  >  Политика


Россия: одна против всех

05 сентября 2008, 762

Интервью Федора Лукьянова немецкому журналу "Дие Тагесцайтунг": "Это начало крайне рискованной игры, ставки в которой высоки. Все равно, победа или поражение – и то и другое будет иметь головокружительные последствия".


Новая Россия отказывается от союзников, говорит политолог Федор Лукьянов. Однако, пойдя на конфронтацию с Западом, она может лишь проиграть. Интервью Федора Лукьянова немецкому журналу "Дие Тагесцайтунг":

- Господин Лукьянов, мир опасается новой холодной войны. Вы утверждаете, что о холодной войне можно только мечтать. Нынешняя конфронтация между Западом и Россией – это еще большая угроза?

- Конкуренция ХХ века между системами Советского Союза и США была ясно структурирована. Все конфликты подчинялись одной и той же логике. Сегодня мир выглядит по-другому. Система стала многоуровневой и более запутанной.

- Россия хотела превратить так называемую Шанхайскую организацию в нечто вроде анти-НАТО. Однако эта организация не поддержала действий Москвы в отношении Грузии. Китай демонстративно промолчал. Многополярный миропорядок, любимая тема российской внешней политики, стал реальностью – но теперь Россия оказалась в полном одиночестве...

- Страны третьего мира не заняли в конфликте никакой позиции. Для них важно одно – укрепить собственную позицию. Китай очень прагматичен и на будущее не исключает категорически двоевластия вместе с США. Для России это неутешительная перспектива.

- Признание Абхазии и Южной Осетии показывает, насколько устарела архитектура международных отношений. Что подтолкнуло к этому шагу Россию?

- Большая часть российской общественности и политическое руководство были шокированы масштабом поддержки грузинского президента Михаила Саакашвили на Западе. У нас никто не понимает, почему Запад так снисходительно обходится с тем, кто повинен в военных преступлениях и топчет все то, что обычно бывает очень важно для "цивилизованного мира".

- Однако на сегодняшний день обвинение в геноциде, которое Москва предъявляет грузинам, не расследовано и не подтверждено. Зато Россия смущенно исправила первоначально высокое число жертв в Южной Осетии.

- Это ничего не меняет в ощущении того, что в настоящее время диалог с Западом бессмыслен. Это определило быстрый поворот к радикальным действиям и форсировало поспешное признание республик.

- Разве дело не в том, чтобы навечно сохранить завоеванные преимущества?

- Быстро стало понятно, что политическим путем мы не можем сохранить то, чего достигли военным. Действия России остались непонятыми не только на Западе. Совет Безопасности ООН тоже ополчился против резолюции, устраивающей Россию. В свою очередь, резолюция, подчеркивающая территориальную целостность Грузии, повысила бы давление на российских военнослужащих и интернационализировала бы конфликт, как это было в Косово. Военный успех оказался бы напрасным, и Россия была бы вытеснена на обочину. Ведь роль российских миротворцев была подвергнута Западом сомнению. Поэтому Россия установила контроль над регионом.

- Россию захлестнула волна ура-патриотизма. Рисковал бы Кремль с точки зрения внутренней политики, если бы пошел на уступки?

- Даже несмотря на подконтрольное телевидение, уступки российской общественности было бы объяснить трудно. По-видимому, признание было делом осознанным, чтобы отрезать все возможности для отступления и сделать положение необратимым.

- Насколько война должна была помочь также в решении внутреннего вопроса о власти?

- Я таким образом на это дело не смотрю. Радикальное решение ни в коем случае не является признаком самоуверенности. Тем не менее, оно сигнализирует о готовности пойти на очень большой риск.

- Почему Россия полностью отказалась от использования дипломатических каналов?

- Запад не признает право России на собственную сферу влияния. Изменение российского курса коренное. Отныне больше никто не будет стремиться к внешней легитимации своих действий. В расчет принимается только собственная сила, так как союзников больше не существует. Внимание обращено лишь на то, поняли ли урок соседи.

- Станет ли следующей жертвой Украина?

- Я не считаю, что руководство хочет восстановить империю. Но положение на Украине довольно опасное. Москва никогда не скрывала, что существует красная линия, через которую Запад с его политическими и военными организациями переступать не должен. Грузия и Украина – это и есть та самая линия. Теперь США будут энергично проталкивать прием Украины в НАТО. Реакция России будет резкой. Так недалеко и до катастрофы.

- Что будет с изолированной Россией дальше?

- Россия не выстоит в конфронтации с Западом. Это начало крайне рискованной игры, ставки в которой высоки. Все равно, победа или поражение – и то и другое будет иметь головокружительные последствия. Однако, по сути, на карту поставлена дееспособность всех институтов, которые так или иначе связаны с европейской безопасностью и политикой: ОБСЕ, НАТО, ЕС, Совет Европы. Их вырождение давно началось.

Федор Лукьянов – главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" и один из наиболее уважаемых экспертов в области российской внешней политики.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004