ИСКАТЬ:
Главная  >  Семья


История одной любви, место действия Азов  

16 марта 2009, 521

Ей – 23 года, ему – 41. Нет, это не история из гламурных журналов, в которых деньги, корысть и игра на публику делает возможным самые невероятные браки. Это рассказ о настоящей любви, преданности, вере, мужестве и сложной судьбе, жестокой и одновременно счастливой.

Ей – 23 года, ему – 41. Нет, это не история из гламурных журналов, в которых деньги, корысть и игра на публику делает возможным самые невероятные браки. Это рассказ о настоящей любви, преданности, вере, мужестве и сложной судьбе, жестокой и одновременно счастливой.
Валерий Заборцев в прошлом гимнаст - артист Ейского народного цирка «Юность». Во время одной из многочисленных тренировок, случилась роковая ошибка: в 1989 году на репетиции сложного акробатического номера, делая сальто, он приземлился вертикально на голову и получил сложнейшую травму шейного отдела позвоночника, перелом в 3-х позвонках. Цирк, так и не успевший принести ещё совсем юному акробату ни денег, ни славы, закончился - началась череда суровых испытаний.

Полученные Валерой травмы, по мнению медиков, были несовместимы с жизнью, но они сделали всё, что было в их силах. Наш герой выжил; правда, сам он узнал об этом лишь несколько месяцев спустя, когда пришёл в сознание и отошёл от наркотических препаратов, которыми его всё это время кололи, а когда открыл глаза, увидел слёзы и сильно постаревшее лицо матери – Тамары Яковлевны.
Что пришлось пережить этой женщине - трудно и представить; ведь её сын многократно почти умирал у неё на руках. От травмы спинного мозга начался резкий отёк лёгких, Валера не мог самостоятельно дышать. Врачи, пробив отверстие в трахее, вставили трубку, через которую Тамара Яковлевна ежечасно, и днём, и ночью, откачивала слизь, накапливавшуюся в лёгких. Кроме того, Валеру необходимо было поворачивать с одного бока на другой, облегчая, таким образом, дыхание и ещё для того чтоб не образовывались пролежневые раны, а у него рост около двух метров и вес под 90.
К сожалению, несмотря на все старания, не удалось избежать ран - из-за нарушения трофики врачи кусками вырезали гнойные пролежни, а порой это приходилось делать матери Валерия самой. Однако даже такие процедуры и неотступный уход не давали гарантий, что Валера будет жить, ему то и дело становилось хуже: давление падало, дыхание останавливалось, начинались судороги. Но самое страшное могло ждать впереди. Тамару Яковлевну не переставал мучить вопрос: А что потом? Как сын воспримет новую реальность, не станет ли она для него шоком, не наложит ли он на себя руки, ведь врачи пророчествовали ему, в лучшем случае, прикованность к кровати?
Сам Заборцев, на вопрос: «Как он морально пережил трагедию?», отвечает: «Да никак, жизнь просто разделилась на до… и после... Сначала у меня мыслей вообще никаких не было, т.к. всё тело болело. В душе была то ли пустота, то ли полное безразличие ко всему, к тому же отягощённое наркотической зависимостью от обезболивающих препаратов». «За наркотиками я, разумеется, никого не посылал, но уколоться и забыться хотелось» - говорит Валера.
Выйти из состояния небытия помогли родные и самые преданные друзья, а также Библия на церковно-славянском, которую он время от времени читал, первоначально не понимая смысла написанного. Читал Валера, до этого момента далёкий от религии, и другую православную литературу – это теперь было для него единственным доступным утешением, облегчавшем душу и побуждающем разум находить ответы на казалось бы необъяснимые вопросы.
Времени для чтения и раздумий теперь было предостаточно, ведь бывший акробат не только не мог двигать ногами, но и кисти рук перестали его слушаться. Из-за начавшихся проблем с почками пришлось забыть про то, как естественным путём справлять нужду – пришлось непосредственно в мочевой пузырь вживлять цитостому (трубку), которая избавляет организм от лишней жидкости.
В 1989 году Валера принял святое крещение. Под попечительством игумена отца Димитрия и к тому времени уже очень верующей бывшей артистки Ростовского цирка – Любови Васильевны, тренировавшей Валерия и ставшей его крестной, начался процесс постепенного воцерковления, а вмести с ним – этап переосмысления прожитой жизни, не столь длинной, но проведённой вдали от Бога и Церкви. Вспоминались годы армейской службы в Москве. Часть была расположена рядом с московским Свято-Даниловым монастырём, и окна расположения выходили на сквер у монастыря. Неожиданно с ужасом вспомнилось, как под грубый солдатский матерок просыпались от звона колоколов, как, выходя на физподготовк, обзывали смиренных монахов, отпуская в их адрес циничный шутки, а также прочие многочисленные грехи молодости. Разум силился понять: за что Господь его так жестоко наказал? В то время Валера ещё не знал, что Господь не только строго вразумляет своих сыновей, но и щедро милует, желая им лучшей доли.

В 2003 году из Екатеринбурга в город Ейск (Краснодарский край), на постоянное жительство переехала семья молодой девушки Ксении, остановившись на время поиска нового жилья в доме Заборцевых. До того времени далёкая от православия, Ксения с интересом слушала рассказы своего нового знакомого о вере, а точнее, о путях прихода в храм Божий. Они подолгу, порой до утра, разговаривали, спорили.
Разговоры о Боге сначала переросли в крепкую дружбу, а потом и во взаимную любовь.
Но что такое для взрослого мужчины, прикованного к инвалидной коляске, не имеющего возможности даже самостоятельно есть, любовь юной девушки? – Это смятение всех чувств и ответственность выбора. Взять и прогнать человека, которого ты любишь и, который любит тебя, равноценно тому, как если бы вырвать сразу два сердца и выбросить их на асфальт. А если согласиться на серьёзные отношения - то на чью помощь рассчитывать, как не на Божью?

По словам Валерия, в тот период он испытал в душе жуткие мучения, не менее тяжкие, чем после перелома позвоночника. Но любовь взяла своё. Ксения расставила все точки над «i», заявив, что любит Валерия, будет с ним жить, и все его сопротивления бесполезны. Семья девушки долгое время не одобряла её выбора, её избранника называли сектантом, мол загипнотизировал, уговорил, одурманил… Были свои опасения и со стороны родных Заборцева, они сомневались, что любовь Ксении будет долгой. Но со временем, все, слава Богу, уладилось, и родственные отношения стали ровными.
Брат Валерия отделил молодым часть своего дома, оборудовав её, по мере сил, для жизни человека с ограниченными возможностями. Ксения стала глубоко верующим человеком и теперь частенько наставляет своего супруга в слове Божьем. Что помогает этой паре:, любовь, вера или всемогущий Божий Промысел – трудно понять, да, наверное, и не нужно. Главное, что они вместе и счастливы, их дом всегда открыт для друзей. А это в наши дни, согласитесь, большая редкость, очень похожая на чудо.
Валерий и Ксения всегда очень тепло и с любовью рассказывают о тех, кто им помогал – главным образом, оплачивая дорогостоящие операции циркача, чья карьера столь трагически прервалась, но судьба получила прекрасное продолжение.
Особую благодарность Валера Заборцев испытывает к коллективу московского авиатранспортного предприятия «Шереметьево-Карго». Он не обращался к ним за помощью - они его сами нашли по интернету, позвонили и спросили: что нужно? А после, столь же неожиданно, прямо домой привезли дорогую импортную коляску с электроприводом, да не простую, а такую, которая могла бы на одной подзарядке аккумуляторов пробегать 35 км и на которой мог бы уместиться человек с ростом чуть менее 2 метров. Родной Ейск покорился Заборцеву: теперь он может свободно передвигаться по знакомым с юных лет улочкам курортного городка, расположившегося на берегах Азовского моря.
Не менее радушно отзывается Валера и о председателе Совета Федерации и главе политической партии «Справедливая Россия» Сергее Михайловиче Миронове, который не только неоднократно оказывал ему довольно существенную материальную помощь, в частности, на операцию, но и проявил к его судьбе неподдельный интерес, дружескую теплоту и человеческое участие, что для политика его уровня, проявление, в целом, довольно редкое.
Больше всего Валерию с Ксюшей запомнилась история, когда на новый год люди, представившееся доверенными Сергея Михайловича, внесли в дом огромную посылку, судя по содержанию, собранную со вниманием и любовью. Это было по-настоящему трогательное и памятное событие.
Осенью 2008 года у Валерия Заборцева была запланирована очередная дорогостоящая операция, которая, конечно, вряд ли подняла бы его на ноги, но могла бы существенно улучшить физическое состояние, в частности, решить проблему с почками. Но из-за возникших к тому времени проблем со здоровьем и в дальнейшем грянувшего кризиса, операцию пришлось отложить на неопределённое время.
Впрочем, и до мирового кризиса, на который сегодня столь легко и непринуждённо сваливаются все беды национальной экономики, о проблемах российского бизнеса Валерий был наслышан. По странному стечению обстоятельств, многие компании, к которым он обращался за помощью, а их было немало (собрать на операцию 560 000 рублей дело не из лёгких), сталкивались с факторами рейдерства и чиновничьего произвола. Не миновала сия чаша и упомянутое выше предприятие «Шереметьево-Карго», в отношении которого руководство «Международного аэропорта Шереметьево» в коррупционном сговоре с администрацией Московской области проводит линию на противозаконный захват имущества.
Почему в России всё так сложно, почему предприятиям, стремящимся помогать людям, государство не обеспечивает правовую защиту и условия для развития, Валера с Ксенией не знают. Сегодня они живут на пенсию по инвалидности – 5 тысяч рублей. Ксения, не смотря на высшее образование (она менеджер), не может пойти работать, т.к. за Валерой нужен постоянный уход. Родные, конечно, поддерживают, но и помощь весьма незначительная, т.к. у всех свои семьи, а зарплаты в Ейске в разы ниже московских. Однако Ксения и Валера не отчаиваются и уповают во всём на волю Божию, которая свела их судьбы вместе, и, будем надеяться, - никогда не разъединит.
Валерий и Ксения очень хотят детей, которых дали обещание назвать в честь святых Киприана и Иустинии, но зачатие пока невозможно. Как сказал профессор-уролог, проблема решаема, и он готов со своей стороны оказать помощь, однако на лечение нужны немалые деньги. Кроме того, Валерию Заборцеву очень нужен автоматический подъёмник, благодаря которому Ксения могла бы его пересаживать с кровати на инвалидное кресло, а также купать, не прибегая к посторонней помощи. У кого есть возможность помочь, просим позвонить: +7(86132)4-52-86, +7928-404-37-51, +7928-206-54-95.
e-mail: zyaba68@yandex.ru
zyaba_100168@mail.ru

Василий Степанов

P.S.
От автора. К моему удивлению, эта статья вызвала у читателей и редакторов тех изданий, где я пытался её опубликовать? далеко неоднозначную реакцию, что, впрочем, не удивительно, ведь, случай не типичный. И всё-таки, почему столь суровое, а подчас и враждебное отношение вызвала эта история?
Дело, на мой взгляд, в том, что люди не любят, когда рушатся их сложившиеся стереотипы, а в данном случае они рушатся. Опошленный мир, в котором нет чистой жертвенной любви, и всем заправляет выгода, хоть и примитивен, до отвращения противен, но понятен. А тут вдруг всё как-то иначе: и разница в возрасте, и тяжёлый недуг Валерия, и отсутствие денег, наличие которых могло бы объяснить все исключения из правил. Каждый инстинктивно примеряет данную ситуацию на себя и чувствует дискомфорт, потому что не может понять её ни очерствевшим сердцем, ни прагматичным умом, а значит, чувствует собственную ущербность.
Союз Ксении и Валерия – это своего рода икона нормальных человеческих чувств, написанная Божьим Промыслом для того, чтобы, видя эти отношения, люди задумались над тем, правильно ли они живут, теми ли ценностями руководствуются… От себя хочу пожелать Ксении и Валере приумножения их веры и любви, а также мужества, т.к. быть иконой очень непросто. Иконоборцев хватало во все века.

Социальный проект "Под крылом Шереметьево-Карго" http://sher-cargo.ru/

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004