ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество   >  Средства массовой информации   >  Дайджест


Краудфандинг: как еще собрать денег на медиапроект

25 марта 2013, 1308

У краудфандинга в России большие перспективы. О том, что россияне готовы вкладывать средства через Интернет, можно судить хотя бы по недавнему возвращению МММ. Но пока интернет-финансированию не хватает своих проповедников.

Еще пару лет назад в России прорывом в области привлечения средств на развитие проекта считалось микрофинансирование, несмотря на то, что в мире этот инструмент существует уже не одно десятилетие. К настоящему моменту в стране принят закон о микрофинансировании, а число микрофинансовых организаций (МФО) в России перевалило за 2,5 тыс. И вот, в последний год появилась новая «горячая» тема в области привлечения средств под проекты – краудфандинг.

Краудфандинг – не мама

Инновационный для России вид финансирования представляет собой сбор средств на реализацию проекта через Интернет – например, на создание фильма, книги, музыкального альбома, компьютерной игры или чего-либо иного, как правило, творческого. По словам Руслана Тугушева, одного из основателей и исполнительного директора BoomStarter.ru, «существует большое заблуждение, что модель краудфандинга – это благотворительность, и в США более щедрые и богатые люди жертвуют авторам средства. Просто так никто и никому не дает деньги ни в США, ни в Германии, ни в России, ни в Китае, если это, конечно, не ваша мама». Каждый спонсор, передавая деньги, получает взамен некий бонус, например, диск с фильмом, книгу с автографом или приглашение на съемочную площадку. Часто крауд-инвестор получает то, что нельзя купить в магазине, например, памятные вещи и эмоции.

В России сейчас есть, пожалуй, всего две понятные и уже достаточно известные краудфандинговые компании – это платформы Planeta.ru и Boomstarter.ru, принципы работы которых немного различаются. Если на Planeta.ru автор может начать свой проект, даже если было собрано меньше средств, чем ему было необходимо, то на Boomstarter.ru необходимо собрать всю заявленную сумму, иначе деньги будут возвращены спонсорам. Логика здесь проста: создатели Boomstarter.ru считают, что если автор урезан в бюджете, то ему придется экономить на своем проекте, и создать действительно качественный продукт в данном случае не получится, а спонсоры, равно как и покупатели, окажутся разочарованы.

Кстати, что касается инновационности, то Ирина Рысь, заместитель председателя правления Ланта-Банка, не считает краудфандинг финансовой инновацией, поскольку, например, еще во времена СССР существовали кооперативы, которые, по сути, занимались тем же самым, только без использования Интернета. А вот по мнению Нарека Авакяна, аналитика финансовой компании «AForex», краудфандинг считается финансовой инновацией и поэтому даже может получить государственную поддержку. Руслан Тугушев вообще не относит краудфандинг к финансовому рынку.

По словам Константина Шабалина, создателя и руководителя SmartMarket, за счет коллективного инвестирования, в среднем, авторы проектов ищут и собирают суммы от 30 до 100 тыс. рублей. Да и опыта у российских краудфандинговых компаний пока немного – около года, в то время как западные проекты работают уже около 5 лет. По оценкам Елены Никитаевой, PR-менеджера Planeta.ru, в России в данный момент существует около десятка краудфандинговых площадок разной направленности, но говорить о каких-либо достижениях пока могут лишь 3–4 из них. «Рынок только формируется, – рассказал эксперт. – Мы можем говорить о своих результатах: мы лидируем, на сегодняшний день на «Планете» собрано более 7 млн. рублей». Руслан Тугушев оценивает российский рынок краудфандинга в пределах $2 млн., при этом эксперт отмечает, что его потенциал огромен: уже в этом году можно ожидать роста в 5–10 раз.

О том, что перспективы есть, и они велики, можно судить по нескольким удачным проектам. Например, для интернет-издания Colta.ru на «Планете» было привлечено около 700 тыс. рублей, что позволило продолжить работу редакции, лишившейся главного инвестора. На выпуск альбома группы БИ-2 «Spirit» было собрано еще больше – около 1,25 млн. рублей. Как показал недавний опыт с возвращением МММ, россияне готовы вкладывать средства даже в проекты, которые заведомо являются финансовыми «пирамидами». Хотелось бы надеяться, что по мере роста финансовой грамотности населения и разоблачения «пирамид» те средства, которые обычные люди так стремятся куда-нибудь инвестировать, пойдут на более созидательные дела.

Банкам и транспортному коллапсу не конкурент

Судя по всему, на рынке финансирования в последнее время стали активно заполняться ниши, которые не интересны ни банкам, ни фондовому рынку, ни даже венчурным инвесторам или бизнес-ангелам. Если говорить о микрофинансировании, то речь идет о средствах на расширение микроскопического бизнеса, который никогда не заинтересует банки, во-первых, ввиду малого объема средств, которые необходимо привлечь, а во-вторых, ввиду высоких рисков и частого отсутствия каких-либо гарантий. Ведь микрокредиты, как правило, берут предприниматели, у которых, например, есть пара ларьков, и они хотят открыть третий, но средств на это недостаточно, так как все идет в оборот.

Если говорить о краудфандинге, то здесь дело касается более творческих, тонких и инновационных проектов, которые, тем не менее, требуют инвестиций. Таким образом, аудитории микрофинансовых и краудфандинговых организаций совершенно разные, и обе они пока абсолютно неинтересны банкам. «Если же все-таки искать конкурентов, то в ближайшей перспективе это могут быть инвестиционные фонды, – рассказал Руслан Тугушев. – Этого можно ожидать, когда инвестиционный краудфандинг наберет обороты, и предприниматели смогут сразу обратиться к будущим покупателям или частным инвесторам в обход классических способов привлечения средств в молодые и динамично развивающиеся компании или просто идеи». Нарек Авакян предположил, что в дальнейшем краудфандинговые фонды могут создавать и сами банки.

О том, когда предприниматели «смогут обратиться», пока сложно сказать. По словам Степана Вяльцева, директора по маркетингу компании Wobot, статистика сообщений в социальных сетях показывает, что краудфандинг в России еще даже не начинал свой путь «в массы». В среднем, пользователи социальных сетей упоминают его около 1 тыс. раз в месяц. Для сравнения, только за сутки во время «транспортного коллапса» в Москве в январе 2013 года компания Wobot регистрировала более 1,5 тыс. сообщений о дорожных заторах и давке в метро.

Степан Вяльцев также отметил, что краудфандинг остается уделом молодых предпринимателей, представителей IT-индустрии и думающих людей. Об этом свидетельствует распределение упоминаний о данном виде финансирования в социальных сетях по источникам (см. Диаграмму 1). Если исключить новостные ресурсы и микроблоги, куда пользователи копируют контент из других социальных медиа, то первые пять ресурсов – это популярные блоги, ориентированные в том числе на зарубежную аудиторию, ВКонтакте – наиболее популярная социальная сеть рунета, а Хабрахабр – закрытое сообщество IT-профессионалов.

Есть ли тут бизнес?

Как и в любой новой отрасли, основные проблемы краудфандинга заключаются в донесении информации до нужной аудитории. Если говорить о потенциальных спонсорах, то нужная аудитория – это прогрессивно мыслящие люди, интересующиеся новинками в технологиях, культуре и развлечениях. Помимо этого, данной категории людей важно участвовать в чем-то интересном и важном или, более того, быть сопричастным. Что касается авторов проектов, то здесь речь может идти практически о любом человеке или организации, которые способны создать нечто необычное и заинтересовать публику.

Правда, если посмотреть на те проекты, которым удалось собрать больше всего средств через краудфандинг в России, то можно прийти к выводу, что их авторы – далеко не безызвестные и не только что поразившие своим талантом публику люди, а вполне состоявшиеся творческие единицы, которые в любом случае нашли бы средства на реализацию своих идей.

Теоретически, краудфандинг, помимо инструмента для сбора денежных средств, также предоставляет и инструмент для анализа спроса на создаваемый продукт, и даже инструмент для пиара. Механизм прост – чем больше средств удалось привлечь, тем выше потенциальный спрос, чем больше заявил о себе, пока собирал средства, тем больше так называемый пиар-выхлоп. Но опять же, здесь следует учесть известность автора проекта. Очевидно, что БИ-2 удастся собрать больше средств на запись своего альбома, чем мальчику из провинции, пусть даже и очень талантливому и имеющему некий узкий круг поклонников в Москве.

Конечно, если говорить о проблемах краудфандинга и если при этом копать глубоко, то следует упомянуть и низкую финансовую грамотность россиян, и отсутствие интереса к культуре вкупе с обособленностью огромного числа региональных сообществ, которые не Москва, не Санкт-Петербург, а Россия, и отсутствие закона о краудфандинге, которого, впрочем, несмотря на все ожидания, пока нет и в США. Так, 1 января 2013 года в США должен был вступить в силу закон о форсированном запуске бизнес-стартапов или JOBS Act. Однако он был задержан. Именно этот закон должен был легализовать краудфандинг и позволить американцам не просто жертвовать деньги на интересные им проекты, но и инвестировать их, то есть вкладывать с целью получения прибыли. Ирина Рысь считает, что легализация возмездного массового народного инвестирования на сегодняшний день – это весьма сложный процесс. Однако в случае положительного опыта в США, возможно, через 4–5 лет аналогичных изменений стоит ожидать и в России.

По мнению Антона Сороко, аналитика инвестиционного холдинга «ФИНАМ», в России пока еще не созрела потребность в легализации инвестирования на основе краудфандинга. В основном с помощью этой модели сейчас привлекают средства нишевые социальные проекты, не направленные на извлечение прибыли и не пригодные для народного инвестирования. Эксперт не ожидает легализации акционерного краудфандинга на горизонте 2–3 лет. В Европе краудфандинг уже является законным. Если он станет когда-либо законным и в России, то можно будет ожидать появления большого количества организаций, специализирующихся на этом виде финансирования и стартапов, а также упрощения процесса создания бизнеса для людей, имеющих на руках только хорошую идею и ничего более.

По мнению Нарека Авакяна («AForex»), основные проблемы краудфандинга связаны, во-первых, с недостаточно развитой инфраструктурой, а во-вторых, с отсутствием интереса со стороны возможных вкладчиков, что обусловлено низкой финансовой грамотностью населения России. Елена Никитаева (Planeta.ru) относит к основным трудностям то, что далеко не во всей России есть хороший Интернет, а также не все знают, как платить банковскими картами в Интернете. Но главная сложность, по ее мнению, – это отсутствие четкой законодательной базы, касающейся вопросов краудфандинга. По словам Антона Сороко («ФИНАМ»), в России краудфандинг имеет хорошие перспективы для развития, учитывая еще ненасыщенный рынок социальных медиа, которые являются главным инструментом в этом методе финансирования.

Ирина Рысь (Ланта-Банк) считает мошенничество основным риском краудфандинга, так как под видом благотворительной инициативы или интересного проекта может быть организован сбор денежных средств, которые в итоге не дойдут до заявленного адресата и осядут в руках злоумышленников.

По мнению Степана Вяльцева, в России краудфандингу все еще не хватает харизматичных евангелистов, которые смогут привлечь к этому явлению неподдельное внимание людей. Пока же их роль играют один из основателей крупнейшей краудфандинговой платформы KickStarter Чарльз Адлер и режиссер Гари Хаствит, который финансирует с ее помощью свои фильмы. Их выступление в Москве вызвало пик упоминаемости краудфандинга в ноябре 2012 года. Другой всплеск интереса к краудсорсингу вызван, как ни странно, деятельностью Сергея Мавроди и его проектом «Мы меняем мир-2012».

Константин Шабалин (SmartMarket) прокомментировал: «Чаще всего понятие краудфандинга трактуется как «скинуться и поддержать», что само по себе благородная цель, если мы говорим о креативных и благотворительных проектах, но есть ли тут бизнес? Самая известная американская краудфандинговая площадка KickStarter.com за 2012 год собрала около $320 млн., что, по нашей оценке, дало ей выручку примерно $16 млн. Это определенно хороший результат, но любая заметная финансовая организация зарабатывает значительно больше. С другой стороны, тенденция очень позитивная – число посетителей KickStarter за последний год увеличилось вдвое, а краудфандинг стал заметным и резонансным явлением».

Отрасль не стоит на месте

Несмотря на все сложности, краудфандинг активно развивается и привлекает все больше проектов и спонсоров, а также внимания. Так, BoomStarter.ru открылся 21 августа 2012 года, и к настоящему моменту более 25 проектов получили финансирование. Средний платеж сейчас находится на уровне 40$ и ежемесячно увеличивается на 30%. В 2013 году компания предложит своим пользователям новые сервисы, но какие именно – пока секрет.

По словам Елены Никитаевой, компания находится в процессе разработки других сервисов, так как краудфандинг – это лишь одна из составляющих «Планеты». «Мы хотим создать онлайн-территорию, где можно было бы эффективно разрабатывать и монетизировать творческий контент и другие проекты», – поделилась Елена Никитаева.

Основатели проекта SmartMarket.NET имеют иной взгляд на идею краудфандинга – им важна бизнес-составляющая проектов, и речь в данном случае, скорее, идет о краудинвестинге, то есть вложение средств в малый и средний бизнес предполагает получение доли в прибыли или доли в компании. Первые размещения на SmartMarket.NET пройдут весной 2013 года. К настоящему моменту проект получил уже более 200 заявок. Из них будет выбрано девять IT- и мобильных стартапов, находящихся на ранних стадиях развития, а к концу апреля 2013 года компания планирует привлечь для каждого из них финансирование, в среднем, до $100 тыс.

Многие стартаперы сейчас также занимаются разработкой иных вариаций на тему краудфандинга или краудсорсинга, например, созданием механизма кредитования через интернет. Так, в январе 2013 года стало известно о планах «Связного» по созданию сайта, посетители которого смогут выдавать друг другу займы. Даже уже известно название нового проекта – Credberry. В Европе и США уже есть подобные услуги.

Вообще часто российские идеи краудфандинга опираются на западный опыт, но, как показывает практика, российская действительность имеет свою четкую специфику, и в любом случае без адаптаций не обойтись. В ближайшие годы в России можно ожидать появления многих новых проектов в области краудфандинга, которые, возможно, позволят многим авторам идей привлекать средства не только от «семьи, друзей и дураков», а также позволят потенциальным инвесторам МММ вкладывать свои средства с большей пользой и выгодой как для себя, так и для общества.


Подробнее: http://bankir.ru/publikacii/s/kraudfandingu-nuzhny-evangelisty-10002952/#ixzz2OZ6v4sEU

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004