ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество


Судьба одной петиции: почему не сняли детского омбудсмена Астахова

28 июня 2016, 559

Петиция за отставку уполномоченного по правам человека при президенте России набрала почти 150 тысяч голосов за четыре дня, но это не произвело на власть никакого впечатления. Почему?
Павел Астахов - человек в роли детского обмудсмена достаточно случайный. Для такой должности требуется, как минимум, развитое чувство эмпатии и сострадания, что вряд ли можно ожидать от адвоката, которым является Астахов.
Вечная холодная улыбочка, остроты невпопад, дежурные высказывания, странные инициативы - все это демонстрирует непригодность Астахова для занимаемой им должности.
Так рассуждает обыватель, который смотрит на происходящее в государственном аппарате России с точки зрения "как оно все должно быть".
Но увы, реальность никогда не соответствует идеалам. Павел Астахов, хотя может быть и не подходит для надзирателя за правами ребенка в России, но тем не менее вполне устраивает тех, кто назначил его на эту должность. Это лишь с точки зрения обывателя Астахов должен следить за положением детей в России. На самом деле его роль совершенно иная - озвучивать волю вышестоящего руководства в этой сфере.
Именно озвучивать, а не реализовывать, потому что воля государства реализуется путем издания законов. В России, к тому же, еще и в указах и личных, иногда устных, распоряжениях президента.
Обмудсмен, однако, не является источником законодательной инициативы, и звонок его может напугать лишь районного чиновника. В нашумевшем деле о "законе Димы Яковлева" Астахов был не инициатором, а говорящей головой, Петрушкой из государственного театра. Ему сказали выступить в поддержку этого закона, он выступил. Адвокат с расплывчатыми понятиями о морали и холодным сердцем здесь подходит государству гораздо больше, чем искренний радетель о детях. Последний, может быть, и не одобрил бы "закон Димы Яковлева" - что прикажете с ним делать, снимать с должности? Но те, кто поставил Астахова, редко делают кадровые ошибки такого масштаба. Поставить на госдолжность вора, лицемера, приспособленца, серую амебу - это пожалуйста. От них большого вреда не будет. Но горячего честного и несистемного человека - гораздо опаснее, ведь он таких дров наломает!

Поэтому Астахова не снимут, хоть 200 тысяч наберет петиция против него, хоть миллион. Не ваше холопье дело указывать баринам, кого назначать, кого снимать. Но, раз уж мы живем в демократическом государстве, баре сделают что-нибудь, чтобы сгладить скандал хоть отчасти - в пику протестующим холопам наградят Астахова грамотой от каких-нибудь карманных депутатов Калининградской области.

Не вы ставили Астахова, не вам и снимать. Не вам, кухаркиным детям, управлять государством Российским. Примерно так рассуждают чиновники из Кремля.

Напомню суть дела: как пишет автор петиции в ее сопроводительном тексте, "22 июня, во время посещения детей, выживших в трагедии на Сямозере, уполномоченный по правам ребенка при Президенте Российской Федерации Павел Астахов задал одному из подростков вопрос о том, как спасатели вывозили детей с одного из островов, на которые тех выбросило волнами. Получив, ответ что сотрудники МЧС вывозили детей на лодках, детский обмудсмен с улыбкой на лице спросил «Ну что, как поплавали?»"
Автор петиции расценивает высказывание Астахова как "бесчеловечное и омерзительное проявление ограниченности, черствости и цинизма лица, в чьи должностные обязанности входит защита прав и интересов детей в Российской Федерации". Заканчивается петиция требованием немедленного освобождения Астахова от обязанностей уполномоченного по правам ребенка.

Нет, это не черствость и цинизм. Астахов просто не испытывал тех чувств, которые запретили бы ему произнести такие слова. Ему не было страшно за этих детей, перед его глазами не стояла бушующая вода в ночи, не раздавались крики ужаса. Он не издевался над детьми словами "как поплавали?". Он просто бодро ляпнул это, полагая, что такое "легкое и бодрое" отношение к пережитому поможет детям расслабиться. Может быть, какой-нибудь штатный психолог действительно ему это посоветовал.

Дело не в этом.

Астахов ничего не может изменить на своем месте. Его задача, ради которой его держат на этом посту - обеспечивать решениям сверху словесное прикрытие. Если он вздумает по собственной инициативе начать что-то копать в сфере прав ребенка в России, что-то предлагать и менять - сначала ему мягко объяснят, что этого делать не надо. Два, три, пять раз объяснят. Если он после этого будет продолжать действовать на нервы, а еще хуже, не дай Бог, пойдет против начальников, они его снимут и заменят на другого.

Астахову неинтересна его работа - в ней полностью отсутствует элемент творчества. Поэтому его лицо несет печать усталого равнодушия, поэтому он делает PR-ошибки, ведь ездить по встречам и бездумно выступать в поддержку инициатив сверху - это скучно. Но он за свое место держится - ради статуса, который оно дает, потому что других должностей с таким высоким статусом ему не предлагают. А статус в России - это самое важное... для людей такого склада, как он.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004