Главная  >  Политика   >  Правители   >  Президенты России   >  Путин Владимир Владимирович


Путин в тумане

11 октября 2007, 25

Высказывания Путина по вопросам державной политики России следует признать неоднозначными.

     

     В ходе своей пресс-конференции В. В. Путин довольно-таки активно опробовал антизападную риторику, позволив себе резкую критику в адрес ведущей страны западного мира – США. Довольно дерзкой, в частности, выглядела его критика американской избирательной системы.

     

     «…Вы что, считаете, что избирательная система США лишена всяких изъянов? Что, нужно напомнить, как проходили выборы, что ли, те или другие в Штатах? Вы знаете, что комиссия ОБСЕ, когда контролировала выборы на Украине, в Афганистане и в США, одни и те же претензии высказала, в том числе, и Соединенным Штатам при организации выборов. Скажем, недопуск на все участки наблюдателей – это была претензия со стороны ОБСЕ к организаторам выборов в США. Даже запугивание избирателей там и то было…»

     

     Кроме того, президент обратил внимание на то, что выборы в Афганистане и Косово, санкционированные на Западе, носили характер откровенного фарса. Таким образом, заметно, что Путин выбрал метод защиты по принципу: «Сам такой!» Этот метод активно применяли в СССР тогда, когда Запад упрекал советских коммунистов в отсутствии свободы и демократии. Между тем следовало бы задаться вопросом – а подходит ли народам бывшего СССР сам принцип западной демократии, не следует ли нам вспомнить о собственной самобытности, ведь Россия накопила достаточный опыт собственного – вечевого и земского – самоуправления?

     В советские время предлагалась какая-то альтернатива западной системе, другое дело, что она была несостоятельной. Теперь же мы ушли в некую глухую оборону и упрекаем Запад в том, что он нарушает свои же собственные принципы. А он это отлично знает. Просто с самого начала западная демократия представляла собой, по меткому выражению К. П. Победоносцева, «великую ложь». И сегодня Запад не изменяет, а напротив, сохраняет абсолютную верность своим «принципам».

     Поэтому несколько наивными являются (или, по крайней мере, выглядят) заботы президента о соблюдении правовых норм на постсоветском пространстве.

     

     «…Действительно, Вы знаете, если говорить о всем постсоветском пространстве, то меня прежде всего беспокоят попытки решения политических вопросов неправовым способом. Вот это – самое опасное. Самое опасное, знаете, создание системы перманентных революций – то «розовых», то каких-то там «голубых» еще придумают…»

     

     Соблюдение правовых норм есть очередной фетиш современности. Можно заниматься «юридической» демагогией, как делают на Западе, но при этом необходимо обладать достаточным силовым потенциалом. Мы этим потенциалом пока не обладаем. Поэтому приходится ограничиваться риторикой.

     Причем эта риторика не такая уж и жесткая. Путин ни в коей мере не указывает на Запад (США или ЕС) как на геополитического соперника России, хотя это и очевидно для сколько-нибудь внимательного наблюдателя. Президент всего лишь высказывает некоторые предположения, которые сам же и опровергает.

     

     «…Если это считать, как желание ограничить возможности России по развитию ее отношений со своими соседями, то это значит, что это стремление изолировать Российскую Федерацию. Я не думаю, что в этом заключается смысл политики Соединенных Штатов, хотя, конечно, у нас с президентом Бушем будет встреча, она намечена уже в ближайшем будущем, в новом году я, конечно, задам ему вопрос, так ли это…»

     

     Обращает на себя внимание путинское намерение задать Дж. Бушу вопрос о его истинных планах в отношении России. Сразу возникает вопрос – неужели Путин настолько наивен, чтобы поверить «честному слову» главы иностранной державы? Если – да, то это непоправимая трагедия для страны. Но если нет, то мы, скорее всего, имеем дело с некоторой попыткой создать российскому лидеру имидж наивного простака, который всего лишь усыпляет бдительность противника. В этом случае разыгрывается многоходовая операция прикрытия, в ходе которой Россия готовится нанести «коварный» и мало ожидаемый удар.

     Пока же президент четко позиционирует себя как сторонника соблюдения принципов «международного права» и «межгосударственного плюрализма».

     Современное геополитическое противостояние можно рассматривать как закулисное. Разные страны ведут довольно жесткую борьбу за ресурсы и территории, однако внешне всячески выражают дружелюбные намерения в отношении друг друга. Время от времени они допускают «тонкие» намеки на «толстые» обстоятельства в деятельности соперников и даже практикуют открытую критику. Но в целом состояние конфронтации всячески маскируется.

     Возникают резонные опасения – сумет ли Путин вписать Россию в этот процесс, либо все ограничится одной лишь риторикой (в то время как другие страны будут сочетать риторику с реальной деятельностью). Конечно, вряд ли можно говорить о том, что Россия придерживается строго проамериканской линии. Не следует забывать о демонстративном отказе президента участвовать в оккупации Ирака войсками проамериканской коалиции. Тем не менее, Россия все еще не избавилась от роли державы второго сорта, которая практикует – в лучшем случае – пассивную оборону.

     

     Весьма показательно высказывание президента по поводу островов Курильской гряды:

     

     «…Что касается заявления нашего министра иностранных дел, то, насколько я видел, он не предлагал никаких островов»

     

     Между тем, все отлично помнят, что министр Лавров говорил именно о возможности передать острова. Теперь же президент это его высказывание дезавуировал, причем в достаточно «циничной» форме. Складывается впечатление, что высказывание Лаврова имело своей целью выяснить отношение общественности к предполагаемой передаче островов. Наткнувшись на непонимание и неприятие общества, власть решила сделать вид, что вовсе и не предполагала никакой передачи.

     Если это так, то подобную практику следует считать сомнительной. Подобные разведки боем способны вызвать шок в определенных общественных слоях, а социальные потрясения не нужны и самой власти. В то же время некоторый оптимизм вызывает тот факт, что власть все-таки прислушивается к мнению патриотической общественности.

     

     Еще одним проявлением державной риторики было недоумение, выраженное президентом по поводу вмешательства Польши в украинские дела. Здесь уже президент не стал особо церемониться и обратил внимание поляков на кризисное положение их экономики:

     

     «Я был крайне удивлен, когда увидел это интервью Александра Квасьневского. Мы с ним в очень добрых личных отношениях, с Александром. Он опытный человек. Мы еще, ну не я лично, а у нас в России его еще знают по совместной комсомольской работе. У меня такое впечатление, что это заявление не действующего президента, а человека, который устраивается на работу в связи с истечением срока своих полномочий скоро, потому что я не думаю, что это заявление можно считать корректным…

     Но мне кажется, что в самой Польше есть чем заниматься: там 20 процентов безработицы сегодня (я сказал, у нас 7,4 процента, в Польше – 20). В 1993 году государственный долг Польши составлял где-то 47 с небольшим миллиардов долларов ... «О доме надо думать!» – как говорят в известном анекдоте…»

     

     С президентским сарказмом нельзя не согласиться, однако вызывает недоумение тот факт, что он уделил столько много внимания этой захудалой восточноевропейской стране, которая находится под жестким контролем Вашингтона. Критиковать следовало бы американских хозяев, которые ведут сложную геополитическую игру по воссозданию Речи Посполитой в виде блока Польша-Литва-Украина. С помощью этого блока США надеются ослабить двойку лидеров ЕС – Францию и Германию.

     

     Путин был несколько более предметен в отношении Грузии, указав на истинных хозяев саакашвилевского режима.

     

     «…Вы так сказали: «...не только грузинского руководства, но и всего Запада» – Вы так сразу слепили все грузинское руководство с Западом. Не потому ли, что оно зарплату получает от Сороса?…»

     

     Но опять-таки бросается в глаза то, что президент ограничивается предположениями.

     И, пожалуй, самым слабым местом в выступлениях президента было его высказывание по украинской проблеме.

     

     «…Единственное, на что мы рассчитываем, что в окружении господина Ющенко не будет людей, которые выстраивают свои политические амбиции на антироссийских, на антисемитских лозунгах и так далее…»

     

     Подобное, более чем скромное пожелание, можно рассматривать как неумелую попытку задобрить Ющенко. Всем совершенно очевидно, что все окружение лидера «оранжевой революции», как, впрочем, и он сам, стоит на откровенно антироссийских позициях. Зачем же было высказывать неосуществимые надежды? Снова – работа под «наивного простака»? А может, что похуже? В любом случае пожелание Путина прозвучало как наивное.

     Что же касается его оговорки о сионистах в окружении Ющенко, то его можно рассматривать только как анекдотическое упущение.

     

     Высказывания Путина по вопросам державной политики России следует признать неоднозначными. С одной стороны они свидетельствуют о его желании несколько дистанцироваться от Запада и хотя бы заявить о национальных интересах России на постсоветском пространстве. С другой стороны, эти высказывания носят столь осторожный и завуалированный характер, что не позволяют сделать вывод об истинных намерениях президента в плане практической деятельности.

Александр Елисеев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты