ИСКАТЬ:
введите ключевое слово
Главная  >  Семья


Семья, как школа любви

11 октября 2007, 421

Семья зарождается на чувстве любви двух, которые становятся мужем и женой; на их любви и согласии зиждется все семейное здание. Производная этой любви - родительская любовь и любовь детей к родителям и между собою. Любовь - это постоянная готовность отдать себя другому, заботиться о нем, оберегать его; радоваться его радостям, как своим, и печалиться его горем, как собственным горем...

Семья зарождается на чувстве любви двух, которые становятся мужем и женой; на их любви и согласии зиждется все семейное здание. Производная этой любви - родительская любовь и любовь детей к родителям и между собою. Любовь - это постоянная готовность отдать себя другому, заботиться о нем, оберегать его; радоваться его радостям, как своим, и печалиться его горем, как собственным горем. В семье человек вынужден разделять печаль и радость другого не только по чувству, но по общности жизни. В браке горе и радость становятся общими. Рождение ребенка, его болезнь или даже смерть - все это объединяет супругов, усиливает и углубляет чувство любви.

В браке, любви человек переносит центр интересов, мироощущения из себя в другого, избавляется от собственного эгоизма и эгоцентризма, погружается в жизнь, входя в нее через другую личность: в какой-то мере он начинает видеть мир глазами двоих. Любовь, которую мы получаем от супруга и детей, дает нам полноту жизни, делает нас мудрее и богаче. Любовь к супругу и собственным детям распространяется несколько в иной форме на других людей, которые как бы через наших любимых делаются нам ближе и понятнее.

Монашество полезно для тех, кто богат любовью, а обычный человек научается любви в браке. Одна девушка хотела идти в монастырь, но старец сказал ей: "Ты не умеешь любить, выходи замуж". Вступая в брак, надо быть готовым на повседневный, ежечасный подвиг любви. Человек любит не того, кто его любит, а того, о ком он заботится, и забота о другом увеличивает любовь к этому другому. Любовь внутри семьи возрастает на взаимной заботе. Различия способностей и возможностей членов семьи, взаимодополняемость психологии и физиологии мужа и жены создают настоятельную необходимость деятельной и внимательной любви друг к другу.

Супружеская любовь - очень сложный и богатый комплекс чувств, отношений и переживаний. Человек, по ап.Павлу (1 Фее 5:23), состоит из тела, души и духа. Проникновенная связь всех трех частей человеческого существа с другим возможна лишь в христианском браке, который придает отношениям мужа и жены исключительный характер, не сравнимый с другими отношениями между людьми. Только их ап.Павел сравнивает с отношениями Христа и Церкви (Еф 5:23-24). С другом - духовные, душевные и деловые контакты, с блудницей и блудником - только телесные. Могут ли быть духовными отношения между людьми, если отвергается существование духа и души, если утверждается, что человек состоит только из одного тела? Могут, поскольку дух существует независимо от того, принимаем ли мы его или не принимаем, но они будут неразвитыми, неосознанными и подчас сильно извращенными. Христианские отношения мужа и жены троичны: телесны, душевны и духовны, что и делает их постоянными и нерасторжимыми. "Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть" (Быт 2:24; см. также Мф 19:5). "Что Бог сочетал, того человек да не разлучает" (Мф 19:6). "Мужья, - писал ап.Павел, - любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь..." и далее: "Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее..." (Еф 5:25,28-29).

An. Петр призывал: "Мужья, обращайтесь благоразумно с женами оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни" (1 Пет 3:7).

По словам Сент-Экзюпери, в каждом человеке надо видеть посланника Божия на земле. Это ощущение должно быть особенно сильным в отношении супруга. Отсюда проистекает известная фраза "жена да боится своего мужа" (Еф 5:33), - боится оскорбить его, боится стать поруганием его чести. Бояться можно от любви и уважения, бояться можно от ненависти и ужаса.

В современном русском языке слово бояться употребляется обычно в этом последнем значении, в церковнославянском - в первом. От неверного понимания изначального значения слов у околоцерковных и нецерковных людей возникают иногда возражения против текста послания к Ефесянам, читаемого при венчании, где приводятся указанные выше слова [1].

Хорошая, благодатная боязнь должна жить в сердцах супругов, ибо она порождает внимание к любящему, охраняет их отношения. Надо бояться делать все то, что может обидеть, огорчить другого, и не делать всего того, о чем не хотелось бы сказать жене или мужу. Это - страх, сохраняющий брак.

К телу жены-христианки надо относиться с любовью и уважением, как к творению Божиему, как к храму, в котором должен жить Дух Святой. "Разве не знаете, что вы храм Божий", - писал ап. Павел (1 Кор 3:16), - "что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа" (1 Кор 6:19). Даже если тело еще только в потенции может стать храмом Божиим, то к нему надо относиться с благоговением. Тело жены должно быть храмом Духа Святого, как и мужа, но оно также есть место таинственного зарождения новой человеческой жизни, место, где созидается тот, кого родители должны воспитывать для участия в своей домашней церкви как члена Христовой Вселенской Церкви.

Беременность, роды и кормление - те фазы жизни семьи, когда либо особенно ярко высвечивается заботливая любовь мужа к жене, либо проявляется его эгоистически-страстное к ней отношение. В это время с женой надо обращаться благоразумно, особенно внимательно, любовно, "как с немощнейшим сосудом" (1 Пет 3:7).

Беременность, роды, кормление, воспитание детей, постоянная забота друг о друге - это все ступеньки на тернистой тропинке в школе любви. Это те события внутренней жизни семьи, которые способствуют усилению молитвы и вхождению мужа во внутренний мир жены.

К сожалению, о том, что брак есть школа любви, обычно не задумываются: в браке ищут утверждения самого себя, удовлетворения собственной страсти или того хуже - собственной похоти.

Когда брак любви подменяется браком страсти, тогда раздается вопль:
Только слышь,
убери проклятую ту,
Которую сделал моей любимой.
(Маяковский)

Когда в "любви" и в браке ищут собственных интересных и приятных эмоций, возникает профанация любви и брака и закладываются семена ранней или поздней его гибели:

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанъе:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.
(Лермонтов)

На арабском Востоке женщина - лишь тень мужчины. За нею обычно признаются лишь две роли: быть предметом наслаждения и производительницей. В обоих случаях мы имеем дело с женщиной-вещью. "Роль жены сводится к тому, чтобы давать мужу наслаждение, на которое она сама не вправе претендовать".

На место предмета наслаждения и наложниц древнего мира и Востока христианство ставит жену - сестру во Христе (1 Кор 9:5), сонаследницу благодатной жизни (1 Пет 3:7). Брак может существовать и углублять свое содержание и без физических сношений. Не они составляют основную сущность брака. Этого светский мир часто не понимает.

Всякое отношение к женщине или мужчине (вне брака или даже в браке) лишь как к источнику только плотского наслаждения с христианской точки зрения есть грех, ибо оно предполагает расчленение триединого человеческого существа, делает часть его вещью для себя. Оно свидетельствует о неумении управлять собою. Жена носит - муж бросает ее, ибо она не может с блеском удовлетворять его страстность. Жена кормит - муж уходит, ибо она не может уделять ему достаточного внимания. Грехом является даже нежелание идти домой к беременной или уставшей и беспричинно (может быть, - только как кажется) плачущей жене. Где тогда любовь?

Брак свят, когда он, освященный Церковью, охватывает все три стороны человеческого существа: тело, душу и дух, когда любовь супругов помогает им духовно возрастать и когда их любовь не замкнута только на себе, но, трансформируясь, распространяется на детей и согревает окружающих.

Школу такой любви хочется пожелать каждому вступающему и вступившему в брак. Она делает людей чище, душевно и духовно богаче.

Примечания

1.Можно привести много примеров изменения первоначального значения слова: "Господь воцарится - да гневаются людие" значит "Господь воцарится - да радуются люди". В некоторых старых молитвословах печатается "Напрасно Судия приидет", что в более поздних изменено на "Внезапно Судия приидет". У плохо знающих славянский язык вызывают недоумение слова укорми. Господи, живот мой, означающие "направь. Господи, жизнь мою". Укорми здесь - от слова корма, где располагался кормщик древнерусских ладей и кораблей, определяющий путь. Слово сволочь в древней Руси означало свиту, сопровождающую какое-либо высокое лицо. У лингвистов есть понятие "ложные друзья переводчика". Учитывая это, не следует легкомысленно бросаться в критику древних текстов и произвольные толкования, так как церковный язык - это не язык нашего повседневного обихода.

СЕМЬЯ ОСВЯЩАЕТСЯ БЛАГОДАТИЮ СВЯТОГО ДУХА

Все в Церкви освящается в молитве Духом Божиим. Таинством крещения и миропомазания человек входит в церковное общение, становится членом Церкви; снисхождением Духа Святого происходит пресуществление Святых Даров; силою Его получают благодать и дар священства; благодатию Святого Духа освящается храм, приготовленный строителями и иконописцами для совершения в нем богослужения, освящается и новый дом перед вселением. Неужели брак и начало супружеской жизни мы оставим без церковного благословения, вне благодати Святого Духа? Только с Его помощью, силою Его можно создать домашнюю церковь.

Брак является одним из семи православных таинств. Для христианина связь с женщиной вне церковного брака можно сравнить только с попыткой совершать литургию не-иереем: одно является блудом, другое - святотатством. Когда на венчании говорится "Славою и честию венчай я (то есть их)", то славится беспорочное житие новобрачных до брака и Церковь молится о браке славном и честном, о славном увенчании их предстоящего жизненного пути.

Относясь очень строго к половым связям вне церковного брака христиан, считая их недопустимыми, церковное сознание с уважением относится к честному и верному гражданскому браку неверующих и некрещенных. К ним относятся слова ап.Павла: "...когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую" (Рим 2:14-15).

Церковь рекомендует супругам, пришедшим к вере, креститься (войти в Церковь можно только через крещение), а крестившись - венчаться, сколько бы лет ни прожили они в светском браке. Если вся семья обращается к вере, то дети очень радостно, значительно воспринимают церковное венчание родителей.

Если кто когда-то был крещен, но рос без веры, а потом поверил, вошел в Церковь, а жена осталась неверующей и если, по слову ап.Павла, "она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится" (1 Кор 7:12-15). Конечно, такой брак верующего с неверующей не создает домашней церкви, не дает ощущения полноты супружеских отношений.

Первое условие для формирования семьи как православной Церкви - единство вероучения, единство мировоззрения. Может быть, сейчас это менее остро, но в 20-е-30-е гг. это был очень острый вопрос; ведь мы жили тогда достаточно замкнуто. Вы не можете быть поняты своим супругом или своей супругой, если глубоко, принципиально расходитесь в своем мировоззрении. У вас может быть и брак, но это будет не брак, который представляет собой домашнюю церковь и являет нам идеал христианского православного брака. К сожалению, я знаю много случаев, когда один из верующих вступал в брак с неверующим и уходил из Церкви. У меня был близкий друг. Он женился и даже крестил жену, но потом я узнал от их ребенка, что они договорились никогда не разговаривать в семье о религии. В другой почтенной семье крестилась невеста, а когда она приехала с венчания, то сняла с себя крест и протянула свекрови, сказав: "Он мне больше не нужен". Понимаете, что это может обозначать в семье. Естественно, домашняя церковь тут не состоялась. В конце концов парень с ней разошелся. Мы сейчас знаем и другие случаи, когда милостью Божией один из супругов приходит к вере. Но часто получается такая картина, что один пришел к вере, а другой не пришел. У нас вообще сейчас все идет шиворот-навыворот; может, это и хорошо: приходят к вере сначала дети, потом ведут маму, а потом уже и папу приводят; правда, последнее не всегда удается. Ну а если нет - что же, разводиться? Одно дело - вступать или не вступать в брак, а другое - расходиться или не расходиться в такой ситуации. Конечно, расходиться нельзя. Говоря словами апостола Павла, если стал ты, муж, верующий, если с тобой согласна жить жена неверующая, живи с ней. И знаешь ли ты, муж верующий, не спасется ли тобою жена неверующая? Равно и ты, жена верующая, если с тобой согласен жить муж неверующий, живи с ним. И знаешь ли ты, жена верующая, не спасется ли тобой муж неверующий? Есть довольно много примеров, когда один из супругов приходит к вере и ведет за собой другого.

Но вернемся к нормальному браку, когда жених и невеста, пришедшие венчаться, оба люди православные, а потом рассмотрим некоторые другие случаи.

К браку, как ко всякому таинству, надо готовится духовно. Такая подготовка несравненно важнее всяких пиршественных приготовлений. Мы не против брачного пира, он - частый символ в Священном Писании, и Сам Христос посещал его. Но для христианина важна прежде всего духовная сторона каждого события. Перед браком совершенно обязательна серьезная исповедь, на которой важно отбросить от себя свои прежние "увлечения", если таковые были. Композитор Рахманинов просил друзей указать ему перед браком серьезного священника, чтобы исповедь его не была бы формальной. Ему назвали отца Валентина Амфитеатрова - выдающегося протоиерея, к могиле которого до сих пор стекается московский люд с молитвенной памятью и просьбами [1]. Очень хорошо делают те женихи и невесты, которые говеют одновременно, однако обязательных рекомендаций здесь давать не следует.

В современной церковной практике брачное священнодействие состоит из двух частей, непосредственно следующих друг за другом: первая называется "обручением", вторая "венчанием", во время первого на руки вступающих в брак одеваются обручи-кольца, а во время второго на главы бракосочетающихся налагаются венцы.

Обручение не есть таинство, оно предшествует таинству бракосочетания, а в древности, даже не очень далекой, нередко отделялось от брака неделями и месяцами, чтобы юноша и девушка могли лучше присмотреться друг к другу и осмыслить свое и родительское решение о бракосочетании [2].

В богослужебной книге, называемой "Требником", чинопоследования обручения и венчания печатаются отдельно с самостоятельными начальными возгласами: "Благословен Бог" - обручение и "Благословенно Царство..." - венчание.

Обручение, как и все совершаемое в Церкви, как всякая молитва, полно глубокого смысла. Обручем скрепляют колесо для крепости, обручем связываются доски, чтобы образовать бочку. Так жених и невеста обручаются друг другу любовью, чтобы совместно образовать семью, наполнить свою жизнь новым содержанием. Пустая бочка рассыхается, - бочка, постоянно наполняемая, сохраняет свои качества десятилетиями. Так и в браке без внутреннего его наполнения появляются трещины, чувства супругов сохнут и семья разваливается. Таким внутренним содержанием христианской семьи должны быть духовная религиозная жизнь и совместные душевно-интеллектуальные интересы.

На обручение святая Церковь молится: "Боже вечный, разстоящыяся собравый в соединение, и союз любве положивый им... Сам благослови и рабы Твоя сия (имя жениха и невесты), наставляя я (их) на всякое дело благое".

И далее: "и соедини и сохрани рабы Твоя сия в мире и единомыслии... и утверди обручение их в вере и единомыслии, и истине, и любви [3].

Все присутствующие в храме призываются молиться о любви, соединяющей обручающихся, о единомыслии их в вере, о согласии в жизни. "Красота телесная может увлекать двадцать или тридцать дней, а далее не будет иметь силы", - писал свт. Иоанн Златоуст [4]. Между вступающими в брак должна быть более глубокая общность, чем только телесное влечение.

С внутренней стороны кольца жениха, сделанного на палец невесты, писалось его имя, на кольце невесты, сделанном для жениха - имя его избранницы. В результате обмена кольцами жена носила кольцо с именем мужа, а муж - с именем жены. На перстнях владык Востока была начертана их печать; перстень был символом власти и права. "Перстнем дадеся власть Иосифу во Египте" [5]. Перстнем символизируется власть и исключительное право одного супруга над другим жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена", - 1 Кор 7:4). У супругов должно быть взаимное доверие (обмен перстнями) и постоянное памятствование друг о друге (надпись имен на кольцах) [6]. Отныне он и она в жизни, как перстнями в церкви, должны обмениваться своими мыслями и чувствами.

Над кольцами особых молитв не читается - они перед обручением кладутся в алтаре на Престол и этим совершается их освящение: от Престола Господня испрашивают молодые и вся Церковь с ними благословение и освящение предстоящего брака.

С зажженными венчальными свечами в знак торжественности и радостности предстоящего таинства, - держа друг друга за руки, жених и невеста вводятся священником на средину храма. Хор сопровождает шествие радостным славословием Бога и человека, ходящего в путях Господних. На эти пути призываются новобрачные.

Слова "Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе" чередуются со стихами 127-го псалма. Священник идет впереди с кадильницей, а если есть диакон, то он кадит фимиамом идущих к бракосочетанию, как царей - благовонием, как архиереев - ладаном: им править семьей, им создавать и строить новую домашнюю церковь.

Под слова "Слава Тебе, Боже" они подходят к аналою и становятся на подножке - специально расстеленной ткани, как бы восходят на общий отныне корабль жизни. Какие бы жизненные бури ни были, никто из них не смеет покидать этого общего семейного корабля, обязан блюсти его непотопляемость, как хороший моряк. Если у вас нет этой твердой решимости, сойдите с корабля, пока он не отправился в плаванье.

Священник задает вопросы жениху и невесте: "Имаши ли, (имя), произволение благое и непринужденное и крепкую мысль, пояти (взять) себе в жену сию (имя), или, соответственно, в мужа сего (имя): юже (которую ) егоже (которого) пред тобою зде видиши". Церковь всегда была против брака по принуждению.

Святитель Филарет (Дроздов) указывал, что для венчания необходимо желание вступающих в брак и благословение родительское. Первое из этих условий, считал он, никогда не может нарушаться. В некоторых случаях, при необоснованном упорстве родителей, определяемом материальными и другими подобными соображениями, возможно венчание и без их согласия. Вопрос к родителям в чине венчания отсутствует.

После положительных ответов жениха и невесты на поставленные вопросы следует чин венчания. Он начинается возгласом священника: "Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа ныне и присно и во веки веков", - возгласом самым торжественным, прославляющим Единого Бога поименно в Его Тройческой полноте. Этим же возгласом начинается Божественная Литургия.

В последующих молитвах и ектениях, читаемых священником или диаконом, Святая Церковь молится "о рабех Божиих", называя их поименно, "ныне сочетавающихся друг другу в брака общение, и о спасении их", о благословении брака сего, как брака в Кане Галилейской, освященного Самим Христом.

Устами иерея Церковь просит, чтобы Христос, "пришедый в Кану Галилейскую, и тамошний брак благословивый" и показавший волю Свою о законном супружестве и из него проистекающем чадородии, принял моление о ныне сочетающихся и благословил брак сей невидимым Своим предстательством, и подал бы рабам сим (ему и ей) называемым поименно, "живот мирен, долгоденствие, целомудрие, друг ко другу любовь, в союзе мира, семя долгожизненное, о чадех благодать, неувядаемый (то есть небесный) славы венец".

Святая Церковь говорит вступающим в брак и напоминает их родителям и родственникам, а также всем присутствующим в храме, что по слову Господню "оставит человек отца своего и матерь свою, и прилепится к жене своей и будут два в плоть едину" (см. Быт 2:24; Мф 19:5; Мк 10:7-8; Еф 5:31). "Что Бог сочетал, того человек да не разлучает" (Мф 19:6; Мк 10:9). К сожалению, матери часто забывают эту заповедь и вмешиваются иногда до мелочей в жизнь своих вступивших в брак детей. Видимо, не менее половины распавшихся браков разрушено стараниями свекровей и тещ.

Церковь молится не только о единстве плоти, но главное - о "единомудрии", то есть о единстве мыслей, о единстве душ, о взаимной любви вступающих в брак. Она молится и об их родителях. Последние нуждаются в мудрости в своих отношениях с невестками, зятьями и будущими внуками. Родители должны прежде всего нравственно помогать молодым строить их семьи, а со временем они вынуждены будут многие свои тяготы и немощи переложить на плечи любящих их детей, невесток, зятьев и внуков.

Церковь назидательно подает молодым примеры древних браков и молится о том, чтобы и совершаемый брак был благословен, как брак Захарии и Елизаветы, Иоакима и Анны и многих других праотец. В молитвах кратко изложено православное понимание сущности христианского брака. Вступающим в него полезно, если есть возможность, заранее внимательно прочитать и продумать последовательность обручения и венчания.

После третьей молитвы священника наступает центральное место в бракосочетании - венчание. Священник берет венцы и благословляет ими жениха и невесту со словами: Венчается раб Божий (имя) рабе Божией (имя) во имя Отца и Сына и Святаго Духа и Венчается раба Божия (имя) рабу Божиему (имя) во имя Отца и Сына и Святаго Духа, а затем трижды благословляет их: Господи Боже наш, славою и честию венчай я. По собственному опыту знаю, что в этот момент очень хочется произнести "Господи, снизойди благодатию Твоею на раб Твоих (имя и имя), сочетай их в мужа и жену, и благослови и освяти брак их во имя Твое".

С этого момента нет больше жениха и невесты, а есть муж и жена. Им произносится прокимен: "Положил еси на главах их венцы, от каменей честных, живота просиша у Тебе и дал еси им" со стихом "Яко даси им благословение в век века, возвеселиши я (их) радостию с лицем Твоим" и читается Послание святого ап.Павла к Ефесянам, в котором брак мужа и жены сравнивается с союзом Христа и Церкви. Чтение Апостола, как всегда, завершается пением "аллилуйя" [7], с возглашением специально подобранного к данному богослужению стиха из Священного Писания: "Ты, Господи, сохраниши ны и соблюдеши ны от рода сего и во век", ибо брак надо хранить от безумств и греховности мира сего, от сплетен и наговоров.

Затем читается Евангелие от Иоанна о браке в Кане Галилейской, где Христос Своим присутствием освятил семейную жизнь и ради свадебного торжества превратил воду в вино. Первое из Своих чудес Он совершил ради начала семейной жизни.

В последующих ектениях и молитвах, читаемых священником, Церковь молится о муже и жене, которых Господь благоволил сочетаться друг другу "в мире и единомыслии , о сохранении их честного брака и ложа нескверна", о пребывании их с помощью Бога "в непорочном сожительстве". Приносится просьба о том, чтобы вступившие ныне в брак сподобились достигнуть маститой старости с чистым сердцем, хранящим заповеди Божий. Чистое сердце - это дар Божий и устремление человека, желающего достигнуть и сохранить его, ибо "чистые сердцем Бога узрят" (Мф 5:8). Господь сохранит и брак честный, и ложе нескверно, если муж и жена будут желать этого, но не против их воли.

После "Отче наш" приносится общая чаша, которую священник благословляет со словами: "Боже, вся сотворивый крепостию Твоею, и утвердивый вселенную, и украсивый венец всех сотворенных от Тебе, и чашу общую сию подаваяй сочетавающымся ко общению брака, благослови благословением духовным". Венчающимся трижды предлагается поочередно испить из этой чаши вино, растворенное водою, в напоминание о том, что отныне они, ставшие теперь супругами, должны из одной чаши жизни вместе пить и радость, и горе, быть в единении между собою.

Потом священник, соединив под епитрахилью в знамение нераздельного союза руки молодых, ведет их, трижды обводя вокруг аналоя в знамение их совместного шествия дорогой жизни.

Во время первого круга поется: "Исаие ликуй, Дева име во чреве, и роди Сына Еммануила, Бога же и человека, Восток имя Ему; Его же величающе. Деву ублажаем".

Во время второго: "Святии мученицы, добре стра-дальчествовавшии и венчавшийся, молитеся ко Господу помиловатися душам нашим".

Во время третьего круга поется: "Слава Тебе, Христе Боже, апостолов похвало, мучеников радование, их же проповедь Троица Единосущная".

Первый гимн прославляет Христа - Еммануила и Его Святую Мать, как бы прося у них благословения на вступающих в брак для совместной жизни и рождения детей во славу Божию и Церкви Христовой на пользу. Имя Еммануил, означающее "С нами Бог", радостно реченное пророком Исаией, напоминает вступающим в семейную жизнь с ее трудами и скорбями о том, что Бог всегда с нами, но всегда ли мы с Ним - вот что надо в себе проверять в течении всей своей жизни: "С Богом ли мы? [8].

Второй гимн вспоминает и восхваляет мучеников, ибо как мученики страдали за Христа, так и супруги должны иметь друг ко другу любовь, готовую на мученичество. В одной из бесед свт.Иоанн Златоуст говорит, что муж не должен останавливаться ни перед какими мучениями и даже смертию, если они нужны для блага жены.

Третий гимн славит Бога, Которого славили и Которым славились апостолы, о Котором радовались мученики и Которого - в трех Лицах Сущего - они проповедовали своим словом и своими страданиями.

На всех членов Церкви изливается благодать Святого Духа, хотя "дары различны, но Дух один и тот же" (1 Кор 12:4). Если понимать вслед за ап.Петром священство как служение Богу в Церкви Христовой, то одни получают дар к созданию домашних церквей, другие - дар иерейства для евхаристического предстояния и пастырского или архиерейского служения и т. д. Любой дар Святого Духа надо трепетно и со вниманием хранить: "не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе..." (1 Тим 4:14), будь то очищение от грехов на исповеди, воспринятие Божественной благодати соединения со Христом в причащении, в священнической хиротонии или венчании на брак.

Полученные в таинстве бракосочетания таланты - дары для построения семьи, домашней церкви, - необходимо приумножать в своей жизни и трудах, помнить и радеть о них. С венчания нельзя уходить, закрыв за собою дверь храма и забыв в сердце своем обо всем, что было в нем. При небрежении могут быть утрачены благодатные дары Святого Духа. Известны многие случаи, когда память о венчании помогла преодолеть период трудностей, сохранить семью и иметь в ней большую радость.

Христианская семья должна быть духоносной. К стяжанию Святого Духа каждым ее членом должно быть устремлено ее построение, быт и внутренняя жизнь. Духоносность - это дар Божий. Когда она приходит в тот или иной дом, семью, мы не знаем, но к получению и сохранению этого дара надо приготовлять себя и свою семью, памятуя слова Христа, что Царство Небесное терпеливым трудом берется и труждающиеся восходят в Него (ср. Мф 11:12) [9]. В человеческих силах говорить о путях приготовления, но не о самой духовности.

Для лиц, живущих в светском браке и желающих венчаться, подготовка к церковному бракосочетанию должна иметь некоторые особенности.

Если они, вступая в брак некрещенными, уже потом приняли веру и крестились, то желательно между крещением и венчанием не иметь между собой супружеских отношений и снять кольца, - они снова наденут их на обручении как церковный символ, а не как простой гражданский знак брачного состояния. Перед церковным бракосочетанием следует пожить как брат и сестра, сосредотачиваться на совместных молитвах в меру своих сил и возможностей.

Если они были в младенчестве крещены, то, приняв решение венчаться по христианскому обычаю, должны пройти искус брачного воздержания.

Если они уже имеют детей и пришли к вере всей семьей, то к своему венчанию им следует готовить и детей и стараться внешнюю, обрядовую сторону венчания совершить празднично (хотя можно и не делать дорогого венчального платья) и празднично одеть своих детей. Кому-то из детей можно поручить держать благословенные иконы Иисуса Христа для отца и Богородицы для матери. Детям можно вручить цветы, чтобы они преподнесли их после венчания своим родителям. Венчание родителей должно ощущаться как общесемейный церковный праздник.

После венчания хорошо устроить в тесном кругу праздничный стол с детьми и близкими верующими друзьями. Здесь уже не место широкому брачному застолью.

Дети проявляют удивительную чуткость к таинству бракосочетания своих родителей. Иногда они торопят отца и мать: "Когда же вы, наконец, будете венчаться!" - и живут в напряженном ожидании этого события. Один младенец через некоторое время после венчания родителей подошел, с нежностью ласкаясь, к священнику, говоря: "А помните, как Вы нас венчали?" - "Помню, помню, дорогой!" - лицо священника засветилось от умиления. Мальчик-дошкольник сказал "нас", а не "папу и маму". Венчание родителей стало торжественным вхождением в Церковь и их детей.

Как свидетельствуют "в браке венчавшиеся", после венчания изменяются отношения между мужем и женой.

Примечания

1.Впрочем, сама могила о. Валентина на Ваганьковском кладбище была срыта под братские могилы, но на кладбище, около церкви, стоит памятник ему.
2.Для церковного человека загсовская запись может иметь чисто юридическое значение, которое важно для получения некоторых наследственных прав, - не более. Поэтому на находящихся в гражданском браке, но не вступивших еще в церковный брак, распространяются все канонические постановления, касающиеся добрачных связей. По-видимому, иногда может быть сделано исключение, позволяющее приравнивать их к обрученным, но не венчанным, поскольку обручение не является таинством (имеется в виду 69 Правило Василия Великого из его третьего Канонического послания).
3.Здесь делается лишь попытка раскрыть внутреннее содержание чина обручения и цитируются только отдельные отрывки читаемых на обручении молитв.
4.Свт. Иоанн Златоуст. Беседа вторая на слова "Жена привязана есть законом" и пр. // Беседы на разные места Священного Писания. Т. II. СПб., 1862, с. 513.
5.Последование обручения (см. Требник).
6.Был обычай кольцо жениха делать золотым, невесты - серебряным. В результате обмена кольцами жена ходила с золотым кольцом, а муж с серебряным.
7.Аллилуия - "славьте Господа, хвалите Господа". "Аллилуйя, - как писал М. Скабалланович, - есть песнь вечности от него веет духом глоссолалической таинственности" (Толковый типикон. Вып. III, с. 24).
8.Авраам Линкольн говорил: "Не говорите С нами Бог, а спросите себя, С Богом ли вы? Бог всегда с нами, а мы можем быть не с Богом".
9.По-славянски чудится, то есть "берется, достигается, получается в результате терпеливого, настойчивого, нудного труда". Общепринятый перевод на русский силою берется не совсем эквивалентен каноническому церковнославянскому тексту.

Из книги "Домашняя Церковь" протоиерей Глеб Каледа.
Издательство "Зачатьевский Монастырь" 1998
По материалам сайта Завет.ру

Смотрите также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004