ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество   >  Средства массовой информации


Борис Йордан в центре борьбы вокруг российских СМИ

11 октября 2007, 386

Йордан, чьи бабушка и дедушка уехали из России после революции 1917 года, вырос в Лонг-Айленде. Переехав в Москву в 1992 году, Йордан держался особняком от других иностранных бизнесменов, большинство из которых почти не умело говорить по-русски...

Стремясь отобрать у Владимира Гусинского контроль над телеканалом НТВ, медиа-босс российской газовой монополии отправился в Швейцарию, чтобы обсудить стратегию захвата НТВ с представителем лос-анжелесского инвестиционного фонда, владеющего небольшим, но важным пакетом акций телеканала.
Поскольку ни один из них не мог разговаривать на языке собеседника, им потребовался переводчик. Его роль на этой встрече, состоявшейся в отеле с видом на Женевское озеро, сыграл 34-летний американский финансист русского происхождения Борис Йордан.
С тех пор прошел месяц, и Йордан теперь руководит НТВ, сидя в кабинете уволенного генерального директора, и находится в эпицентре международного волнения по поводу ситуации со свободой слова в России, сложившейся при президенте Владимире Путине. "Эти две недели оказались очень тяжелыми", - говорит он. Госдепартамент США выражает свое возмущение. Многие наиболее известные ведущие НТВ покинули канал. ЕС хочет встретиться с ними, чтобы обсудить вопрос о свободе прессы.
Принимая все это во внимание, Йордан сталкивается с тем, что он называет "самой серьезной ситуацией... в моей профессиональной карьере".
Хотя, в некотором отношении, к подобной роли Йордану не привыкать. Выпускник Нью-йоркского университета вот уже почти десять лет выполняет рискованную роль посредника в отношениях между Россией и Западом. Представляя в России Credit Suisse First Boston в качестве банкира, а затем создав в Москве свой инвестиционный банк, Йордан окунулся в серию громких и зачастую беспощадных деловых передряг.
Йордан, чьи бабушка и дедушка уехали из России после революции 1917 года, вырос в Лонг-Айленде, но лето он проводил в лагере, связанном с эмигрантской ветвью Русской Православной Церкви, где научился петь гимны царских времен и псалмы. Переехав в Москву в 1992 году, Йордан держался особняком от других иностранных бизнесменов, большинство из которых почти не умело говорить по-русски. Он выступал в роли человека, способного понимать и вращаться в двух очень разных мирах. Это принесло ему богатство. Но этим он нажил себе и врагов.
В 1996 году в разгар борьбы вокруг металлургического завода влиятельные помощники бывшего президента Бориса Ельцина лишили его въездной визы; бывший министр финансов выискивал недостатки в его российской родословной; противники и некоторые бывшие партнеры жаловались, что он слишком далеко зашел по темным тропинкам российского бизнеса. В своем прошлогоднем интервью Йордан рассказал о трудностях на пути достижения компромисса между двумя культурами, говоря, что "иностранцам не нравилось, что в нем много русского, а русским - что в нем много иностранного".
Его работа в НТВ - как и большинство предыдущих занятий - предполагает посредничество между российскими и иностранными интересами: на этот раз между "Газпромом", который владеет 46% акций НТВ, и компанией Capital Research&Management, которой принадлежит 4,5% акций телеканала. Глава медиа-компании "Газпрома" Альфред Кох - старый друг Йордана. Их дочери вместе играют, а семьи вместе проводят отпуск. В прошлом месяце Йордан организовал встречу Коха с представителем Capital Research в Женеве Марсьялем Шайе. Официальный представитель Capital Research отказался говорить о деталях состоявшихся переговоров.
Спустя две недели "Газпром" созвал заседание совета директоров НТВ в штаб-квартире газовой компании. Capital Research от голосования воздержалась, однако предоставила "Газпрому" необходимый кворум для смены руководства телеканала. Газовая компания вывела из его состава союзников Гусинского, а затем сразу же провела заседание совета директоров уже в новом составе и назначила Йордана генеральным директором НТВ.
Йордан считает смешными обвинения в его адрес со стороны журналистов НТВ, в знак протеста покинувших телеканал; они говорят, что он хочет положить конец критичной позиции телеканала, действуя по поручению Кремля. По словам Йордана, его цель заключается в установлении финансового контроля западного образца над деятельностью медиа-компании, которая залезла в большие долги и слишком долго отстаивала политические и коммерческие интересы Гусинского, покинувшего Россию прошлым летом. Он считает это естественным шагом для того, кто имеет большой опыт работы в финансовой сфере и хорошо разбирается в ситуации в России.
Действительно, Йордан сделал карьеру в России, предложив выровнять чересчур изрытый колеями российский бизнес-ландшафт. Это была езда по ухабам. Йордан, которому Credit Suisse First Boston поручил открыть представительство в Москве, прибыл в российскую столицу как раз в тот момент, когда новое российское правительство, в состав которого входили молодые экономисты-рыночники, планировало передать советские предприятия в частные руки. Йордан посоветовал им, как это лучше сделать перед лицом жесткой оппозиции со стороны парламента, в котором доминировали коммунисты.
Вместе с другим банкиром из Credit Suisse First Boston Стивеном Дженнингсом он начал скупать приватизационные ваучеры и продавать их западным инвесторам по более высокой цене. В 1995 году Йордан и Дженнингс ушли из Credit Suisse First Boston, чтобы основать свой собственный инвестиционный банк Renaissance Capital, где Йордан возглавил частный инвестиционный фонд "Спутник". По словам инвесторов, Йордан завоевал репутацию "проводника в джунглях" - доверенного лица, который помогал им получить прибыть на потенциально привлекательном, но опасно беспорядочном российском рынке.
Среди зарубежных инвесторов, которым Йордан оказал подобные услуги, были Джордж Сорос и Гарвардский университет. Йордан часто организовывал им встречи с олигархом Владимиром Потаниным. Объединившись с Потаниным, инвесторы Йордана приобрели акции пятой по величине российской нефтяной компании "Сиданко", а также крупнейшего телекоммуникационного холдинга "Связьинвест". "Спутник" купил акции крупнейшего российского Новолипецкого металлургического завода.
Однако некоторые из организованных Йорданом сделок оказались неудачными. Кроме того, финансовый кризис 1998 года нанес финансовый удар по медиа-империи Гусинского, расчистив, тем самым, путь для недавнего захвата НТВ и нанеся также серьезный ущерб и деятельности Йордана. Сорос назвал свои инвестиции в "Связьинвест" самой неудачной сделкой. "Сиданко" обанкротилась, хотя сейчас вновь встала на ноги.
Понеся серьезные потери в результате финансового кризиса 1998 года, Renaissance Capital Йордана залез в большие долги и был вынужден пойти на реструктуризацию. Йордан ушел из банка и забрал с собой акции фонда "Спутник". Его офис до сих пор находится в одном здании с Renaissance Capital, однако, дверь в кабинет к бывшему партнеру Дженнингсу для него закрыта.
"Мы не хотим, чтобы нас связывали с ситуацией вокруг НТВ",- подчеркнул Дженнингс.
Стремясь отобрать у Владимира Гусинского контроль над телеканалом НТВ, медиа-босс российской газовой монополии отправился в прошлом месяце в Швейцарию, чтобы обсудить стратегию захвата НТВ с представителем лос-анжелесского инвестиционного фонда, владеющего небольшим, но важным пакетом акций телеканала.
Поскольку ни один из них не мог разговаривать на языке собеседника, им потребовался переводчик. Его роль на этой встрече, состоявшейся в отеле с видом на Женевское озеро, сыграл 34-летний американский финансист русского происхождения Борис Йордан.
С тех пор прошел месяц, и Йордан теперь руководит НТВ, сидя в кабинете уволенного генерального директора, и находится в эпицентре международного волнения по поводу ситуации со свободой слова в России, сложившейся при президенте Владимире Путине. "Эти две недели оказались очень тяжелыми", - говорит он. Госдепартамент США выражает свое возмущение. Многие наиболее известные ведущие НТВ покинули канал. ЕС хочет встретиться с ними, чтобы обсудить вопрос о свободе прессы.
Принимая все это во внимание, Йордан сталкивается с тем, что он называет "самой серьезной ситуацией... в моей профессиональной карьере".
Хотя, в некотором отношении, к подобной роли Йордану не привыкать. Выпускник Нью-йоркского университета вот уже почти десять лет выполняет рискованную роль посредника в отношениях между Россией и Западом. Представляя в России Credit Suisse First Boston в качестве банкира, а затем создав в Москве свой инвестиционный банк, Йордан окунулся в серию громких и зачастую беспощадных деловых передряг.
Йордан, чьи бабушка и дедушка уехали из России после революции 1917 года, вырос в Лонг-Айленде, но лето он проводил в лагере, связанном с эмигрантской ветвью Русской Православной Церкви, где научился петь гимны царских времен и псалмы. Переехав в Москву в 1992 году, Йордан держался особняком от других иностранных бизнесменов, большинство из которых почти не умело говорить по-русски. Он выступал в роли человека, способного понимать и вращаться в двух очень разных мирах. Это принесло ему богатство. Но этим он нажил себе и врагов.
В 1996 году в разгар борьбы вокруг металлургического завода влиятельные помощники бывшего президента Бориса Ельцина лишили его въездной визы; бывший министр финансов выискивал недостатки в его российской родословной; противники и некоторые бывшие партнеры жаловались, что он слишком далеко зашел по темным тропинкам российского бизнеса. В своем прошлогоднем интервью Йордан рассказал о трудностях на пути достижения компромисса между двумя культурами, говоря, что "иностранцам не нравилось, что в нем много русского, а русским - что в нем много иностранного".
Его работа в НТВ - как и большинство предыдущих занятий - предполагает посредничество между российскими и иностранными интересами: на этот раз между "Газпромом", который владеет 46% акций НТВ, и компанией Capital Research&Management, которой принадлежит 4,5% акций телеканала. Глава медиа-компании "Газпрома" Альфред Кох - старый друг Йордана. Их дочери вместе играют, а семьи вместе проводят отпуск. В прошлом месяце Йордан организовал встречу Коха с представителем Capital Research в Женеве Марсьялем Шайе. Официальный представитель Capital Research отказался говорить о деталях состоявшихся переговоров.
Спустя две недели "Газпром" созвал заседание совета директоров НТВ в штаб-квартире газовой компании. Capital Research от голосования воздержалась, однако предоставила "Газпрому" необходимый кворум для смены руководства телеканала. Газовая компания вывела из его состава союзников Гусинского, а затем сразу же провела заседание совета директоров уже в новом составе и назначила Йордана генеральным директором НТВ.
Йордан считает смешными обвинения в его адрес со стороны журналистов НТВ, в знак протеста покинувших телеканал; они говорят, что он хочет положить конец критичной позиции телеканала, действуя по поручению Кремля. По словам Йордана, его цель заключается в установлении финансового контроля западного образца над деятельностью медиа-компании, которая залезла в большие долги и слишком долго отстаивала политические и коммерческие интересы Гусинского, покинувшего Россию прошлым летом. Он считает это естественным шагом для того, кто имеет большой опыт работы в финансовой сфере и хорошо разбирается в ситуации в России.
Действительно, Йордан сделал карьеру в России, предложив выровнять чересчур изрытый колеями российский бизнес-ландшафт. Это была езда по ухабам. Йордан, которому Credit Suisse First Boston поручил открыть представительство в Москве, прибыл в российскую столицу как раз в тот момент, когда новое российское правительство, в состав которого входили молодые экономисты-рыночники, планировало передать советские предприятия в частные руки. Йордан посоветовал им, как это лучше сделать перед лицом жесткой оппозиции со стороны парламента, в котором доминировали коммунисты.
Вместе с другим банкиром из Credit Suisse First Boston Стивеном Дженнингсом он начал скупать приватизационные ваучеры и продавать их западным инвесторам по более высокой цене. В 1995 году Йордан и Дженнингс ушли из Credit Suisse First Boston, чтобы основать свой собственный инвестиционный банк Renaissance Capital, где Йордан возглавил частный инвестиционный фонд "Спутник". По словам инвесторов, Йордан завоевал репутацию "проводника в джунглях" - доверенного лица, который помогал им получить прибыть на потенциально привлекательном, но опасно беспорядочном российском рынке.
Среди зарубежных инвесторов, которым Йордан оказал подобные услуги, были Джордж Сорос и Гарвардский университет. Йордан часто организовывал им встречи с олигархом Владимиром Потаниным. Объединившись с Потаниным, инвесторы Йордана приобрели акции пятой по величине российской нефтяной компании "Сиданко", а также крупнейшего телекоммуникационного холдинга "Связьинвест". "Спутник" купил акции крупнейшего российского Новолипецкого металлургического завода.
Однако некоторые из организованных Йорданом сделок оказались неудачными. Кроме того, финансовый кризис 1998 года нанес финансовый удар по медиа-империи Гусинского, расчистив, тем самым, путь для недавнего захвата НТВ и нанеся также серьезный ущерб и деятельности Йордана. Сорос назвал свои инвестиции в "Связьинвест" самой неудачной сделкой. "Сиданко" обанкротилась, хотя сейчас вновь встала на ноги.
Понеся серьезные потери в результате финансового кризиса 1998 года, Renaissance Capital Йордана залез в большие долги и был вынужден пойти на реструктуризацию. Йордан ушел из банка и забрал с собой акции фонда "Спутник". Его офис до сих пор находится в одном здании с Renaissance Capital, однако, дверь в кабинет к бывшему партнеру Дженнингсу для него закрыта.
"Мы не хотим, чтобы нас связывали с ситуацией вокруг НТВ",- подчеркнул Дженнингс.
Стремясь отобрать у Владимира Гусинского контроль над телеканалом НТВ, медиа-босс российской газовой монополии отправился в прошлом месяце в Швейцарию, чтобы обсудить стратегию захвата НТВ с представителем лос-анжелесского инвестиционного фонда, владеющего небольшим, но важным пакетом акций телеканала.
Поскольку ни один из них не мог разговаривать на языке собеседника, им потребовался переводчик. Его роль на этой встрече, состоявшейся в отеле с видом на Женевское озеро, сыграл 34-летний американский финансист русского происхождения Борис Йордан.
С тех пор прошел месяц, и Йордан теперь руководит НТВ, сидя в кабинете уволенного генерального директора, и находится в эпицентре международного волнения по поводу ситуации со свободой слова в России, сложившейся при президенте Владимире Путине. "Эти две недели оказались очень тяжелыми", - говорит он. Госдепартамент США выражает свое возмущение. Многие наиболее известные ведущие НТВ покинули канал. ЕС хочет встретиться с ними, чтобы обсудить вопрос о свободе прессы.
Принимая все это во внимание, Йордан сталкивается с тем, что он называет "самой серьезной ситуацией... в моей профессиональной карьере".
Хотя, в некотором отношении, к подобной роли Йордану не привыкать. Выпускник Нью-йоркского университета вот уже почти десять лет выполняет рискованную роль посредника в отношениях между Россией и Западом. Представляя в России Credit Suisse First Boston в качестве банкира, а затем создав в Москве свой инвестиционный банк, Йордан окунулся в серию громких и зачастую беспощадных деловых передряг.
Йордан, чьи бабушка и дедушка уехали из России после революции 1917 года, вырос в Лонг-Айленде, но лето он проводил в лагере, связанном с эмигрантской ветвью Русской Православной Церкви, где научился петь гимны царских времен и псалмы. Переехав в Москву в 1992 году, Йордан держался особняком от других иностранных бизнесменов, большинство из которых почти не умело говорить по-русски. Он выступал в роли человека, способного понимать и вращаться в двух очень разных мирах. Это принесло ему богатство. Но этим он нажил себе и врагов.
В 1996 году в разгар борьбы вокруг металлургического завода влиятельные помощники бывшего президента Бориса Ельцина лишили его въездной визы; бывший министр финансов выискивал недостатки в его российской родословной; противники и некоторые бывшие партнеры жаловались, что он слишком далеко зашел по темным тропинкам российского бизнеса. В своем прошлогоднем интервью Йордан рассказал о трудностях на пути достижения компромисса между двумя культурами, говоря, что "иностранцам не нравилось, что в нем много русского, а русским - что в нем много иностранного".
Его работа в НТВ - как и большинство предыдущих занятий - предполагает посредничество между российскими и иностранными интересами: на этот раз между "Газпромом", который владеет 46% акций НТВ, и компанией Capital Research&Management, которой принадлежит 4,5% акций телеканала. Глава медиа-компании "Газпрома" Альфред Кох - старый друг Йордана. Их дочери вместе играют, а семьи вместе проводят отпуск. В прошлом месяце Йордан организовал встречу Коха с представителем Capital Research в Женеве Марсьялем Шайе. Официальный представитель Capital Research отказался говорить о деталях состоявшихся переговоров.
Спустя две недели "Газпром" созвал заседание совета директоров НТВ в штаб-квартире газовой компании. Capital Research от голосования воздержалась, однако предоставила "Газпрому" необходимый кворум для смены руководства телеканала. Газовая компания вывела из его состава союзников Гусинского, а затем сразу же провела заседание совета директоров уже в новом составе и назначила Йордана генеральным директором НТВ.
Йордан считает смешными обвинения в его адрес со стороны журналистов НТВ, в знак протеста покинувших телеканал; они говорят, что он хочет положить конец критичной позиции телеканала, действуя по поручению Кремля. По словам Йордана, его цель заключается в установлении финансового контроля западного образца над деятельностью медиа-компании, которая залезла в большие долги и слишком долго отстаивала политические и коммерческие интересы Гусинского, покинувшего Россию прошлым летом. Он считает это естественным шагом для того, кто имеет большой опыт работы в финансовой сфере и хорошо разбирается в ситуации в России.
Действительно, Йордан сделал карьеру в России, предложив выровнять чересчур изрытый колеями российский бизнес-ландшафт. Это была езда по ухабам. Йордан, которому Credit Suisse First Boston поручил открыть представительство в Москве, прибыл в российскую столицу как раз в тот момент, когда новое российское правительство, в состав которого входили молодые экономисты-рыночники, планировало передать советские предприятия в частные руки. Йордан посоветовал им, как это лучше сделать перед лицом жесткой оппозиции со стороны парламента, в котором доминировали коммунисты.
Вместе с другим банкиром из Credit Suisse First Boston Стивеном Дженнингсом он начал скупать приватизационные ваучеры и продавать их западным инвесторам по более высокой цене. В 1995 году Йордан и Дженнингс ушли из Credit Suisse First Boston, чтобы основать свой собственный инвестиционный банк Renaissance Capital, где Йордан возглавил частный инвестиционный фонд "Спутник". По словам инвесторов, Йордан завоевал репутацию "проводника в джунглях" - доверенного лица, который помогал им получить прибыть на потенциально привлекательном, но опасно беспорядочном российском рынке.
Среди зарубежных инвесторов, которым Йордан оказал подобные услуги, были Джордж Сорос и Гарвардский университет. Йордан часто организовывал им встречи с олигархом Владимиром Потаниным. Объединившись с Потаниным, инвесторы Йордана приобрели акции пятой по величине российской нефтяной компании "Сиданко", а также крупнейшего телекоммуникационного холдинга "Связьинвест". "Спутник" купил акции крупнейшего российского Новолипецкого металлургического завода.
Однако некоторые из организованных Йорданом сделок оказались неудачными. Кроме того, финансовый кризис 1998 года нанес финансовый удар по медиа-империи Гусинского, расчистив, тем самым, путь для недавнего захвата НТВ и нанеся также серьезный ущерб и деятельности Йордана. Сорос назвал свои инвестиции в "Связьинвест" самой неудачной сделкой. "Сиданко" обанкротилась, хотя сейчас вновь встала на ноги.
Понеся серьезные потери в результате финансового кризиса 1998 года, Renaissance Capital Йордана залез в большие долги и был вынужден пойти на реструктуризацию. Йордан ушел из банка и забрал с собой акции фонда "Спутник". Его офис до сих пор находится в одном здании с Renaissance Capital, однако, дверь в кабинет к бывшему партнеру Дженнингсу для него закрыта.
"Мы не хотим, чтобы нас связывали с ситуацией вокруг НТВ",- подчеркнул Дженнингс.
Стремясь отобрать у Владимира Гусинского контроль над телеканалом НТВ, медиа-босс российской газовой монополии отправился в прошлом месяце в Швейцарию, чтобы обсудить стратегию захвата НТВ с представителем лос-анжелесского инвестиционного фонда, владеющего небольшим, но важным пакетом акций телеканала.
Поскольку ни один из них не мог разговаривать на языке собеседника, им потребовался переводчик. Его роль на этой встрече, состоявшейся в отеле с видом на Женевское озеро, сыграл 34-летний американский финансист русского происхождения Борис Йордан.
С тех пор прошел месяц, и Йордан теперь руководит НТВ, сидя в кабинете уволенного генерального директора, и находится в эпицентре международного волнения по поводу ситуации со свободой слова в России, сложившейся при президенте Владимире Путине. "Эти две недели оказались очень тяжелыми", - говорит он. Госдепартамент США выражает свое возмущение. Многие наиболее известные ведущие НТВ покинули канал. ЕС хочет встретиться с ними, чтобы обсудить вопрос о свободе прессы.
Принимая все это во внимание, Йордан сталкивается с тем, что он называет "самой серьезной ситуацией... в моей профессиональной карьере".
Хотя, в некотором отношении, к подобной роли Йордану не привыкать. Выпускник Нью-йоркского университета вот уже почти десять лет выполняет рискованную роль посредника в отношениях между Россией и Западом. Представляя в России Credit Suisse First Boston в качестве банкира, а затем создав в Москве свой инвестиционный банк, Йордан окунулся в серию громких и зачастую беспощадных деловых передряг.
Йордан, чьи бабушка и дедушка уехали из России после революции 1917 года, вырос в Лонг-Айленде, но лето он проводил в лагере, связанном с эмигрантской ветвью Русской Православной Церкви, где научился петь гимны царских времен и псалмы. Переехав в Москву в 1992 году, Йордан держался особняком от других иностранных бизнесменов, большинство из которых почти не умело говорить по-русски. Он выступал в роли человека, способного понимать и вращаться в двух очень разных мирах. Это принесло ему богатство. Но этим он нажил себе и врагов.
В 1996 году в разгар борьбы вокруг металлургического завода влиятельные помощники бывшего президента Бориса Ельцина лишили его въездной визы; бывший министр финансов выискивал недостатки в его российской родословной; противники и некоторые бывшие партнеры жаловались, что он слишком далеко зашел по темным тропинкам российского бизнеса. В своем прошлогоднем интервью Йордан рассказал о трудностях на пути достижения компромисса между двумя культурами, говоря, что "иностранцам не нравилось, что в нем много русского, а русским - что в нем много иностранного".
Его работа в НТВ - как и большинство предыдущих занятий - предполагает посредничество между российскими и иностранными интересами: на этот раз между "Газпромом", который владеет 46% акций НТВ, и компанией Capital Research&Management, которой принадлежит 4,5% акций телеканала. Глава медиа-компании "Газпрома" Альфред Кох - старый друг Йордана. Их дочери вместе играют, а семьи вместе проводят отпуск. В прошлом месяце Йордан организовал встречу Коха с представителем Capital Research в Женеве Марсьялем Шайе. Официальный представитель Capital Research отказался говорить о деталях состоявшихся переговоров.
Спустя две недели "Газпром" созвал заседание совета директоров НТВ в штаб-квартире газовой компании. Capital Research от голосования воздержалась, однако предоставила "Газпрому" необходимый кворум для смены руководства телеканала. Газовая компания вывела из его состава союзников Гусинского, а затем сразу же провела заседание совета директоров уже в новом составе и назначила Йордана генеральным директором НТВ.
Йордан считает смешными обвинения в его адрес со стороны журналистов НТВ, в знак протеста покинувших телеканал; они говорят, что он хочет положить конец критичной позиции телеканала, действуя по поручению Кремля. По словам Йордана, его цель заключается в установлении финансового контроля западного образца над деятельностью медиа-компании, которая залезла в большие долги и слишком долго отстаивала политические и коммерческие интересы Гусинского, покинувшего Россию прошлым летом. Он считает это естественным шагом для того, кто имеет большой опыт работы в финансовой сфере и хорошо разбирается в ситуации в России.
Действительно, Йордан сделал карьеру в России, предложив выровнять чересчур изрытый колеями российский бизнес-ландшафт. Это была езда по ухабам. Йордан, которому Credit Suisse First Boston поручил открыть представительство в Москве, прибыл в российскую столицу как раз в тот момент, когда новое российское правительство, в состав которого входили молодые экономисты-рыночники, планировало передать советские предприятия в частные руки. Йордан посоветовал им, как это лучше сделать перед лицом жесткой оппозиции со стороны парламента, в котором доминировали коммунисты.
Вместе с другим банкиром из Credit Suisse First Boston Стивеном Дженнингсом он начал скупать приватизационные ваучеры и продавать их западным инвесторам по более высокой цене. В 1995 году Йордан и Дженнингс ушли из Credit Suisse First Boston, чтобы основать свой собственный инвестиционный банк Renaissance Capital, где Йордан возглавил частный инвестиционный фонд "Спутник". По словам инвесторов, Йордан завоевал репутацию "проводника в джунглях" - доверенного лица, который помогал им получить прибыть на потенциально привлекательном, но опасно беспорядочном российском рынке.
Среди зарубежных инвесторов, которым Йордан оказал подобные услуги, были Джордж Сорос и Гарвардский университет. Йордан часто организовывал им встречи с олигархом Владимиром Потаниным. Объединившись с Потаниным, инвесторы Йордана приобрели акции пятой по величине российской нефтяной компании "Сиданко", а также крупнейшего телекоммуникационного холдинга "Связьинвест". "Спутник" купил акции крупнейшего российского Новолипецкого металлургического завода.
Однако некоторые из организованных Йорданом сделок оказались неудачными. Кроме того, финансовый кризис 1998 года нанес финансовый удар по медиа-империи Гусинского, расчистив, тем самым, путь для недавнего захвата НТВ и нанеся также серьезный ущерб и деятельности Йордана. Сорос назвал свои инвестиции в "Связьинвест" самой неудачной сделкой. "Сиданко" обанкротилась, хотя сейчас вновь встала на ноги.
Понеся серьезные потери в результате финансового кризиса 1998 года, Renaissance Capital Йордана залез в большие долги и был вынужден пойти на реструктуризацию. Йордан ушел из банка и забрал с собой акции фонда "Спутник". Его офис до сих пор находится в одном здании с Renaissance Capital, однако, дверь в кабинет к бывшему партнеру Дженнингсу для него закрыта.
"Мы не хотим, чтобы нас связывали с ситуацией вокруг НТВ",- подчеркнул Дженнингс.
Стремясь отобрать у Владимира Гусинского контроль над телеканалом НТВ, медиа-босс российской газовой монополии отправился в прошлом месяце в Швейцарию, чтобы обсудить стратегию захвата НТВ с представителем лос-анжелесского инвестиционного фонда, владеющего небольшим, но важным пакетом акций телеканала.
Поскольку ни один из них не мог разговаривать на языке собеседника, им потребовался переводчик. Его роль на этой встрече, состоявшейся в отеле с видом на Женевское озеро, сыграл 34-летний американский финансист русского происхождения Борис Йордан.
С тех пор прошел месяц, и Йордан теперь руководит НТВ, сидя в кабинете уволенного генерального директора, и находится в эпицентре международного волнения по поводу ситуации со свободой слова в России, сложившейся при президенте Владимире Путине. "Эти две недели оказались очень тяжелыми", - говорит он. Госдепартамент США выражает свое возмущение. Многие наиболее известные ведущие НТВ покинули канал. ЕС хочет встретиться с ними, чтобы обсудить вопрос о свободе прессы.
Принимая все это во внимание, Йордан сталкивается с тем, что он называет "самой серьезной ситуацией... в моей профессиональной карьере".
Хотя, в некотором отношении, к подобной роли Йордану не привыкать. Выпускник Нью-йоркского университета вот уже почти десять лет выполняет рискованную роль посредника в отношениях между Россией и Западом. Представляя в России Credit Suisse First Boston в качестве банкира, а затем создав в Москве свой инвестиционный банк, Йордан окунулся в серию громких и зачастую беспощадных деловых передряг.
Йордан, чьи бабушка и дедушка уехали из России после революции 1917 года, вырос в Лонг-Айленде, но лето он проводил в лагере, связанном с эмигрантской ветвью Русской Православной Церкви, где научился петь гимны царских времен и псалмы. Переехав в Москву в 1992 году, Йордан держался особняком от других иностранных бизнесменов, большинство из которых почти не умело говорить по-русски. Он выступал в роли человека, способного понимать и вращаться в двух очень разных мирах. Это принесло ему богатство. Но этим он нажил себе и врагов.
В 1996 году в разгар борьбы вокруг металлургического завода влиятельные помощники бывшего президента Бориса Ельцина лишили его въездной визы; бывший министр финансов выискивал недостатки в его российской родословной; противники и некоторые бывшие партнеры жаловались, что он слишком далеко зашел по темным тропинкам российского бизнеса. В своем прошлогоднем интервью Йордан рассказал о трудностях на пути достижения компромисса между двумя культурами, говоря, что "иностранцам не нравилось, что в нем много русского, а русским - что в нем много иностранного".
Его работа в НТВ - как и большинство предыдущих занятий - предполагает посредничество между российскими и иностранными интересами: на этот раз между "Газпромом", который владеет 46% акций НТВ, и компанией Capital Research&Management, которой принадлежит 4,5% акций телеканала. Глава медиа-компании "Газпрома" Альфред Кох - старый друг Йордана. Их дочери вместе играют, а семьи вместе проводят отпуск. В прошлом месяце Йордан организовал встречу Коха с представителем Capital Research в Женеве Марсьялем Шайе. Официальный представитель Capital Research отказался говорить о деталях состоявшихся переговоров.
Спустя две недели "Газпром" созвал заседание совета директоров НТВ в штаб-квартире газовой компании. Capital Research от голосования воздержалась, однако предоставила "Газпрому" необходимый кворум для смены руководства телеканала. Газовая компания вывела из его состава союзников Гусинского, а затем сразу же провела заседание совета директоров уже в новом составе и назначила Йордана генеральным директором НТВ.
Йордан считает смешными обвинения в его адрес со стороны журналистов НТВ, в знак протеста покинувших телеканал; они говорят, что он хочет положить конец критичной позиции телеканала, действуя по поручению Кремля. По словам Йордана, его цель заключается в установлении финансового контроля западного образца над деятельностью медиа-компании, которая залезла в большие долги и слишком долго отстаивала политические и коммерческие интересы Гусинского, покинувшего Россию прошлым летом. Он считает это естественным шагом для того, кто имеет большой опыт работы в финансовой сфере и хорошо разбирается в ситуации в России.
Действительно, Йордан сделал карьеру в России, предложив выровнять чересчур изрытый колеями российский бизнес-ландшафт. Это была езда по ухабам. Йордан, которому Credit Suisse First Boston поручил открыть представительство в Москве, прибыл в российскую столицу как раз в тот момент, когда новое российское правительство, в состав которого входили молодые экономисты-рыночники, планировало передать советские предприятия в частные руки. Йордан посоветовал им, как это лучше сделать перед лицом жесткой оппозиции со стороны парламента, в котором доминировали коммунисты.
Вместе с другим банкиром из Credit Suisse First Boston Стивеном Дженнингсом он начал скупать приватизационные ваучеры и продавать их западным инвесторам по более высокой цене. В 1995 году Йордан и Дженнингс ушли из Credit Suisse First Boston, чтобы основать свой собственный инвестиционный банк Renaissance Capital, где Йордан возглавил частный инвестиционный фонд "Спутник". По словам инвесторов, Йордан завоевал репутацию "проводника в джунглях" - доверенного лица, который помогал им получить прибыть на потенциально привлекательном, но опасно беспорядочном российском рынке.
Среди зарубежных инвесторов, которым Йордан оказал подобные услуги, были Джордж Сорос и Гарвардский университет. Йордан часто организовывал им встречи с олигархом Владимиром Потаниным. Объединившись с Потаниным, инвесторы Йордана приобрели акции пятой по величине российской нефтяной компании "Сиданко", а также крупнейшего телекоммуникационного холдинга "Связьинвест". "Спутник" купил акции крупнейшего российского Новолипецкого металлургического завода.
Однако некоторые из организованных Йорданом сделок оказались неудачными. Кроме того, финансовый кризис 1998 года нанес финансовый удар по медиа-империи Гусинского, расчистив, тем самым, путь для недавнего захвата НТВ и нанеся также серьезный ущерб и деятельности Йордана. Сорос назвал свои инвестиции в "Связьинвест" самой неудачной сделкой. "Сиданко" обанкротилась, хотя сейчас вновь встала на ноги.
Понеся серьезные потери в результате финансового кризиса 1998 года, Renaissance Capital Йордана залез в большие долги и был вынужден пойти на реструктуризацию. Йордан ушел из банка и забрал с собой акции фонда "Спутник". Его офис до сих пор находится в одном здании с Renaissance Capital, однако, дверь в кабинет к бывшему партнеру Дженнингсу для него закрыта.
"Мы не хотим, чтобы нас связывали с ситуацией вокруг НТВ",- подчеркнул Дженнингс.
Стремясь отобрать у Владимира Гусинского контроль над телеканалом НТВ, медиа-босс российской газовой монополии отправился в прошлом месяце в Швейцарию, чтобы обсудить стратегию захвата НТВ с представителем лос-анжелесского инвестиционного фонда, владеющего небольшим, но важным пакетом акций телеканала.
Поскольку ни один из них не мог разговаривать на языке собеседника, им потребовался переводчик. Его роль на этой встрече, состоявшейся в отеле с видом на Женевское озеро, сыграл 34-летний американский финансист русского происхождения Борис Йордан.
С тех пор прошел месяц, и Йордан теперь руководит НТВ, сидя в кабинете уволенного генерального директора, и находится в эпицентре международного волнения по поводу ситуации со свободой слова в России, сложившейся при президенте Владимире Путине. "Эти две недели оказались очень тяжелыми", - говорит он. Госдепартамент США выражает свое возмущение. Многие наиболее известные ведущие НТВ покинули канал. ЕС хочет встретиться с ними, чтобы обсудить вопрос о свободе прессы.
Принимая все это во внимание, Йордан сталкивается с тем, что он называет "самой серьезной ситуацией... в моей профессиональной карьере".
Хотя, в некотором отношении, к подобной роли Йордану не привыкать. Выпускник Нью-йоркского университета вот уже почти десять лет выполняет рискованную роль посредника в отношениях между Россией и Западом. Представляя в России Credit Suisse First Boston в качестве банкира, а затем создав в Москве свой инвестиционный банк, Йордан окунулся в серию громких и зачастую беспощадных деловых передряг.
Йордан, чьи бабушка и дедушка уехали из России после революции 1917 года, вырос в Лонг-Айленде, но лето он проводил в лагере, связанном с эмигрантской ветвью Русской Православной Церкви, где научился петь гимны царских времен и псалмы. Переехав в Москву в 1992 году, Йордан держался особняком от других иностранных бизнесменов, большинство из которых почти не умело говорить по-русски. Он выступал в роли человека, способного понимать и вращаться в двух очень разных мирах. Это принесло ему богатство. Но этим он нажил себе и врагов.
В 1996 году в разгар борьбы вокруг металлургического завода влиятельные помощники бывшего президента Бориса Ельцина лишили его въездной визы; бывший министр финансов выискивал недостатки в его российской родословной; противники и некоторые бывшие партнеры жаловались, что он слишком далеко зашел по темным тропинкам российского бизнеса. В своем прошлогоднем интервью Йордан рассказал о трудностях на пути достижения компромисса между двумя культурами, говоря, что "иностранцам не нравилось, что в нем много русского, а русским - что в нем много иностранного".
Его работа в НТВ - как и большинство предыдущих занятий - предполагает посредничество между российскими и иностранными интересами: на этот раз между "Газпромом", который владеет 46% акций НТВ, и компанией Capital Research&Management, которой принадлежит 4,5% акций телеканала. Глава медиа-компании "Газпрома" Альфред Кох - старый друг Йордана. Их дочери вместе играют, а семьи вместе проводят отпуск. В прошлом месяце Йордан организовал встречу Коха с представителем Capital Research в Женеве Марсьялем Шайе. Официальный представитель Capital Research отказался говорить о деталях состоявшихся переговоров.
Спустя две недели "Газпром" созвал заседание совета директоров НТВ в штаб-квартире газовой компании. Capital Research от голосования воздержалась, однако предоставила "Газпрому" необходимый кворум для смены руководства телеканала. Газовая компания вывела из его состава союзников Гусинского, а затем сразу же провела заседание совета директоров уже в новом составе и назначила Йордана генеральным директором НТВ.
Йордан считает смешными обвинения в его адрес со стороны журналистов НТВ, в знак протеста покинувших телеканал; они говорят, что он хочет положить конец критичной позиции телеканала, действуя по поручению Кремля. По словам Йордана, его цель заключается в установлении финансового контроля западного образца над деятельностью медиа-компании, которая залезла в большие долги и слишком долго отстаивала политические и коммерческие интересы Гусинского, покинувшего Россию прошлым летом. Он считает это естественным шагом для того, кто имеет большой опыт работы в финансовой сфере и хорошо разбирается в ситуации в России.
Действительно, Йордан сделал карьеру в России, предложив выровнять чересчур изрытый колеями российский бизнес-ландшафт. Это была езда по ухабам. Йордан, которому Credit Suisse First Boston поручил открыть представительство в Москве, прибыл в российскую столицу как раз в тот момент, когда новое российское правительство, в состав которого входили молодые экономисты-рыночники, планировало передать советские предприятия в частные руки. Йордан посоветовал им, как это лучше сделать перед лицом жесткой оппозиции со стороны парламента, в котором доминировали коммунисты.
Вместе с другим банкиром из Credit Suisse First Boston Стивеном Дженнингсом он начал скупать приватизационные ваучеры и продавать их западным инвесторам по более высокой цене. В 1995 году Йордан и Дженнингс ушли из Credit Suisse First Boston, чтобы основать свой собственный инвестиционный банк Renaissance Capital, где Йордан возглавил частный инвестиционный фонд "Спутник". По словам инвесторов, Йордан завоевал репутацию "проводника в джунглях" - доверенного лица, который помогал им получить прибыть на потенциально привлекательном, но опасно беспорядочном российском рынке.
Среди зарубежных инвесторов, которым Йордан оказал подобные услуги, были Джордж Сорос и Гарвардский университет. Йордан часто организовывал им встречи с олигархом Владимиром Потаниным. Объединившись с Потаниным, инвесторы Йордана приобрели акции пятой по величине российской нефтяной компании "Сиданко", а также крупнейшего телекоммуникационного холдинга "Связьинвест". "Спутник" купил акции крупнейшего российского Новолипецкого металлургического завода.
Однако некоторые из организованных Йорданом сделок оказались неудачными. Кроме того, финансовый кризис 1998 года нанес финансовый удар по медиа-империи Гусинского, расчистив, тем самым, путь для недавнего захвата НТВ и нанеся также серьезный ущерб и деятельности Йордана. Сорос назвал свои инвестиции в "Связьинвест" самой неудачной сделкой. "Сиданко" обанкротилась, хотя сейчас вновь встала на ноги.
Понеся серьезные потери в результате финансового кризиса 1998 года, Renaissance Capital Йордана залез в большие долги и был вынужден пойти на реструктуризацию. Йордан ушел из банка и забрал с собой акции фонда "Спутник". Его офис до сих пор находится в одном здании с Renaissance Capital, однако, дверь в кабинет к бывшему партнеру Дженнингсу для него закрыта.
"Мы не хотим, чтобы нас связывали с ситуацией вокруг НТВ",- подчеркнул Дженнингс.
Стремясь отобрать у Владимира Гусинского контроль над телеканалом НТВ, медиа-босс российской газовой монополии отправился в прошлом месяце в Швейцарию, чтобы обсудить стратегию захвата НТВ с представителем лос-анжелесского инвестиционного фонда, владеющего небольшим, но важным пакетом акций телеканала.
Поскольку ни один из них не мог разговаривать на языке собеседника, им потребовался переводчик. Его роль на этой встрече, состоявшейся в отеле с видом на Женевское озеро, сыграл 34-летний американский финансист русского происхождения Борис Йордан.
С тех пор прошел месяц, и Йордан теперь руководит НТВ, сидя в кабинете уволенного генерального директора, и находится в эпицентре международного волнения по поводу ситуации со свободой слова в России, сложившейся при президенте Владимире Путине. "Эти две недели оказались очень тяжелыми", - говорит он. Госдепартамент США выражает свое возмущение. Многие наиболее известные ведущие НТВ покинули канал. ЕС хочет встретиться с ними, чтобы обсудить вопрос о свободе прессы.
Принимая все это во внимание, Йордан сталкивается с тем, что он называет "самой серьезной ситуацией... в моей профессиональной карьере".
Хотя, в некотором отношении, к подобной роли Йордану не привыкать. Выпускник Нью-йоркского университета вот уже почти десять лет выполняет рискованную роль посредника в отношениях между Россией и Западом. Представляя в России Credit Suisse First Boston в качестве банкира, а затем создав в Москве свой инвестиционный банк, Йордан окунулся в серию громких и зачастую беспощадных деловых передряг.
Йордан, чьи бабушка и дедушка уехали из России после революции 1917 года, вырос в Лонг-Айленде, но лето он проводил в лагере, связанном с эмигрантской ветвью Русской Православной Церкви, где научился петь гимны царских времен и псалмы. Переехав в Москву в 1992 году, Йордан держался особняком от других иностранных бизнесменов, большинство из которых почти не умело говорить по-русски. Он выступал в роли человека, способного понимать и вращаться в двух очень разных мирах. Это принесло ему богатство. Но этим он нажил себе и врагов.
В 1996 году в разгар борьбы вокруг металлургического завода влиятельные помощники бывшего президента Бориса Ельцина лишили его въездной визы; бывший министр финансов выискивал недостатки в его российской родословной; противники и некоторые бывшие партнеры жаловались, что он слишком далеко зашел по темным тропинкам российского бизнеса. В своем прошлогоднем интервью Йордан рассказал о трудностях на пути достижения компромисса между двумя культурами, говоря, что "иностранцам не нравилось, что в нем много русского, а русским - что в нем много иностранного".
Его работа в НТВ - как и большинство предыдущих занятий - предполагает посредничество между российскими и иностранными интересами: на этот раз между "Газпромом", который владеет 46% акций НТВ, и компанией Capital Research&Management, которой принадлежит 4,5% акций телеканала. Глава медиа-компании "Газпрома" Альфред Кох - старый друг Йордана. Их дочери вместе играют, а семьи вместе проводят отпуск. В прошлом месяце Йордан организовал встречу Коха с представителем Capital Research в Женеве Марсьялем Шайе. Официальный представитель Capital Research отказался говорить о деталях состоявшихся переговоров.
Спустя две недели "Газпром" созвал заседание совета директоров НТВ в штаб-квартире газовой компании. Capital Research от голосования воздержалась, однако предоставила "Газпрому" необходимый кворум для смены руководства телеканала. Газовая компания вывела из его состава союзников Гусинского, а затем сразу же провела заседание совета директоров уже в новом составе и назначила Йордана генеральным директором НТВ.
Йордан считает смешными обвинения в его адрес со стороны журналистов НТВ, в знак протеста покинувших телеканал; они говорят, что он хочет положить конец критичной позиции телеканала, действуя по поручению Кремля. По словам Йордана, его цель заключается в установлении финансового контроля западного образца над деятельностью медиа-компании, которая залезла в большие долги и слишком долго отстаивала политические и коммерческие интересы Гусинского, покинувшего Россию прошлым летом. Он считает это естественным шагом для того, кто имеет большой опыт работы в финансовой сфере и хорошо разбирается в ситуации в России.
Действительно, Йордан сделал карьеру в России, предложив выровнять чересчур изрытый колеями российский бизнес-ландшафт. Это была езда по ухабам. Йордан, которому Credit Suisse First Boston поручил открыть представительство в Москве, прибыл в российскую столицу как раз в тот момент, когда новое российское правительство, в состав которого входили молодые экономисты-рыночники, планировало передать советские предприятия в частные руки. Йордан посоветовал им, как это лучше сделать перед лицом жесткой оппозиции со стороны парламента, в котором доминировали коммунисты.
Вместе с другим банкиром из Credit Suisse First Boston Стивеном Дженнингсом он начал скупать приватизационные ваучеры и продавать их западным инвесторам по более высокой цене. В 1995 году Йордан и Дженнингс ушли из Credit Suisse First Boston, чтобы основать свой собственный инвестиционный банк Renaissance Capital, где Йордан возглавил частный инвестиционный фонд "Спутник". По словам инвесторов, Йордан завоевал репутацию "проводника в джунглях" - доверенного лица, который помогал им получить прибыть на потенциально привлекательном, но опасно беспорядочном российском рынке.
Среди зарубежных инвесторов, которым Йордан оказал подобные услуги, были Джордж Сорос и Гарвардский университет. Йордан часто организовывал им встречи с олигархом Владимиром Потаниным. Объединившись с Потаниным, инвесторы Йордана приобрели акции пятой по величине российской нефтяной компании "Сиданко", а также крупнейшего телекоммуникационного холдинга "Связьинвест". "Спутник" купил акции крупнейшего российского Новолипецкого металлургического завода.
Однако некоторые из организованных Йорданом сделок оказались неудачными. Кроме того, финансовый кризис 1998 года нанес финансовый удар по медиа-империи Гусинского, расчистив, тем самым, путь для недавнего захвата НТВ и нанеся также серьезный ущерб и деятельности Йордана. Сорос назвал свои инвестиции в "Связьинвест" самой неудачной сделкой. "Сиданко" обанкротилась, хотя сейчас вновь встала на ноги.
Понеся серьезные потери в результате финансового кризиса 1998 года, Renaissance Capital Йордана залез в большие долги и был вынужден пойти на реструктуризацию. Йордан ушел из банка и забрал с собой акции фонда "Спутник". Его офис до сих пор находится в одном здании с Renaissance Capital, однако, дверь в кабинет к бывшему партнеру Дженнингсу для него закрыта.
"Мы не хотим, чтобы нас связывали с ситуацией вокруг НТВ",- подчеркнул Дженнингс.
Стремясь отобрать у Владимира Гусинского контроль над телеканалом НТВ, медиа-босс российской газовой монополии отправился в прошлом месяце в Швейцарию, чтобы обсудить стратегию захвата НТВ с представителем лос-анжелесского инвестиционного фонда, владеющего небольшим, но важным пакетом акций телеканала.
Поскольку ни один из них не мог разговаривать на языке собеседника, им потребовался переводчик. Его роль на этой встрече, состоявшейся в отеле с видом на Женевское озеро, сыграл 34-летний американский финансист русского происхождения Борис Йордан.
С тех пор прошел месяц, и Йордан теперь руководит НТВ, сидя в кабинете уволенного генерального директора, и находится в эпицентре международного волнения по поводу ситуации со свободой слова в России, сложившейся при президенте Владимире Путине. "Эти две недели оказались очень тяжелыми", - говорит он. Госдепартамент США выражает свое возмущение. Многие наиболее известные ведущие НТВ покинули канал. ЕС хочет встретиться с ними, чтобы обсудить вопрос о свободе прессы.
Принимая все это во внимание, Йордан сталкивается с тем, что он называет "самой серьезной ситуацией... в моей профессиональной карьере".
Хотя, в некотором отношении, к подобной роли Йордану не привыкать. Выпускник Нью-йоркского университета вот уже почти десять лет выполняет рискованную роль посредника в отношениях между Россией и Западом. Представляя в России Credit Suisse First Boston в качестве банкира, а затем создав в Москве свой инвестиционный банк, Йордан окунулся в серию громких и зачастую беспощадных деловых передряг.
Йордан, чьи бабушка и дедушка уехали из России после революции 1917 года, вырос в Лонг-Айленде, но лето он проводил в лагере, связанном с эмигрантской ветвью Русской Православной Церкви, где научился петь гимны царских времен и псалмы. Переехав в Москву в 1992 году, Йордан держался особняком от других иностранных бизнесменов, большинство из которых почти не умело говорить по-русски. Он выступал в роли человека, способного понимать и вращаться в двух очень разных мирах. Это принесло ему богатство. Но этим он нажил себе и врагов.
В 1996 году в разгар борьбы вокруг металлургического завода влиятельные помощники бывшего президента Бориса Ельцина лишили его въездной визы; бывший министр финансов выискивал недостатки в его российской родословной; противники и некоторые бывшие партнеры жаловались, что он слишком далеко зашел по темным тропинкам российского бизнеса. В своем прошлогоднем интервью Йордан рассказал о трудностях на пути достижения компромисса между двумя культурами, говоря, что "иностранцам не нравилось, что в нем много русского, а русским - что в нем много иностранного".
Его работа в НТВ - как и большинство предыдущих занятий - предполагает посредничество между российскими и иностранными интересами: на этот раз между "Газпромом", который владеет 46% акций НТВ, и компанией Capital Research&Management, которой принадлежит 4,5% акций телеканала. Глава медиа-компании "Газпрома" Альфред Кох - старый друг Йордана. Их дочери вместе играют, а семьи вместе проводят отпуск. В прошлом месяце Йордан организовал встречу Коха с представителем Capital Research в Женеве Марсьялем Шайе. Официальный представитель Capital Research отказался говорить о деталях состоявшихся переговоров.
Спустя две недели "Газпром" созвал заседание совета директоров НТВ в штаб-квартире газовой компании. Capital Research от голосования воздержалась, однако предоставила "Газпрому" необходимый кворум для смены руководства телеканала. Газовая компания вывела из его состава союзников Гусинского, а затем сразу же провела заседание совета директоров уже в новом составе и назначила Йордана генеральным директором НТВ.
Йордан считает смешными обвинения в его адрес со стороны журналистов НТВ, в знак протеста покинувших телеканал; они говорят, что он хочет положить конец критичной позиции телеканала, действуя по поручению Кремля. По словам Йордана, его цель заключается в установлении финансового контроля западного образца над деятельностью медиа-компании, которая залезла в большие долги и слишком долго отстаивала политические и коммерческие интересы Гусинского, покинувшего Россию прошлым летом. Он считает это естественным шагом для того, кто имеет большой опыт работы в финансовой сфере и хорошо разбирается в ситуации в России.
Действительно, Йордан сделал карьеру в России, предложив выровнять чересчур изрытый колеями российский бизнес-ландшафт. Это была езда по ухабам. Йордан, которому Credit Suisse First Boston поручил открыть представительство в Москве, прибыл в российскую столицу как раз в тот момент, когда новое российское правительство, в состав которого входили молодые экономисты-рыночники, планировало передать советские предприятия в частные руки. Йордан посоветовал им, как это лучше сделать перед лицом жесткой оппозиции со стороны парламента, в котором доминировали коммунисты.
Вместе с другим банкиром из Credit Suisse First Boston Стивеном Дженнингсом он начал скупать приватизационные ваучеры и продавать их западным инвесторам по более высокой цене. В 1995 году Йордан и Дженнингс ушли из Credit Suisse First Boston, чтобы основать свой собственный инвестиционный банк Renaissance Capital, где Йордан возглавил частный инвестиционный фонд "Спутник". По словам инвесторов, Йордан завоевал репутацию "проводника в джунглях" - доверенного лица, который помогал им получить прибыть на потенциально привлекательном, но опасно беспорядочном российском рынке.
Среди зарубежных инвесторов, которым Йордан оказал подобные услуги, были Джордж Сорос и Гарвардский университет. Йордан часто организовывал им встречи с олигархом Владимиром Потаниным. Объединившись с Потаниным, инвесторы Йордана приобрели акции пятой по величине российской нефтяной компании "Сиданко", а также крупнейшего телекоммуникационного холдинга "Связьинвест". "Спутник" купил акции крупнейшего российского Новолипецкого металлургического завода.
Однако некоторые из организованных Йорданом сделок оказались неудачными. Кроме того, финансовый кризис 1998 года нанес финансовый удар по медиа-империи Гусинского, расчистив, тем самым, путь для недавнего захвата НТВ и нанеся также серьезный ущерб и деятельности Йордана. Сорос назвал свои инвестиции в "Связьинвест" самой неудачной сделкой. "Сиданко" обанкротилась, хотя сейчас вновь встала на ноги.
Понеся серьезные потери в результате финансового кризиса 1998 года, Renaissance Capital Йордана залез в большие долги и был вынужден пойти на реструктуризацию. Йордан ушел из банка и забрал с собой акции фонда "Спутник". Его офис до сих пор находится в одном здании с Renaissance Capital, однако, дверь в кабинет к бывшему партнеру Дженнингсу для него закрыта.
"Мы не хотим, чтобы нас связывали с ситуацией вокруг НТВ",- подчеркнул Дженнингс.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004