Главная  >  Война   >  Проекты Фонда   >  Стяг


"Ты готовься к бою, хлопче"

11 октября 2007, 3

14 января в зале Церковных Соборов Храма Христа Спасителя проходил Восьмой Рождественский фестиваль искусств "Россия Православная".

Публика еще очарованная переборами гусель народного сказителя Геннадия Лаврова, казалось, перенесшего нас в седую, благостную старину, от слов ведущего вдруг вновь оказывается в нашем нынешнем, жестоком и подлом мире: «Выступаетдетский хор «Наурские казачата» (Чеченская Республика). Какое невероятное, противоестественное сочетание! Казачий «бурный Терек», что «со притоками», пожаловал гребенцам еще четыреста пятьдесят лет назад «Грозный Царь», и с тех пор неотъемлемая часть русской земли — в составе горской республики! Сердце не может примириться с тем, что кто-то пытается сделать нормой жизни. Аумикрофона, между тем, выстроилась стайка подростков. Преобладают синие тона - «приборный цвет» Терского казачьего войска. Позже художественный руководитель коллектива, Елена НикитичнаТашина расскажет, что черкески с бешметами и женственные «парочки» по моде начала прошлого века — подарок от Ставропольской краевой администрации в лице терского реестрового атамана В.П. Бондарева.

Дети на сцене славили Христа рождавшегося. Пение шестнадцати ломких, безыскусных голосков, вполне «самодеятельного» уровня, казалось, вызвало некоторое разочарование. Здесь при выкли кдругому качеству, но вот, — следующи и номер и к сводам одинокой, тоскующей нотой взлетает голос Любы Неткачевой:

«Ой, да ты погодь, да солнце красное

Землю Божью освещать.

Притомилися казаченьки

Пусть пока еще поспят»

Зал затаил дыхание. Словно это сама Авдотья Рязаночка, бредущая средь басурманских кочевий, жалуется нам сквозь века. Как подумаешь, откуда приехали эти ребята, и начинает казаться, что это звучит сама взятая в полон душа «казачьего Косова», наполняя мотив «Черного ворона» новым содержанием и новой болью, что песня рвется из-под глыб, особенно, когда знаешь, что эти дети — единственные русские в своих классах:

«Вот блеснула с под папахи

Удалена казака

Знак, что он в роду последний—

Дедом вдетая серьга».

Щиплетглаза. Чадунюшки наши, как могло сучиться то, что произошло с вами, с прекрасным, с детства знакомым краем дедовой юности, где виноградные гроздья свисают над ступеньками крыльца. С краем бабушкиной колыбельной, где «по камням струится Терек, катит мутный вал». И почему потомки тех, кто когда-то тайком по ночам выползал на берег с кинжалом, теперь среди дня вам могут указывать, какие песни петь, а какие не петь, потому, что они им не нравятся?! Спокойно.

Мы знаем и ответ, и свои аргументы, и свои права, но не будем об этом сейчас. Сейчас главное - превратиться в слух и запомнить:

«Полегло у нас с полсотни.

Где-то в балках враг залег.

Ты готовься к бою, хлопче.

Я берег тебя как мог».

Такое редко где услышишь. Современный казачий фольклор, — памятник национального сопротивления, — полные раздумий о народной беде, звучащие укором матери России, бросившей любящих детей в тяжкий час, невыразимой печалью и, вопреки всему, удалью и надеждой, рассеян по любительским аудио и видеозаписям. Настала пора собрать и издать эти песни, чтобы узнала и запела их молодежь — ровесники этих строк. Они нужны кадетам и солдатам может быть еще больше, чем старые, исторические песни.

Рвется ввысь ангельский Любин голосок. И радует, и возносит, и ранит, и томит душу. Ну, чтоб, не спеть тебе озорного «Шамиля», что поют пока казаки, на еще не полностью завоеванном кавказцами Ставрополье? Нет, не спеть, — из-за того, что здесь, в Москве зовется «политкорректноетью»; проще (и откровенней) сказать — «страха ради иудейска».

К тому же на Тереке ныне время новых песен. После всего того, что довелось увидеть и пережить этим детям, лихая воинская «частая» — скажем: «Полно, вам, снежочки...» в их устах будет звучать неестественно. Такое поют сейчас бравые седеющие молодцы из московского «Казачьего круга», поют еще и на не до конца, пока, заселенных кавказцами Дону или Ставрополье. Что и как запоют завтра? Ответа пока нет. Как сказал Николай Гумилев: «Завтрамы встретимся и узнаем, кто будет хозяином этих мест...». Похоже, ясность есть лишь в одном вопросе:

Аи, скоро все мы хлынем лавой

На проклятого врага.

Видно сеча будет славной.

Да хранит Господь тебя.

И настроение такое, знаю, не только на Тереке, хоть и не по нашей вине это начинается. Ведь, по словам летописца: «Русь-суть миролюбцы, ожидающие правды». Мы долго готовы ждать своей правды, но когда «кони ржут за Непрядвой», пора ехать за благословением к Троице... А «Непрядва» ныне разлилась по всей России. Течет она по кабинетам местных администраций, по милицейским паспортным и иным «столам», разделяя берега чести и предательства. Вот, о чем невольно думается, слушая современную терскую песню, особенно когда узнаешь, что не только в Чечне в целом, но и ее русском, казачьем левобережье с 2003 года наблюдается увеличение бандитских вылазок против федеральных войск, что растет и число преступлений против русских жителей.

«Наурские казачата» — единственный русский художественный коллектив в Чеченской Республике. Хор, созданный в 2000 году музыкальным руководителем детского сада Еленой Никитичной Гашиной, часто выступает на концертах у себя в районе, в том числе и в военной комендатуре внутренних войск МВД России, выезжает в соседний Ставропольский край, где, в станице Галюгаевской и состоялся их дебют. После возвращения с гастролей о детском коллективе узнали повсюду в республике. Их стали приглашать с концертами в другие станицы, в соседние районы, в воинские части. Поступило приглашение и от республиканского Министерства культуры. Посмотреть и послушать выступления казачат охотно шли как русские, так и чеченцы. В 2000 году хор из Наурской принимала в гостях Северная Осетия. Позже побывали ребята на фестивалях в Ялте и Новороссийске, где заработали уже несколько дипломов и грамот. Не все из них юные артисты заработали на сцене.

Помимо песен и танцев, наурцы участвовали и в состязаниях среди своих сверстников, постоянно занимая призовые места по военно-прикладным видам спорта и экстремальному туризму. Нет в станице военрука, но казачата самостоятельно и усиленно готовятся к выживанию в суровой взрослой жизни. Как и положено будущему потомственному воину — у каждого дома «воздушка» и результат сказался при встрече с одногодками из благополучных мест.

Поэтому не удивительно, что помогать хору взялся Фонд содействия кадетским корпусам имени Алексея Иордана. Не оказался в стороне и атаман Центрального казачьего войска Б.Б. Игнатьев. Стремясь как-то помочь детям «русского Косова», Борис Борисович привлек фирму «Каникулы» и ее руководитель Гавря выделил средства на проезд в Москву и обратно вместе с хором еще пятерых казачат из Чернокозова и Мекенской.

К сожалению. Нет в Наурской не только военрука. Нет и священника в храме, переделанном из военного склада на территории комендатуры. Отчасти из-за этого и слабовата оказалась церковная часть выступления хора. Узнав о том, что долгожданная поездка в Москву все-таки состоится на Рождество, руководитель коллектива

вынуждена была срочно побывать в Моздоке, где есть и православная церковь, и фольклорный казачий коллектив, чтобы подобрать соответствующие тексты. Теперь же, как сказала Елена Никитична, «надо работать и работать над программой, чтобы уже не переживать и не робеть так, как в этот, первый раз, выходя на всероссийскую сцену. А нам остается ждать новой встречи, да еще — хоть чем-нибудь помочь им.

Наурские казачата будут рады и кассетам с записями казачьих песен, и инструментам и переводам, — в первую очередь на костюмы, а то малы уже стали синие бешметы, потерлись курпейные папахи и черные черкески, да и на настоящий костюм терской казачки средств вовсе надо много. Ведь поддержки от государства хор не получает. Однако еще больше всему русскому населению Наурского района, да и всего Левобережья, нужна массовая моральная и материальная поддержка своего народа. Русских детей в двух опустошенных геноцидом районах немного. Можно сказать —считанное количество. Почему бы не наладить их вывоз в каникулы на отдых в семьях добровольцев из центральных районов страны или в монастырях? Это и их родителям была бы заметная помощь. В отличие от чеченских семей, переживших войну в палаточных лагерях Ингушетии, русские семьи Шелковского и Наурского районов, пережившие не только войну, но и несколько лет непрерывного ужаса, под властью дудаевско-масхадовских отморозков, никакими жертвами не считаются и никаких пособий от государства не получают. То, что не выполняет в отношении терцев государство, должны восполнить народ и его Церковь.

Не менее нужна и духовная поддержка. Там, где нет сейчас и просто настоящего действующего храма, должна работать постоянная особая духовная миссия Русской Православной Церкви.

Сергей Антонов / "Победа"
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты