Главная  >  Наука   >  Техника и технологии   >  Космическая техника   >  Ракетные двигатели


Газодинамическая лаборатория (ГДЛ)

11 октября 2007, 52

Основоположником космонавтики, автором первых научных планов проникновения человека в межпланетное пространство и завоевания космоса является наш великий соотечественник К. Э. Циолковский.

«Для успеха дела нужен в первую очередь

надежный и высококачественный по своим

данным ракетный мотор».

«В центр внимания — ракетный мотор!»

1934 г. С. П. КОРОЛЕВ

Основоположником космонавтики, автором первых научных планов проникновения человека в межпланетное пространство и завоевания космоса является наш великий соотечественник К. Э. Циолковский. Его блестящие теоретические разработки указали на ракету как средство для преодоления силы тяготения и открыли путь, по которому пошли его ученики и последователи. В своих классических работах К. Э. Циолковский показал всю важность энергетики ракетного двигателя.

Определяющими факторами в осуществлении полетов в космическом пространстве являются уровень развития ракетных двигателей, а также качество конструктивных характеристик ракеты и систем управления ее полетом. Скорость, приобретаемая ракетой, в первую очередь определяется энергетическими характеристиками ее двигателей. Поэтому рождение достаточно мощных и надежных ракетных двигателей является обязательным начальным этапом зарождения ракетной техники и создает возможность для разработки на их основе ракет различных назначений.

Первой советской научно-исследовательской и опытно-конструкторской организацией по разработке ракетных двигателей и ракет является государственная организация — Газодинамическая лаборатория (ГДЛ), созданная в 1921 г.

Основатель ГДЛ — инженер-химик Н.И.Тихомиров (1860—1930) посвятил ракетной технике свою жизнь. Начало работ Н.И.Тихомирова по ракетной технике относится к 1894 г. В период 1894 — 97 гг. им производились опыты с небольшими пороховыми моделями. В 1912 г. он представил морскому министру адмиралу Бирилеву проект пороховой ракеты, который предусматривал использование в дальнейшем и жидких горючих (спирты, нефтепродукты и др.). В 1912 — 17 гг. этот проект успешно прошел многочисленные экспертизы, однако только при Советской власти были созданы условия для его реализации. 3 мая 1919 г. Н.И.Тихомиров в письме на имя управляющего делами Совнаркома В.Д.Бонч-Бруевича обратился к В.И.Ленину — Председателю Совета Народных Комиссаров с просьбой предоставить возможность осуществить это изобретение для укрепления и процветания молодой рабоче-крестьянской республики. К письму Н.И.Тихомиров приложил описание изобретения, охранительное свидетельство № 309 на изобретение, полученное им в 1915 г., и положительное заключение председателя отдела изобретений Московского военно-промышленного комитета профессора Н. Е. Жуковского, выданное еще в 1916 г.

Советская республика переживала трудные годы гражданской войны и интервенции, восстановления разрушенных промышленности и транспорта. И все же она нашла возможность дать ход предложению Н. И. Тихомирова. Опять многочисленные авторитетные экспертизы, а в итоге в начале 1921 г. в документах, подписанных главнокомандующим всеми Вооруженными Силами Республики С. С. Каменевым и выпущенных организациями Реввоенсовета республики, о срочном развертывании работ по реализации изобретения указывается, что оно признано имеющим государственное значение.

С 1 марта 1921 г. начала работу «Лаборатория для разработки изобретений Н.И.Тихомирова», как она вначале называлась, организованная на государственные средства в Москве. В предоставленном Н.И.Тихомирову двухэтажном доме № 3 на Тихвинской улице были оборудованы пиротехническая и химическая лаборатории и механическая мастерская с 17 станками.

Время было трудное, снабжение и финансирование лаборатории шло с перебоями. В своих воспоминаниях талантливый помощник Н. И. Тихомирова, начавший работу по усовершенствованию пороховых ракет в Брестской крепости еще до первой мировой войны, В. А. Артемьев писал: «Первые годы нашей совместной деятельности мы для поддержания мастерской тратили собственные средства, продавая на рынке вещи».

Для снаряжения ракет Н.И.Тихомиров остановился на бездымном порохе на нелетучем растворителе, разработка которого велась под его руководством с 1922 г. в Ленинграде сотрудниками отделения порохов и взрывчатых веществ Государственного научно-технического института О.Г.Филипповым и С.А.Сериковым. В 1924 г. были получены первые образцы шашек из пироксилино-тротилового пороха.

Это было крупным достижением, так как применение в ракетных двигателях более мощного шашечного бездымного пороха вместо обычного черного гарантировало существенное увеличение эффективности ракет, обеспечивало стабильность и безопасность их в работе. На разработанный бездымный порох Н. И. Тихомиров получил патент.

Тем временем в 1923 г. военное ведомство выдало лаборатории задание проверить опытным путем применимость реактивного действия к существующим минам, с целью увеличения их дальнобойности. Проведенные В.А.Артемьевым в 1924 г. на Главном артиллерийском полигоне в Ленинграде пуски 21 ракеты дали десятикратное увеличение дальности их полета за счет реактивного заряда.

Основные работы лаборатории, связанные с разработкой и изготовлением бездымного шашечного пороха, стендовыми испытаниями и опытными стрельбами на полигоне, проводились в Ленинграде. В результате в 1925 г. лаборатория полностью перебазировалась в Ленинград.

Весной 1928 г. на полигоне были проведены первые пуски снарядов, снаряженных шашечным порохом. В своих воспоминаниях В.А.Артемьев, проводивший эти пуски, писал: «Это была первая ракета на бездымном порохе. Нет данных, которые удостоверяли бы изготовление в иностранных армиях ракетных снарядов (мин) на бездымном порохе ранее, чем в нашей стране, и приоритет принадлежит Советскому Союзу. Созданием этой пороховой ракеты на бездымном порохе был заложен фундамент для конструктивного оформления ракетных снарядов к «Катюше», оказавшей существенную помощь нашей Советской Армии во время Великой Отечественной войны».

В результате этих успешных пусков в 1928 г. лаборатория Н.И.Тихомирова была расширена и получила наименование Газодинамической лаборатории (ГДЛ). Подчинялась она Военно-научно-исследовательскому комитету при Реввоенсовете СССР.

В 1928 г. в лаборатории вместе с Н.И.Тихомировым работали его помощник В.А.Артемьев, И.И.Кулагин (по производству порохов), Д.А.Вентцель и Н.А.Упорников (по внешней баллистике ракет), Г.В.Боголюбов (по системе управления ракет), Г.Э.Лангемак (по баллистике порохов), а с 1929 г. - Б.С.Петропавловский (по конструкциям пороховых ракет).

В апреле 1929 г. на экспертизу Н.И.Тихомирову в ГДЛ и к профессору М.В.Шулейкину в Управление связи РККА в Москве поступило мое предложение по ракетному двигателю из военного отдела Комитета по делам изобретений. Оно получило одобрение, и в составе ГДЛ было организовано подразделение по разработке электрических и жидкостных ракетных двигателей и ракет, начавшее работу под моим руководством с 15 мая того же года.

Н.И.Тихомиров скончался в 1930 г. в возрасте 70 лет. Велик вклад ученого в становление и развитие первой советской научно-исследовательской ракетно-конструкторской организации. В связи с 50-летием со дня организации ГДЛ ее создателю и руководителю, патриоту и ученому Н.И.Тихомирову в Москве воздвигнут памятник. Имя Н.И.Тихомирова навсегда вошло в историю ракетной техники в СССР и присвоено кратеру на обратной стороне Луны.

Начальником ГДЛ стал артиллерийский инженер Б.С.Петропавловский. К этому времени был освоен технологический процесс и налажено полузаводское производство пороховых шашек, детально изучены их баллистические свойства, определены законы их горения в камерах с соплом и проведены летные испытания первого этапа. Была создана база, на основе которой могли быть развернуты работы широким фронтом по созданию конструкций ракет на бездымном порохе различных калибров (диаметров) и разного назначения.

В 1930 г. началась непосредственная разработка ракетных снарядов 82 мм и 132 мм калибров. В 1931 - 33 гг. в ГДЛ разрабатывались и проходили стендовые испытания крупнокалиберные ракетные снаряды диаметром 245 мм, весом 118 кг и диаметром 410 мм при весе 500 кг. В 1932 г. начались летно-полигонные стрельбы ракетными, или, как тогда их называли, реактивными, снарядами (PC) диаметром 82 мм (PC-82) с самолета И-4. Летом того же года в присутствии одного из руководителей военного ведомства М.Н.Тухачевского были успешно проведены первые официальные стрельбы в воздухе снарядами PC-82 с самолета И-4, вооруженного шестью пусковыми установками. С 1932 г. велись работы и по вооружению самолета Р-5 снарядами PC-82 и PC-132 и бомбардировщика ТБ-1 снарядами PC-132 и PC-245.

В ГДЛ разрабатывались также ракетные снаряды вспомогательного назначения (осветительные, сигнальные, зажигательные, агитационные, трассирующие).

Были достигнуты большие успехи и в разработке порохового ракетного старта самолетов, начатой еще в 1927 г. катапультированием моделей. На нижнем крыле биплана У-1 были установлены два ракетных пороховых ускорителя и сделано около ста взлетов. После получения в 1931 г. положительных результатов с учебным самолетом У-1, работы были перенесены на тяжелые бомбардировщики ТБ-1 и ТБ-3. Государственные испытания ТБ-1, крылья которого были оборудованы шестью стартовыми ракетами, успешно прошли в 1933 г. Разбег самолета сократился на 77 процентов.

В 1931 г. ГДЛ подразделялась на 7 секторов (с 1932 г.—отделов):

I сектор - пороховых ракет (начальник Г.Э.Лангемак);

II сектор - ракет на жидком топливе (начальник В.П.Глушко);

III сектор - авиационного применения пороховых ракет (начальник В.И.Дудаков);

IV сектор - минометный (начальник Н.А.Доровлев);

V сектор - порохового производства (начальник И.И.Кулагин);

VI сектор - производственный (начальник Е.С.Петров),

VII сектор - административно-хозяйственный.

Показателем роста ГДЛ может служить число ее сотрудников, составлявшее в 1928 г. - 10, в 1930 - 23, в 1931 - 77, в 1932 - 120, а в начале 1933 г. - около 200.

В своей работе ГДЛ широко пользовалась трудами К.Э.Циолковского, глубоко почитая его как основоположника научного ракетостроения. С ним велась переписка. С большим интересом мы изучали богатую новыми идеями замечательную книгу Ю.В.Кондратюка, опубликованную в 1929 г. А энциклопедия Н.А.Рынина по ракетно-космическим вопросам была незаменимой как справочный материал.

ГДЛ размещалась в ряде мест Ленинграда. Часть ее была на Ржевском научно-испытательном артиллерийском полигоне. Пороховая мастерская находилась на Васильевском острове в Гребном порту — в бывшей пироксилиновой лаборатории Военно-Морского Флота. Первое время эта мастерская использовала прессы, на которых некогда работал Д.И.Менделеев. ГДЛ базировалась на Комендантском аэродроме для проведения испытаний самолетов. По приказу замнаркома по военным и морским делам, заместителя председателя Реввоенсовета СССР М.Н.Тухачевского лаборатория получила 12 комнат в центральной части здания Главного Адмиралтейства и здание Иоанновского равелина в Петропавловской крепости. ГДЛ пользовалась механическими мастерскими полигона, Военно-морского инженерного училища в Адмиралтействе, в Артиллерийской технической школе, в которых содержала собственный штат рабочих. Управление лаборатории размещалось на ул. Халтурина, д. 19, затем на Подъездной ул.

Значительную роль в развитии ГДЛ сыграл Н.Я.Ильин, бывший ее начальником в 1931—32 гг. Ряд лет до этого назначения и позже он работал уполномоченным Реввоенсовета по Ленинграду и Ленинградской области по вопросам организации военного изобретательства. На посту начальника ГДЛ его сменил авиационный инженер-механик И.Т.Клейменов.

Большое влияние на развитие ракетной техники в СССР в начальный период ее становления оказал герой гражданской войны М.Н.Тухачевский. В 1928 г. он становится командующим войсками Ленинградского военного округа и с этого времени оказывает помощь ГДЛ. С назначением М.Н.Тухачевского в 1930 г. начальником вооружений РККА Газодинамическая лаборатория переходит в его подчинение. Проявляя постоянный интерес к работам и нуждам ГДЛ, посещая ее, участвуя в испытаниях, М.Н.Тухачевский оказал неоценимую помощь. Он поддерживал и общественные организации Осоавиахима - Московскую и Ленинградскую группы изучения реактивного движения (ГИРД).

из книги В.П. Глушко "Ракетные двигатели ГДЛ-ОКБ" М. 1975
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты