Главная  >  Политика   >  Регионы России   >  Тульская область   >  Биографические очерки   >  Ученые


Зернова Антонина Сергеевна

11 октября 2007, 226

А.С.Зернова – она из многих сотрудниц нашей [Российской государственной] библиотеки, отдавшая большую часть своей жизни работе с книгой. Она была создателем фонда старопечатных русских книг и организатором научной работы с книгами кирилловского шрифта.

А.С.Зернова – она из многих сотрудниц нашей [Российской государственной] библиотеки, отдавшая большую часть своей жизни работе с книгой. Она была создателем фонда старопечатных русских книг и организатором научной работы с книгами кирилловского шрифта. А.С.Зернова родилась 19 мая 1883 г. в Туле, в семье потомственных математиков; отец ее – Сергей Николаевич Зернов - был преподавателем математики, дед – Николай Ефимович Зернов – профессором математики Московского университета. Всю жизнь А.С.Зернова прожила в Москве. Любовь к книге, к чтению, постоянному усидчивому самообразованию проявилась у Зерновой рано, еще на гимназической скамье. С юных лет Антонина Сергеевна была читательницей Румянцевского и Публичного музеев и давно сроднилась со ставшей ей близкой библиотекой. Один из ее братьев сложил в то время шуточные стихи:

На свете есть всему предел.

Всех книг не перечтешь,

И надо отдыхать от дел,

А то с ума сойдешь.

А Тоня, вставши чуть лишь свет,

Уже в Музей бежит,

И там, впадая в дикий бред,

Над книгами сидит.

По окончании гимназии и Московских высших женских курсов Зернова, уже будучи учительницей, прошла курс Московского университета по историко-филологическому факультету и в 1916 г. сдала государственные экзамены с дипломом 1-й степени. Она была одной из первых женщин, получивших высшее образование. По окончании гимназии и до 1923 г. Зернова преподавала русский язык и историю в гимназии и советской школе. После окончания университета Зернова принимала деятельное участие в семинарах проф. А.Н.Савина. Ею была подготовлена статья о крестовых походах для хрестоматии по средним векам. Хорошее знание латыни и нескольких европейских языков дало ей возможность обращаться к зарубежной литературе, что было необходимо в ее дальнейшей работе в библиотеке.

В 1923 г. А.С.Зернова поступила в нашу библиотеку в существовавший тогда отдел выставки книжного искусства; здесь она ведала экспозицией и руководила экскурсиями. Она любила вспоминать, что одной из первых ее работ в 1924 г. была экспозиция произведений В.И.Ленина. К моменту прихода на работу в Библиотеку Антонина Сергеевна была уже сложившимся человеком со всеми качествами настоящего ученого, – врожденными и приобретенными. Интересна рекомендация Николая Федоровича Гарелина, бывшего в то время ученым секретарем Библиотеки, на заявлении Антонины Сергеевны, поданном “директору Румянцевского музея” о приеме ее на работу: “Рекомендую А.С.Зернову как человека исправно образованного, трудолюбивого и в высшей степени добросовестного”. Эту характеристику Антонина Сергеевна оправдала вполне и приумножила свои способности; позднее, в 1933 г., к этой характеристике добавлено хорошее знание языков и “различных отраслей книговедения”, четкая методичность в производственной и общественной работе. Все эти качества были совершенно необходимы в работе над книгой в том виде, как ее осуществила А.С.Зернова. Отдел выставки вскоре был переименован в Музей книги, а затем в отдел редких книг. А.С.Зернова была назначена сначала заведующей подотделом русских книг кирилловской и гражданской печати до 1800 г. Затем, вследствие чрезмерной обширности подотдела, она ведала только книгами кирилловской печати. В этой должности она оставалась до ухода на пенсию (1958), а точнее до самой смерти, так как продолжала работу в отделе редких книг до последнего дня своей жизни (24 апреля 1964 г.).

Антонина Сергеевна получила в свое распоряжение в буквальном смысле слова горы неразобранных книг, поступавших после революции из национализированных хранилищ – дворянских усадеб, монастырей, церквей, различных обществ и т.п. А.С.Зернова всегда говорила, что она оказалась в счастливом положении по сравнению с библиографами XIX века. Никому до нее не приходилось иметь в руках такого количества старопечатных изданий. Среди них – большое количество дублетов, позволявших выяснить многие важные моменты истории издания, уточнить библиографические данные. А.С.Зернова принялась за работу с присущей ей энергией и скрупулезным вниманием исследователя. Она ввела способ полистной сверки экземпляров единого издания (а их бывало у нее в руках от 2–3-х до 60–70-ти экз.). Достаточно сказать, что по простым подсчетам при описаниях всех поступивших тогда в большом количестве книг, А.С.Зернова сверила, таким образом, лист за листом 10 400 экземпляров книг московских, украинских, белорусских и зарубежных типографий. Для коллекции, или собрания, кирилловских книг отдела оставлялись экземпляры полные, интересные по вариантам набора и печати, записям на книгах, переплету. Удивительное умение верно подойти к материалу, большое терпение и настойчивость в его изучении, присущие А.С.Зерновой, помогли ей делать верные наблюдения и выводы. А.С.Зернова обладала даром “научной совести”. Она была осторожна в своих высказываниях, утверждениях, всегда основывала их на точных наблюдениях и фактах. Она никогда не рассматривала книгу в отрыве от породивших ее исторических условий. Знание истории, общая эрудиция помогали Зерновой связать книгу, ее содержание, направление с историческими лицами и фактами. Она умела вставить книгу в рамки эпохи. Выработанный Антониной Сергеевной метод сравнения экземпляров одного издания, тщательное изучение типографского материала отдельных печатников, все то, что теперь мы называем книговедческим методом исследования, дали возможность А.С.Зерновой уточнить место и время публикации отдельных изданий. Первой по времени работой исследовательницы, появившейся в печати, была статья “Памятник Нижегородской печати 1613 г.”(4). В литературе имелись указания на переезд московского печатника Никиты Фофанова в Нижний Новгород во время нашествия поляков, но ни одной книги нижегородской печати зарегистрировано не было. При работе над одним из виленских изданий XVI в. (Евангелие учительное, ок. 1582 г.) Зернова нашла приплетенную тетрадь в 6 листов московского шрифта. Это был рассказ о бедствиях во время польской интервенции, об основании новой типографии в Нижнем (заложена новая “штанба” 5 января 1613 г., закончена печатанием 17 декабря 1613 г). В конце текста стоит имя московского печатника Никиты Федорова сына Фофанова псковитина. Поскольку и в предыдущие и в последующие годы сведения об открытии типографии давались в послесловиях, Антонина Сергеевна сочла и этот отрывок заблаговременно заготовленным послесловием неизвестного нам издания. Подтверждением этого мнения является, по мнению А.С.Зерновой, отсутствие выходных сведений, так как “они должны были появиться только после печатания книги”. До настоящего времени нигде не были обнаружены образцы печати Нижегородской типографии. В статье о Нижегородском памятнике дан анализ шрифтов – никитинского (изготовленного Фофановым), отлитого заново в Нижнем, и прежних, существовавших до пожара типографии в Москве во время нашествия поляков. Выяснено, что именно нижегородский, так называемый никитинский, шрифт послужил образцом для позднейших московских шрифтов и со временем стал господствующим. А.С.Зернова дает также разбор стиля и содержания Нижегородского памятника.

Следующей по времени работой Антонины Сергеевны (защищенной ею в качестве кандидатской диссертации в 1944 году) стало исследование – “Начало книгопечатания в Москве и на Украине”. В этом исследовании на основе изучения палеографических признаков и типографского материала изданий анонимной типографии и Ивана Федорова сделан ряд новых выводов: о работе анонимной типографии в Москве до Ивана Федорова, о том, что типография Ивана Федорова в Москве не была разгромлена, так как все гравированные доски после Москвы оказались на Украине; о том, что издание Острожской Библии было одно, а не два, и что так называемые “виленские листы” были напечатаны не Иваном Федоровым; о том, что доски Ивана Федорова более двухсот лет употреблялись в типографии Львова. Все это теперь хорошо известно специалистам. Позднее Зернова указала, где были напечатаны “виленские листы”, т.е. добавленные к неоконченным экземплярам Острожской Библии; доски Ивана Федорова нашлись в изданиях XIX в. и т.д. Но тогда все это было открытием, а тщательность всей работы и приложений (таблицы водяных знаков, списки вариантов, саноптические таблицы досок орнамента) сделала эту работу особенно ценной. Надо сказать, что этот труд должен был стать первым выпуском серии “Собрание работ по книговедению”, которая была намечена к выпуску под редакцией Н.О.Кучменко. Текст книги был набран и отпечатан в типографии им. Ивана Федорова. В годы войны все отпечатанные экземпляры пропали, остался лишь корректурный экземпляр у автора статьи. Вновь был сделан набор в Москве, книга вышла в 1947 г.

Свою повседневную работу по описанию книг кирилловского шрифта, находящихся в отделе, А.С.Зернова начала с московских изданий. Плодом этих занятий стали две необходимые для работы библиотекаря книги: “Орнаментика книг московской печати XVI–XVII вв.” под редакцией А.А.Сидорова, вышедшая в 1952 г., и сводный каталог “Книги кирилловской печати, изданные в Москве в XVI–XVII вв.” под редакцией Н.П.Киселева, увидевший свет в 1958 г. В каталоге отражены экземпляры шести библиотек Москвы и Ленинграда. Обе книги стали настольными справочниками для всякого, занимающегося старопечатными русскими книгами.

Обширная вступительная статья А.С.Зерновой к альбому “Орнаментика” дает связную картину истории книгопечатания в Москве в XVI–XVII вв. Продолжением этой работы послужил труд “Орнаментика книг московской печати кирилловского шрифта XVII–XVIII вв. (с 1677 по 1750 г.)”, подготовленный Зерновой в последние годы жизни и изданный в 1963 году. Обе работы, в которых воспроизведен орнамент московских изданий (по экземплярам Библиотеки), служат точным определителем книг при отсутствии в них выходных данных. Созданные А.С.Зерновой каталоги благодаря четкой листовой формуле, введенной ею в описания, дают возможность определения дефектных изданий.

В 1960 г. А.С.Зернова опубликовала методику описания старопечатных книг кирилловской печати, переизданную впоследствии в 1973 г. Методика в популярном изложении дала указания по организации фонда книг кирилловской печати и приемы их научного описания с примерами определения дефектных и неполных экземпляров. К сожалению, малый тираж изданий не позволил обеспечить этим руководством все хранилища, в которых находятся книги кирилловского шрифта.

А.С.Зерновой были опубликованы многие статьи. Некоторые из них подготовлены как доклады (например, статья в сборнике к восьмидесятилетию библиотеки “Старопечатные книги библиотеки как исторические памятники культуры”), другие явились глубокими книговедческими исследованиями. А.С.Зернова проследила судьбу печатников, установила неизвестные исторические факты, определила недатированные или неверно определенные библиографами издания. Назовем следующие статьи: “Типография Мамоничей” и “Первопечатник Петр Тимофеев Мстиславец”. Надо сказать, что обе эти статьи были задуманы как одно целое. Но первой оказалась напечатанной статья о типографии Мамоничей. Обе статьи являются частью большого, к сожалению, неопубликованного труда А.С.Зерновой “Белорусское книгопечатание”. Статья 1958 года – “Книги кирилловской печати, хранящиеся в заграничных библиотеках и неизвестные в русской библиографии” – это обзор изданий, чрезвычайно редких, проведенный в основном по микрофильмам, полученным из-за границы. Несмотря на то, что работа по микрофильму не только трудна, но и менее может быть точна, т.к. библиотекарь не видит основного – бумаги и внешности издания, Антонина Сергеевна сумела с присущей ей настойчивостью датировать некоторые издания с точностью до двух лет, что впоследствии удивляло исследователей, видевших издание в оригинале. Так, например, в статье “Второе издание Букваря Ивана Федорова” она определила Острожский букварь, приплетенный к изданию 1578 г., которого она не видела, как издание, вышедшее в свет “около 1580 г.”.

Последняя статья Зерновой – “Белорусский печатник Спиридон Соболь” – опубликована в 1965 г. с ее именем, заключенным в траурную рамку. Используя свой принцип определения изданий по типографскому материалу и состоянию досок орнамента, Зернова установила последовательность печатания изданий и подлинное место их выхода. Ей удалось выяснить ряд эпизодов из жизни Соболя, проследить его связи с Москвой, что впоследствии подтвердилось документами, опубликованными в сборнике “Русско-белорусские связи” (Минск, 1963).

Помимо уже упоминавшегося исследования о белорусском книгопечатании, остались в рукописи и другие работы А.С.Зерновой, как, например, “Книги украинской печати в собрании отдела редких книг”, “Надписи на книгах московской печати XVI–XVII вв.”. Эту работу, задуманную как исследование о социальном составе вкладчиков книг, А.С.Зернова считала неоконченной.

Пришло время опубликовать наследие А.С.Зерновой.

Нельзя не отметить еще одну особенность Антонины Сергеевны: она всегда охотно делилась своими знаниями. Одно время вела занятия латинского языка с сотрудниками отдела редких книг; за успешное их проведение ей была объявлена благодарность приказом по Библиотеке.

В 1945 г. Зернова была награждена орденом “Знак Почета”, кроме того, имела почетные грамоты и медали.

С 1953 г. и до конца ее жизни мне выпало счастье работать с ней и учиться у нее. Она была моим руководителем в научной работе, строгим, требовательным и всегда доброжелательным.

Значение деятельности А.С.Зерновой для изучения истории русского книгопечатания велико. Она положила начало книговедческому методу изучения книг кирилловского шрифта.

Зернова, по сути дела, превратила эти книги из архаичного, чуждого по содержанию материала, в живой, необходимый целому ряду исследователей (художникам, филологам, историкам, искусствоведам и др.).

А.С.Зернова указала пути научной работы с кирилловской книгой, обобщив их в популярно изложенной методике, опубликовала каталоги и альбомы – определители дефектных изданий, столь необходимые в библиотечной работе. Она организовала фонд кирилловской печати, описав все наличные книги отдела редких книг ГБЛ.

В своих работах и статьях Зернова изложила ряд неизвестных ранее исторических фактов, выявленных ею на основании точных наблюдений.

Смерть помешала А.С.Зерновой закончить ее последнее исследование, посвященное старообрядческим изданиям XIX века.

http://tounb.tula.net
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты