ИСКАТЬ:
Главная  >  Общество   >  Кризисы переходных периодов   >  Межфракционная борьба в ВКП (б) - КПСС


Н. С. Хрущев: борьба за власть

11 октября 2007, 7207

Сталинская эпоха закончилась 5 марта 1953 года. В тот день, ближе к обеду, стало ясно, что Сталин при смерти. Еще до его смерти, последовавшей вечером, его приближенные начали раздел наследства .

Сталинская эпоха закончилась 5 марта 1953 года. В тот день, ближе к обеду, стало ясно, что Сталин при смерти. Еще до его смерти, последовавшей вечером, его приближенные начали раздел наследства . Главный сталинский пост - генерального секретаря ЦК - решили не давать никому, но из секретарей ЦК все-таки выделили первого. Первым секретарем ЦК стал Маленков . Он же получил должность председателя Совета министров. Заместителями Маленкова по Совету министров стали: Берия (он заодно вернулся во главу МВД, воссоединенного с МГБ); Молотов (он восстановил пост министра иностранных дел, утраченный им в 1949 году); Булганин (одновременно - министр обороны) и Каганович . Итак, наиболее сильные позиции оказались у Маленкова, который совместил партийное и хозяйственное руководство; мощный карательный аппарат получил Берия. В состав верхушки вошли еще двое "ветеранов" - Молотов и Каганович. А молодежь последней волны сталинских выдвиженцев оказалась оттесненной на второй план. Это и наиболее, казалось бы, перспективный Булганин, и Хрущев, ставший одним из секретарей ЦК. Сабурова с Первухиным вообще "убрали в запас", оставив им только второстепенные министерские посты. Сабуров стал министром машиностроения. Для Первухина специально воссоздали расформированное еще в 1940 году Министерство электростанций и электропромышленности.
Впрочем, сложившееся равновесие оказалось неустойчивым. Через неделю соперники поняли, что положение Маленкова не совсем соответствует его действительной силе. Маленкова заставили отказаться от поста первого секретаря ЦК. И это был шанс Хрущева . Формально все секретари в ЦК после ухода Маленкова оставались равными, фактически первым стал Хрущев. Итак, в числе лидеров оказались Маленков, Берия, Хрущев, а также Молотов, положение которого после смерти Сталина укрепилось. Булганин с Кагановичем, казалось бы, тоже вошедшие в число зампредов Совмина, в дальнейшем себя почти не проявили.

Берия как реформатор

Первым начал проявлять активность Берия. По-видимому, высокое положение во властных кругах он хотел подкрепить авторитетом в народе. Именно по инициативе Берии 27 марта 1953 года была объявлена амнистия для заключенных, осужденных менее, чем на пять лет. Правда, под эту амнистию не попали политические заключенные и те, кого посадили по закону 1947 года об охране государственной и общественной собственности. На свободу вышли в основном уголовники.
По инициативе Берии же прекратилось "дело врачей" , причем во всеуслышание объявили, что это дело было сфабриковано с применением "недопустимых методов следствия".
Во внешней политике Берия предлагал нестандартный ход - объединить Германию, разрешив единому государству быть несоциалистическим. Кроме того, он попробовал начать, помимо МИДа, переговоры с Югославией с тем, чтобы восстановить отношения.
Обратившись к отношениям союзного центра с республиками , Берия начал "борьбу за равноправие народов". Это означало замену русских на руководящих постах в республиках национальными кадрами - конечно, из числа сторонников Берии.
Заговор слабых.
Такая активность всесильного министра внутренних дел усилила опасения его соперников. Достоверно неизвестно, кто стал инициатором заговора против Берии - Маленков или Хрущев. Однако все члены Президиума ЦК (в то время это полтора десятка человек) поддержали их. 26 июня 1953 года прямо на заседании ЦК Берия был арестован. Все происходило, как в детективе. Непосредственно арест проводили специально вызванные маршалы во главе с Жуковым, которые вывезли Берию из Кремля тайком от охраны. 10 июля появилось официальное сообщение об аресте "английского шпиона и ярого врага народа" Берии; в декабре того же года - сообщение о его расстреле по обвинению в измене родине и тому подобных преступлениях: "в лучших традициях" 30-х годов.

Хрущев против Маленкова

Теперь основная борьба развернулась между Маленковым и Хрущевым. Подобно Берии, каждый из них стремился выступить с популярными реформаторскими предложениями. Сначала инициативу захватил Маленков. Выступая в июле 1953 года перед Верховным Советом, он предложил усилить материальное стимулирование крестьян . В августе он же выступил с заявлениями о необходимости повысить уровень жизни не только крестьян, но и страны в целом, а значит, перейти к преимущественному развитию "группы Б" . Эти предложения снискали Маленкову значительные симпатии населения, особенно сельского.
Воплощая новую линию, в течение второй половины 1953 года правительство существенно повысило закупочные цены для крестьян (на мясо - в 5,5 раз, на молоко - в 2 раза); уменьшило обязательные поставки государству; снизило налоги с крестьян. План начавшейся с 1951 года пятой пятилетки был пересмотрен в пользу легкой промышленности.

Победа Хрущева

Однако Хрущеву удалось перехватить инициативу , присвоив себе крестьянские лозунги Маленкова. Эту тактику он пытался применять еще при Берии. Тогда он было активно подхватил его идею равноправия национальностей, однако после снятия Берии ему эти предложения вменили в вину, поэтому Хрущев быстро о своей записке замолчал. А на сентябрьском (1953 года) Пленуме ЦК Хрущев выступил, по существу, с повторением июльских предложений Маленкова - но уже от своего имени. Теперь оба они - и Маленков и Хрущев - могли считать простых людей своими союзниками.
Получалось, что соперничество идет не между программами, а между двумя руководителями, из которых один опирается на партийные органы, другой - на хозяйственные. И исход этого соперничества зависел от двух вещей. Во-первых, от того, какая бюрократия (партийная или правительственная) окажется сильнее. Во-вторых, от того, кто из конкурентов сможет получить более горячую поддержку своей бюрократии.
Накануне упомянутого Пленума ЦК, в августе 1953 года, Хрущев смог вернуть партийным работникам "конверты" . "Конверты" - это полунегласные премии за преданность, введенные в практику Сталиным. Размер ежемесячной выплаты "из партийной кассы" мог колебаться произвольно, но в любом случае это была существенная прибавка к зарплате. Тремя месяцами ранее Маленков отменил "конверты"; Хрущев не только восстановил их, но и выплатил пострадавшим разницу за эти три месяца. Как следствие, сентябрьский Пленум, восстановив должность первого секретаря ЦК, отдал ее Хрущеву.
После этого нового избрания Хрущева противостояние длилось еще полтора года. Что интересно - казалось бы, никаких крупных событий, меняющих расстановку сил, в это время не было. Разве что в январе 1954-го расстреляли Абакумова - того самого бывшего министра госбезопасности, которого держали под арестом еще со сталинских времен. Основным обвинением в деле против Абакумова выступала фабрикация "Ленинградского дела", что ослабляло и активно раскручивавшего это дело Маленкова - но лишь косвенно. Учитывая изначально б о льшую значимость Маленкова (и при Сталине, и в первые месяцы после Сталина) и его инициативу в проведении преобразований, при таком раскладе можно было бы считать его фаворитом.
Однако в январе 1955 года , на очередном Пленуме ЦК, Маленков подвергся критике. Критиковали его за правый уклонизм - возрождение идей Бухарина и Рыкова под предлогом преимущественного развития легкой промышленности. Более того, сам Маленков признал свои "ошибки" и покаялся, что он еще недостаточно опытен для столь высокой руководящей должности. 8 февраля на посту председателя правительства его сменил Булганин (Маленков перешел в число его заместителей). Это означало победу Хрущева над главным противником.
Из тех, кто взял власть по итогам первого раздела "сталинского наследства", оставались еще двое - Каганович и Молотов , но раз уж Хрущев справился с Маленковым, то эти двое сложностей не представляли. В марте 1955-го Кагановича отстранили от руководства планированием в промышленности. В июле (а затем в октябре) 1955-го состоялось публичное покаяние Молотова по поводу его "ошибочных" утверждений (прежде он высказывал несогласие с хрущевским курсом на примирение с Югославией и к тому же имел неосторожность затронуть вопрос о степени развития социализма в нашей стране). "Оргвыводы" для Молотова последовали в 1956 году, когда он лишился министерского поста. Что же касается Булганина, то Хрущев, как мы видели, считал его своим союзником.
Так Хрущев, по существу, повторил маневр Сталина первой половины 20-х годов и доказал важнейшую роль партийной номенклатуры в руководстве страной. Заручившись поддержкой партийной бюрократии, ему удалось победить изначально более сильного соперника без видимых промахов с его стороны.
В связи с историей прихода Хрущева к власти возникает вопрос об альтернативах . Вопрос этот особенно активно начали ставить во второй половине 90-х годов в связи с рассекречиванием новых документов по данному периоду и публикацией воспоминаний детей Маленкова и Берии. Они выставляют своих отцов скрытыми реформаторами, которые, окажись они у власти, в корне изменили бы ход советской истории. Конечно, трудно утверждать что-либо, говоря в сослагательном наклонении, но и Берия, и Маленков все же успели сделать достаточно, чтобы можно было сравнить их начинания с действиями Хрущева. А значит, есть возможность задуматься, насколько значительной была разница между этими альтернативами.

Десталинизация.

Борьба против "культа личности Сталина".
Ликвидация политических соперников позволила Хрущеву приняться за проведение своего политического курса. Именно при Хрущеве Сталин превратился из непогрешимого сверхчеловека в простого смертного (хотя и выдающегося), которому свойственно было ошибаться. Поворотным в этом отношении стал XX съезд партии, состоявшийся в феврале 1956 года.
XX съезд...
Самое интересное на XX съезде состоялось на самом последнем, ночном, секретном, заседании. Хрущев тогда зачитал длинный, на несколько часов, доклад о культе личности Сталина и его последствиях . Словосочетание "культ личности" появилось в правительственных сообщениях уже марте 1953 года, однако до того оно применялось безадресно и в самом общем виде. Теперь же Хрущев рассказал в подробностях. Рассказал о "ленинском завещании" с предложениями убрать Сталина с поста генсека; о фальсифицированных судебных делах 30-х годов; о применении пыток к честным партийцам; о расстрелянном XVII съезде; о роли Сталина в поражениях Великой Отечественной. При этом весь доклад был выдержан в духе верности ленинским заветам; социалистическая сущность советского государства под вопрос не ставилась. Борьба "с теми, кто пытался сбить страну с единственно правильного, ленинского пути - с троцкистами, зиновьевцами и правыми" была признана Хрущевым правильной и необходимой.
Признание ошибочными репрессий 30-х годов позволило в ближайшие же полгода провести масштабные реабилитации, в том числе и политических заключенных. При этом полный текст доклада оставался секретным; широкие круги партийцев знакомили с только с выдержками. Массовым тиражом было выпущено (летом того же года) лишь постановление ЦК по мотивам хрущевского доклада - лишенное фактических подробностей и состоящее в основном из славословия партии за то, что она смогла сама очиститься от скверны. Более того - известны случаи, когда партийцы, на обсуждениях внутри партячеек ставившие вопрос о глубинных причинах культа личности, подвергались взысканиям вплоть до лишения свободы. Тем более репрессиям подвергались те, кто высказывал явно "антисоветские" взгляды, утверждая, что никакого социализма в СССР нет. Так, в 1957 году состоялось "дело Краснопевцева" - молодого преподавателя МГУ, вместе с которым оказалась осуждена группа молодежи МГУ (от студентов до преподавателей). Они попались, когда пытались с помощью листовок раскрыть глаза рабочим одного из московских заводов на сущность советского строя. Им дали по 12-15 лет.

"Антипартийная группа" против Хрущева

Однако развенчание культа Сталина не у всех встретило положительное отношение. Своим секретным докладом Хрущев создал себе первую относительно многочисленную группу противников - из числа ярых апологетов Сталина. Через неделю после доклада о культе личности, в марте, в ряде городов Грузии состоялись демонстрации в защиту Сталина - столь массовые, что их пришлось разгонять войсками. Были убитые.
В то же время, критика сталинских преступлений не могла не вызывать опасений относительно своего будущего у непосредственных участников этих репрессий - тех, у кого Хрущев отобрал власть. Сыграло роль и то, что проигравшие не были отправлены в отставку и сохраняли посты в руководстве страной. Попытка реванша получила название заговора "антипартийной группы".

Заговор

18 июня 1957 года , когда Хрущев гостил в Финляндии, Президиум ЦК принял решение о его отставке. Молотов, Маленков и Каганович, составлявшие ядро заговорщиков, сумели заручиться поддержкой большинства Президиума - даже тех, кто не мог пожаловаться на карьерные изменения при Хрущеве. За отставку Хрущева голосовали и Ворошилов, и Сабуров (он после свержения Берии снова возглавил Госплан, а с конца 1953 года стал одновременно зампредом Совмина, в том числе с февраля 1955 года - первым зампредом), и Первухин (подобно Сабурову, в декабре 1953 года он восстановился в заместителях председателя Совмина, а с февраля 1955 стал первым зампредом Совмина), и Булганин (возведенный Хрущевым на один из двух высших постов в государстве: они и в зарубежные визиты ездили вместе). Победа заговорщиков казалась столь очевидной, что к ним примкнул и кандидат в члены Президиума, секретарь ЦК Дмитрий Тимофеевич Шепилов - уж этот и вовсе всей своей карьерой был обязан Хрущеву.

Разгром

Однако немедленно вернувшийся в Москву Хрущев не растерялся и настоял на созыве всего ЦК , заявив, что отдельно Президиум не в праве решать подобные вопросы. Огромную помощь Хрущеву оказали председатель КГБ Иван Александрович Серов (Комитет государственной безопасности, подчинявшийся напрямую Совмину, появился в марте 1954-го) и Жуков. Они помогли настоять на созыве пленума и доставили военными самолетами членов ЦК, раскиданных по всей стране. Для членов Центрального комитета обращение к ним Хрущева за помощью означало повышение их роли, поэтому они, естественно, проголосовали против бунтовщиков. Заговорщики получили ярлык " антипартийной группы " и в течение следующего года постепенно выведены из высшего круга управленцев, а затем и вовсе отправлены в почетную отставку. Особенно обижен был Хрущев на Шепилова, поэтому состав "антипартийной группы" указывали не иначе, как "Молотов, Каганович, Маленков и примкнувший к ним Шепилов" (благодаря чему последнего острословы прозвали человеком с самой длинной в СССР фамилией).
Последними отголосками заговора антипартийной группы стали отстранение от руководства силовыми ведомствами Жукова (октябрь 1957-го) и Серова (декабрь 1958-го). А в марте 1958 года, отправив на понижение Булганина, Хрущев взял освободившийся пост председателя Совета министров себе. Таким образом, он, подобно Сталину, совместил высшую партийную должность с высшей правительственной.
Это событие знаменовало перемену в положении Хрущева, произошедшую после разгрома "антипартийцев". Если в 1955 году Хрущев стал в управлении СССР первым среди равных, получив возможность проводить свою политику, то в 1957-м он превратился в первого над равными, получив возможность проводить свою политику без какой-либо критики. Со временем он все меньше станет прислушиваться к чужим мнениям, из-за чего впоследствии на всю хрущевскую политику навесят ярлык волюнтаризма .
Тем не менее, Хрущев не копировал Сталина. Показательны его методы расправы с заговорщиками: их не только не расстреляли, но и не лишили номенклатурных привилегий. "Почетная отставка" означала второстепенные министерские должности, в самом крайнем случае - директорские. Жизнь перестала быть ставкой в политической игре. Тем самым Хрущев наглядно показал, что не устраивало номенклатуру в правлении Сталина.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004