ИСКАТЬ:
введите ключевое слово
Главная  >  Общество   >  Проблемы общества   >  Преступность   >  Бандитизм


БАНДИТИЗМ (продолжение).

11 октября 2007, 1261

Очерк развития российского уголовного законодательства об ответственности за бандитизм. Часть 2.

     
      Ст.17 Положения о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для СССР опасных преступлениях против порядка управления), утвержденного Постановлением ЦИК СССР от 25 февраля 1927 года, так определялся состав бандитизма: «Бандитизм, то есть организация вооруженных банд и участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреждения или отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщения и связи». По сравнению с ранее действующей нормой были исключены «разбойные нападения, ограбления и налеты», как цели бандитских нападений, поскольку цели бандиты могут преследовать не только корыстные, но и иные (убийство, изнасилование, хулиганство и др.).
      4 августа 1933 года Президиум Верховного Суда РСФСР предложил квалифицировать по аналогии по ст.593 УК РСФСР кражи домашнего скота колхозников, находившихся на полевых работах, если эти кражи совершаются классово враждебными (кулацкими) элементами или совершались систематически, даже если эти преступления совершались невооруженными группами.
      После коллективизации сельского хозяйства и подавления сопротивления со стороны крестьянства уголовная ответственность за бандитизм стала применяться реже. Это можно было бы объяснить двумя обстоятельствами. Во-первых, всякая вооруженная организованная деятельность, особенно связанная с разрушением железных дорог и иных средств сообщения и связи, стала квалифицироваться по иным статьям о государственных преступлениях, в частности по ст.ст. 58-9 УК (диверсия), 58-11 (контрреволюционная организация). Во-вторых, организованная уголовная преступность была в значительной мере подавлена. Это дало основание Саратовскому юристу Антонову в 1936 году заявить, что «в настоящее время бандитизм находится в состоянии разложения. С одной стороны, он вырождается в воровстве, с другой — в измену Родине и террористический заговор».
      Представляет также интерес тот факт, что 7 августа 1932 года было принято совместное постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». В соответствии с этим постановлением совершенное бандой хищение социалистической собственности должно было квалифицироваться по совокупности преступлений — хищение социалистической собственности (закон от 7 августа 1932 г.) и бандитизм (ст.593 УК РСФСР). Практическое значение такой совокупности обусловливалось санкцией закона от 7 августа 1932 г., которая не допускала применение амнистии к лицам, осужденным по этому закону.
      14 февраля 1936 года Президиум Верховного Суда СССР своим постановлением определил, что грабеж, а тем более групповой, с применением насилия, должен квалифицироваться по ст.593 УК независимо от того, были ли обвиняемые вооружены или нет.
      К концу 30-х, началу 40-х годов с уменьшением профессиональной преступности в определении банды решающее значение приобретают признаки вооруженности и устойчивости. По постановлению Пленума Верховного Суда от 8 января 1942 года «О квалификации некоторых видов кражи личного имущества граждан в условиях военного времени» совершенные неоднократно или группой лиц или лицами, ранее судимыми за хищение или при иных отягчающих обстоятельствах кражи личного имущества граждан во время воздушного налета врага, при оставлении населенного пункта в связи с появлением или приближением врага, эвакуированных граждан в пути или в прежнем месте жительства, квалифицировались по аналогии по ст.593 УК РСФСР (бандитизм) и по соответствующим статьям УК других союзных республик.
      В послевоенные годы в системе НКВД и затем МГБ СССР было создано главное управление по борьбе с бандитизмом (ГУПБ). Наиболее широкая практика применения ст.593 УК имела место в борьбе с вооруженными формированиями ОУН в Западной Украине и Прибалтике. Так же является Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1953 года «О мерах по усилению борьбы с особо злостными проявлениями бандитизма среди заключенных в исправительно-трудовых лагерях». Понятие бандитизма в Указе не раскрывалось, а сам Указ широко применялся при подавлении массовых беспорядков среди заключенных в системе ИТЛ.
      После подавления сопротивления вооруженных формирований в Западной Украине и Прибалтике применение ст.593 УК резко пошло на убыль. В 50-е, 60-е годы ученые, занимавшиеся исследованием бандитизма, продолжали делать вывод о том, что бандитизм перестал иметь черты государственного преступления. «Бандитизм практически изжит. В настоящее время о бандитизме чаще всего приходится говорить в связи с разбойными нападениями, совершаемыми вооруженными группами», — писал в 50-е годы Гришанин П.Ф.
      Нельзя не отметить тот факт, что в УК РСФСР 1926 г. статья о бандитизме помещена не в главу «Преступления против порядка управления», а в главу «Особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления». В связи с этим можно говорить о том, что государство признавало бандитизм одним из наиболее опасных преступлений.
      Необходимо также упомянуть о том, что в ст.593 УК РСФСР 1926 года уже не было второй части как ранее, которая предусматривала ответственность за пособничество бандитам и укрывательство банд и отдельных их участников. Теперь пособники и укрыватели отвечали как соучастники на общих основаниях, через соответствующую статью общей части Уголовного кодекса.
      Уголовный кодекс 1960 года в ст.77 предусматривал уголовную ответственность за бандитизм в редакции ст.14 «Закона об уголовной ответственности за государственные преступления». В этой норме бандитизм определялся как «организация вооруженных банд с целью нападения на государственные, общественные учреждения или предприятия, либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах и в совершаемых ими нападениях».
      Как и в ранее действовавших кодексах, в Уголовном кодексе 1960 года остались три способа совершения данного преступления, а именно это — организация вооруженных банд с целью нападения на государственные и общественные учреждения или предприятия либо на отдельных граждан, участие в банде, участие в совершаемых бандой нападениях.
      17 июня 1960 года было принято постановление Пленума Верховного Союза ССР, в котором указывалось, что «банда представляет собой устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, предварительно сорганизовавшихся для нападений на государственные и общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц».
      В науке и практике выделялись ряд признаков необходимых для наличия банды:
      1. Наличие группы (двух и более лиц);
      2. Банда — это всегда вооруженная группа лиц. Под вооруженностью понимается наличие в распоряжении банды холодного или огнестрельного оружия, предназначенного для осуществления нападений. Не обязательно, чтобы оружие было у каждого члена банды, достаточно наличия оружия хотя бы у одного из них.
      Верховный Суд СССР в то время указывал, что «под оружием следует понимать предметы, предназначенные исключительно для поражения живой цели, не имеющие иного хозяйственного назначения, и при этом предметы, для права пользования которыми, но даже ношения и хранения которых требуется специальные разрешения. Не могут рассматриваться как оружие такие предметы, как макеты огнестрельного и холодного оружия, так как никакой реальной убойной силы они не имеют».
      3. Банда — это устойчивая группа лиц. Устойчивость предполагает объединение группы лиц для совершения преступных действий. Для бандитизма требуется, чтобы совершение преступлений участниками предполагалось не в виде одного только намеченного акта нападения, после чего группа должна прекратить свое существование, а в виде постоянной или временной деятельности, рассчитанной на неоднократность совершения преступных действий. Таким образом, бандитизм предполагает группу, созданную не для осуществления одного преступного действия, а для осуществления преступной деятельности.
      Бандитизмом являлась и организация банды. Организация может выражаться в подыскании и подборе соучастников, разработке планов нападений, приобретении оружия и других действий, направленных на создание устойчивой вооруженной группы.
      Банда считалась организованной с момента согласия её участников принять участие в деятельности банды, хотя бы банда не совершила еще ни одного нападения. Действия участников банды могли выразиться в сокрытии членов банды, орудий преступления, имущества, добытого преступным путем, в предоставлении средств нападения, в участии в нападениях и других действиях.
      Участие в организуемых бандой нападениях имело место в случаях, когда нападение в составе бандитской группы осуществлялось лицом, не являющимся участником банды.
      Представление орудий и средств совершения преступлений, оказание помощи иным путем банде в осуществлении ею нападения, до самого нападения лицом, которое не входило в состав банды, должно рассматриваться как пособничество бандитизму. Оказание помощи банде, в момент осуществления ею нападения, должно рассматриваться как исполнение бандитизма.
      Нападения при бандитизме могут быть совершены на государственные или общественные учреждения или предприятия. Они могут быть связаны с хищениями, повреждениями или разрушением имущества; применением насилия к работникам этих учреждений, освобождением арестованных из-под стражи и т.д. Нападения на граждан могут сопровождаться убийствами, нанесением тяжких телесных повреждений, изнасилованиями, ограблениями. Совершение всех указанных действий охватывались понятием бандитизма (нападения при бандитизме) и не требует дополнительной квалификации по статьям, предусматривающим специальную ответственность за совершение этих преступлений.
      Закон не дифференцировал ответственность членов банды в зависимости от их роли в совершенном преступлении. Все члены бандитской группы должны были отвечать за всю совокупность преступлений, совершенных бандой, осуществление которых входило в преступный план банды. В каждом конкретном случае органы следствия и суд должны были точно определить, в чем же выразилась преступная деятельность того или иного соучастника, так как это обстоятельство существенно может повлиять на назначение меры наказания.
      Субъектом бандитизма могло быть лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Лица в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, организовавшие банду, примкнувшие к ней или принявшие участие в организуемых бандой нападениях, несут уголовную ответственность только за преступления, предусмотренные ст.10 (ответственность несовершеннолетних) УК РСФСР 1960.
      Большинство из перечисленных положений, существенных для ответственности за бандитизм по кодексу 1960 г., подобным же образом раскрывались и в ранее действовавших кодексах.
      Тем не менее произошел ряд изменений. Из статьи о бандитизме исчезли такие способы совершения данного преступления как «остановки поездов и разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщения».
      В санкции статьи о бандитизме появился новый вид наказания. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1961 года «О внесении изменений и дополнений в Закон об уголовной ответственности за государственные преступления» за бандитизм в качестве дополнительной меры наказания может назначаться ссылка сроком от двух до пяти лет.
      С течением времени по разному решался вопрос о соотношении бандитизма с другими общественно-опасными деяниями, например, убийством или хищениями.
     
     Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 25 октября 1959 года «О судебной практике по делам о бандитизме» было специально отмечено, что в случае совершения во время бандитского нападения убийства, изнасилования или грабежа, содеянное должно квалифицироваться только как бандитизм, без ссылки на соответствующие статьи, предусматривающие ответственность за преступления против личности и собственности, поскольку объективная сторона бандитизма схватывает, в частности, и совершения подобных преступлений. Эта позиция Верховного Суда СССР была подтверждена в постановлении Пленума от 27 июня 1975 года «О судебной практике по делам об умышленных убийствах», где указывалось, что убийство при бандитских нападениях охватывается признаками бандитизма и дополнительной квалификации по ст.102 УК РСФСР и соответствующим статьям уголовных кодексов союзных республик не требует. Однако 22 декабря 1992 года Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» предложил квалифицировать умышленное убийство, совершенное участниками банды при нападении, по совокупности преступлений как бандитизм и умышленное убийство. Кроме того, Пленум Верховного Суда в постановлении от 27 апреля 1993 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими средствами и ядовитыми веществами» рекомендовал по совокупности преступлений квалифицировать хищения наркотических средств, совершенных бандой, по ст.ст.77 и 2241УК РСФСР.
      В силу ряда известных политических причин о бандитизме, который воспринимался как антигосударственное явление, с 50-х и до середины 80-х годов предпочитали, в основном, вспоминать в ракурсе исторического прошлого страны. А выявленные факты бандитизма рассматривались как отдельные экзотические случаи. Однако с середины 80-х годов в условиях стихийного неконтролируемого накопления капитала и слияния его с теневым капиталом, накопленным за предыдущие годы, как отмечалось в специальной литературе, привело к появлению сначала стихийных, а затем организованных форм реагирования криминальной среды в виде рэкета и других форм корыстно-насильственных преступлений, посягающих на образование класса — обладателей крупного капитала. О тенденции развития организованных преступных групп бандитской направленности свидетельствуют следующие данные: 1993 г. — 87; 1994 г. — 267; 1996 г. — 235; 1997 г. — 423; 1998 г. — 513; 1999 г. — 523 (без данных по Чечне) организованных преступных групп бандитской направленности.
      Рост бандитизма и потребности следственной судебной практики вызвали необходимость появления новых рекомендаций Верховного Суда РФ, что проявилось в принятии Пленумом Верховного Суда постановления №9 от 21 декабря 1993 года «О судебной практике по делам о бандитизме». В п.10 названного постановления предложено квалифицировать дополнительно преступные последствия бандитских нападений, образующие самостоятельный состав тяжкого преступления (ст.71 УК РСФСР).
      В ныне действующем УК 1996 года состав бандитизма определен в ст.209, содержание диспозиции которой заметно отличается от ст.77 УК РСФСР, как по терминологии, так и по числу конструктивных признаков. О значимости, придаваемой Верховным Судом РФ правильному применению ст.209 УК РФ, свидетельствует то, что первым постановлением Пленума Верховного Суда РФ, принятым после введения в действие УК РФ, стало постановление №1 «О судебной практике по делам о бандитизме» от 17 января 1997 года. Указанное постановление по подавляющему большинству позиций подтвердило преемственность ранее действовавшего постановления, хотя и было внесено ряд изменений.

Смотрите также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004